Фанфики(БЛ)

Фанфики(БЛ)

Подписчиков: 30     Сообщений: 208     Рейтинг постов: 1,500.5

В этот тег мы постим свои фанфики по Бесконечному лету.

Написал фанфик- в личку к модератору Бесконечного лета за медалькой

Фанфики(БЛ),Бесконечное лето,Soviet Games,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,Визуальные новеллы,фэндомы,технический пост

"Книголюб"-писатель фанфиков на "Бесконечное лето"
 Возможно будет переквалифицирована на общефэндомный уровень


Развернуть

Бесконечное лето Ru VN Фанфики(БЛ) Ульяна(БЛ) Алиса(БЛ) Виола(БЛ) лагерь у моря Толик(БЛ) Славя(БЛ) Юля(БЛ) ...Визуальные новеллы фэндомы 

Лагерь у моря часть 56. Рут Алисы. Фанфик закончен, спасибо ^_^ всем кто читал, комментировал, голосовал на опросах, и просто уделял внимание. Вы внесли значительный вклад.

Страница фанфика на Фикбуке




-Мы но­вый мир пос­тро­им, а кто бу­дет ме­шать - ста­нет строй­ма­тери­ала­ми!
Из ре­чи то­вари­ща Ген­ды, на ви­де­окон­фе­рен­ции ми­рово­го пра­витель­ства.



Ви­ола.



 С ис­чезно­вени­ем ле­дяной ано­малии, лю­ди на па­лубе вздох­ну­ли сво­бод­но. И не толь­ко от нер­вно­го об­легче­ния, про­бира­ющий до са­мых кос­тей хо­лод, зас­тавляв­ший су­дорож­но про­тал­ки­вать воз­дух в лег­кие – ис­чез вмес­те со ста­ту­ей. Тис­ки, да­вив­шие всем на грудь, от­пусти­ли цеп­кую хват­ку. Вмес­то них - был лас­ко­вый мор­ской бриз, лишь у са­мой кром­ки ль­да, сме­няв­ший­ся прох­ладным ту­маном. Вот толь­ко вер­нувший­ся Док, выг­ля­дел мяг­ко го­воря…стран­но.

 Вмес­то одеж­ды, в ко­торой он ис­чез, Док кра­совал­ся пот­ре­пан­ным ком­би­незо­ном с дож­де­вым пла­щом, на ли­це бы­ла мно­год­невная ще­тина, а взгляд рас­те­рян­но сколь­зил по ок­рес­тнос­тям. К ла­герю на­чали под­тя­гивать­ся пти­цы, ко­торые бла­гора­зум­но уле­тели ещё до на­чала бу­ри. Воз­ле ра­дар­ной пло­щад­ки усе­лось нес­коль­ко ча­ек, удив­ленно смот­ревших на за­мер­зшую мор­скую во­ду. В птичь­их гла­зах был не­мой воп­рос: - Лю­ди. Ка­кого хре­на?

 -Не­уже­ли, - Док ос­матри­вал­ся, буд­то не ве­рил в то, что ока­зал­ся здесь,- я до­ма. Я до­ма! ДО­МА!
 Лю­ди вок­руг ис­пу­ган­но от­пря­нули, и бы­ло от­че­го. Док воз­вы­шал­ся над все­ми на па­лубе, а ког­да он ски­нул свой дож­де­вик, я за­мети­ла: во­лосы у не­го то­же от­росли, слов­но он про­пал не на нес­коль­ко ми­нут, а как ми­нимум на па­ру ме­сяцев.
 Но са­мая уди­витель­ная ме­тамор­фо­за, про­изош­ла с ним, ког­да он уви­дел ры­жую бра­тию. Без лиш­них слов, он быс­трым ша­гом пре­одо­лел раз­де­ляв­шее их рас­сто­яние, и по­рывис­то об­нял оша­рашен­ных де­вочек. Бой­цы рас­сту­пались, да­вая до­рогу, сне­сет ведь, и не за­метит. Что­бы дос­тать до обе­их, До­ку приш­лось бух­нуть­ся на ко­лени. Боль­шие ру­ки тро­гатель­но дро­жали, при­жима­ли Али­су и Уль­ян­ку к гру­ди, неж­но, как ве­личай­шие дра­гоцен­ности. Ви­ола ви­дела, как у пар­ня пре­датель­ски заб­лесте­ли гла­за.

 -Я так сос­ку­чил­ся! – Де­воч­ки уди­вились, но всё же от­ве­тили на объ­ятия. Уль­ян­ка до­вер­чи­во под­ста­вила го­лову под ру­ку, по­ка Док гла­дил и гла­дил её во­лосы, а Али­са, мол­ча мле­ла. На еще не­дав­но обес­по­ко­ен­ном ли­це, рас­цве­тала до­воль­ная улыб­ка.
 -Ты нас на­пугал, - ска­зала стар­шая, го­лос у неё всё ещё дро­жал, пос­ле пе­режи­того стрес­са.
 -Да, - под­держа­ла её Уль­яна, шмыг­нув крас­ным но­сиком, - от­ку­да у те­бя бо­рода, что во­об­ще про­ис­хо­дит? Я ви­дела дра­кона, я точ­но ви­дела дра­кона!
 Ви­оле бы­ло бы за­бав­но смот­реть на это: зас­тывшие в не­реши­тель­нос­ти сол­да­ты, ко­торые прош­ли огонь и во­ду, и две ры­жие де­воч­ки, сов­сем не ис­пы­тыва­ющие стра­ха. Те­перь, ког­да их друг был ря­дом.

 -ДОК! ТЫ, СА­МЫЙ БОЛЬ­ШОЙ ИДИ­ОТ КО­ТОРО­ГО Я ТОЛЬ­КО ВИ­ДЕЛА! – Раз­дался го­лос с па­лубы, боль­ше по­хожий на рас­сержен­ное ко­шачье ши­пение.
 -Юля, - об­ра­тилась мед­сес­тра к не­видим­ке, - не пу­гай мо­их ре­бят.
 Бой­цы бы­ли не лы­ком ши­ты, но ког­да по па­лубе шле­па­ет но­гами и за­выва­ет бла­гим ма­том не­види­мая ано­малия, обос­но­ван­но нер­вни­чали. Ос­тавши­еся в руб­ке свя­зис­ты, об­ме­нива­лись ин­форма­ци­ей с ана­лити­ками.
 -Он ус­ко­рил­ся! – Об­ви­ня­юще мя­ук­ну­ла пус­то­та спра­ва от До­ка. – В мо­ем пор­та­ле!
 -И ты­сячу раз об этом по­жалел, - пе­чаль­но вы­дох­нул Док. Про­тяги­вая ру­ку и дви­гая её ту­да-сю­да. Ви­ола до­гада­лась, что не­види­мая им Юля, то­же по­луча­ет свою пор­цию лас­ки. – Ме­ня поб­ро­сало по столь­ким ми­рам, ки­са, уже и не ду­мал, что смо­гу вер­нуть­ся. Но, вза­мен я мно­гому на­учил­ся. Ты да­же не пред­став­ля­ешь Юля, что я сей­час мо­гу.

 -Эмм…Док,– роб­ко по­дала го­лос Али­са, - мо­жет, уже от­пустишь нас?
 Ры­жие бы­ли вов­се не про­тив та­ких об­ни­машек, вот толь­ко стар­шую, за­мет­но сму­щало вни­мание ок­ру­жа­ющих. С со­жале­ни­ем, но Док вре­мен­но отс­тра­нил­ся, ос­матри­вая по­лураз­ру­шен­ный ла­герь, и за­леде­нев­шую во­ду, и пок­ры­тый плас­ти­нами не­под­вижный хвост, ко­торый тор­чал из-под ай­сбер­га.
 -Слов­но ми­нуту толь­ко тут не был, - за­дум­чи­во про­бор­мо­тал он под нос, и гля­нул на ча­сы, ви­сев­шие в руб­ке. - Вре­мя, уди­витель­ная шту­ка.
 -Ви­ола, де­воч­ки, на­ше бо­евое прик­ры­тие… - на­чал пе­речис­лять Док гром­ким го­лосом, сей­час стоя в пол­ный рост, кол­ле­га про­из­во­дил силь­ное впе­чат­ле­ние. Пле­чи рас­прав­ле­ны, ка­рие гла­за смот­рят пря­мо, ни на­мека на бы­лую рас­те­рян­ность. – Мо­жете мне не ве­рить, но я ви­дел из­нанку на­шего ми­ра, ви­дел свя­зи, что дер­жат его – со­бирая во­еди­но. Чувс­тво­вал ды­хание, да­ру­ющее все­лен­ной жизнь.
 - Ви­дел мно­жес­тво ми­ров, - он вдруг за­думал­ся, под­би­рая сло­ва. Док был серь­езен, как ни­ког­да,- я ви­дел бу­дущее, и оно мне не пон­ра­вилось. Так что, с это­го мо­мен­та, при­дет­ся при­нять в его ста­нов­ле­нии лич­ное учас­тие.
 -А не слиш­ком у те­бя ам­би­ции заш­ка­лило? – Спро­сил его се­дой. Ры­жики удив­ленно смот­ре­ли на дру­га и лю­бимо­го че­лове­ка в од­ном фла­коне. Где то в сто­роне, от­па­ива­ли го­рячим ча­ем и ук­ры­вали оде­яла­ми Ле­ну, де­воч­ка на­тер­пе­лась стра­ху и ос­но­ватель­но под­мер­зла.

 Вмес­то от­ве­та, Док прос­то раз­вел ру­ками в сто­роны, а за­тем под­нял их к не­бу. Про­изо­шед­шее сле­дом, зас­та­вило ос­толбе­неть всех на па­лубе. Юля, ко­торую я так и не ви­дела, не­доволь­но вор­ча­ла. Ана­лити­ки ис­пы­тыва­ли нас­то­ящий эк­стаз, а бой­цы - прос­то наб­лю­дали. Из-за спи­ны до­ка по­яви­лись две змеи, ри­сунок слов­но ожил и по­кинул те­ло хо­зя­ина, об­ре­тая объ­ем. Чер­ная змея с бе­лыми гла­зами, и бе­лая с чер­ны­ми гла­зами, об­ви­лись вок­руг его рук, од­новре­мен­но от­кры­вая пас­ти навс­тре­чу друг дру­гу. Кэп за­мет­но струх­нул, страх пе­ред реп­ти­ли­ями проч­но уг­нездил­ся в его соз­на­нии.
 По объ­ем­но­му ри­сун­ку, прош­лась лег­кая рябь, и он сме­нил цвет. Слов­но бе­зум­ный ху­дож­ник, от­ре­зал ку­сочек звез­дно­го не­ба, и при­дал ему фор­му двух змей – имен­но та­кого цве­та, ста­ла ано­малия До­ка.
 Меж­ду зме­ями, что-то свер­кну­ло, и во все сто­роны от зас­тывше­го че­лове­ка, хлы­нул гус­той ту­ман. Аб­со­лют­ная чер­но­та, в ко­торой свер­ка­ло мно­жес­тво бли­ков – на­поми­ная кос­ми­чес­кую ту­ман­ность. Па­луба дер­ну­лась и зад­ро­жала, в то вре­мя как за бор­том та­ял на гла­зах лёд, прев­ра­ща­ясь в обыч­ную во­ду. Лин­кор ос­во­бодил­ся от ско­вав­ших его тонн за­мер­зшей во­ды, мо­ре сно­ва ста­ло жид­ким, ка­ким ему и по­ложе­но быть. Ког­да ту­ман дос­тал до ла­геря, Ви­ола не по­вери­ла сво­им гла­зам. Да и дру­гие, наб­лю­дав­шие за этим, бы­ли, мяг­ко го­воря, в шо­ке.

 Буд­то кто-то на­жал на об­ратную пе­ремот­ку пле­ера. Зда­ния, зем­ля, де­ревья: всё воз­вра­щалось к пер­во­началь­но­му ви­ду, слов­но и не бы­ло тут стол­кно­вения ано­малий. На гла­зах, кус­ки бе­тона, би­того стек­ла, и про­чего стро­итель­но­го му­сора, прев­ра­щались об­ратно в до­ма. Прос­то взле­тали в воз­дух, и со­бира­лись во­еди­но, по­пут­но вос­ста­нав­ли­вая бы­лую фор­му. Из­ры­тая и ис­терзан­ная зем­ля, за­тяги­валась тра­вой – буд­то ра­на ко­жей. Че­рез ми­нуту, ни­чего не на­поми­нало о слу­чив­шемся, кро­ме ог­ромно­го не­под­вижно­го те­ла Ку­куль­ка­на. Да­же ле­дяная го­ра, и та бес­след­но ис­па­рилась. За­тем змей­ки вер­ну­ли се­бе из­на­чаль­ный цвет, и ныр­ну­ли об­ратно в те­ло хо­зя­ина.
 -Это, - Ви­ола не мог­ла по­доб­рать сло­ва, она ви­дела мно­го ано­малий, чи­тала про них ещё боль­ше. Но та­кое…Толь­ко что, она ви­дела как из ру­ин вос­ста­нови­ли ла­герь, раз­ме­ром с не­боль­шой го­родок. - Пот­ря­са­юще!
 Ры­жая бра­тия то­же бы­ли впе­чат­ле­ны, а в на­уш­ни­ках вов­сю во­пили ана­лити­ки, со­бирав­ши­еся рас­та­щить ред­кую ано­малию на су­вени­ры.

 -Как же дав­но я не ел нор­маль­ную еду, - вдруг прер­вал за­тянув­ше­еся мол­ча­ние Док, до­воль­но по­тирая ру­ки, - у вас на кам­бу­зе не най­дет­ся фар­ша и спе­ций, бу­ду не прочь, сос­тря­пать нес­коль­ко де­сят­ков кот­лет.
 -У нас бо­евой ко­рабль, а не рес­то­ран, - с на­пус­кной су­ровостью ска­зал се­дой, а за­тем, ус­мехнув­шись, про­дол­жил, - ко­неч­но, у нас есть и то, и дру­гое! Не всё же сух­пай жрать, пой­ду, ска­жу эва­ку­иро­ван­ным по­варам. Пусть при­гото­вят че­го.
 -Нет! – Од­новре­мен­но вык­рикну­ли Али­са, Уль­яна, я, и да­же Ле­на. Пос­ледняя, смот­ре­ла сна­чала на ла­герь, по­том на До­ка, сно­ва на ла­герь. Да уж, при­дет­ся пот­ра­тить мно­го вре­мени на объ­яс­не­ния, под­писки о не­раз­гла­шении и не­вы­ез­де… но это по­том. Не по­нас­лышке знаю о ку­линар­ных "та­лан­тах" мес­тных от­ра­вите­лей, ко­торых по­чему-то на­зыва­ют по­вара­ми. Смеш­но бу­дет ба­наль­но тра­вануть­ся, выб­равшись поч­ти нев­ре­димы­ми из стол­кно­вения с нас­то­ящим чу­дови­щем
 -Этих к кух­не не под­пускать! – До­бавил Кэп. Од­нажды в мо­ем ка­бине­те, он не­ос­мотри­тель­но от­ве­дал ла­гер­ную го­тов­ку, и ре­шил при­нять учас­тие в пре­дот­вра­щении би­оло­гичес­кой ди­вер­сии.

 На па­лубе раз­да­лись смеш­ки, пе­рехо­дящие в на­тураль­ное ржа­ние. Пос­ле все­го пе­режи­того, нас­тро­ение стре­митель­но пол­зло вверх. Боль­ше всех ве­селил­ся Док, сно­ва схва­тив в охап­ку ры­жих, и всем ви­дом на­мекая, что со­бира­ет­ся про­вес­ти так ос­та­ток жиз­ни.

Док.



 "-МЫ ВЕР­НУ­ЛИСЬ ЧУ­ВАК! Й­ЕССС! – Ши­за был вне се­бя от счастья, как собс­твен­но, и я. Нет, из­на­чаль­но он был в вос­торге от пу­тешес­твий, но вско­ре то­же заг­рустил по де­воч­кам".
 Моя ано­малия вош­ла в ре­зонанс с пор­та­лом Юли, и дол­гое вре­мя я блуж­дал черт зна­ет где. Вне вре­мени, вне прос­транс­тва, вне са­мой ре­аль­нос­ти. Мо­жет, про­шел миг, а мо­жет це­лая веч­ность, но я на­учил­ся по­нимать это мес­то. Да­же от­кры­вал пор­та­лы в дру­гие ми­ры, ано­малия по­мога­ла и в этом. Сей­час, вспо­миная все прик­лю­чения, яс­но бы­ло од­но – всё это вре­мя, си­лы мне при­дава­ло же­лание. Же­лание сно­ва уви­деть эти две ры­жие мось­ки. Али­са. Я всё пре­одо­лел, про­шел путь до кон­ца, и вер­нулся к те­бе. Хо­тя нет, это не ко­нец. Это толь­ко на­чало, на­чало дол­гой и счас­тли­вой жиз­ни, с де­вуш­кой, ко­торую я люб­лю!

Эпи­лог.



 -Вста­вай! Вста­вай! – Тол­ка­ли ма­лень­кие, но нас­той­чи­вые руч­ки. Де­лать не­чего, приш­лось от­крыть гла­за. Эх, а я так слад­ко спал.
 На мою кро­вать заб­ра­лась Уль­яна, и це­ленап­равлен­но рас­талки­вала ме­ня, пы­та­ясь вы­тащить из теп­лой пос­те­ли в боль­шой и жес­то­кий мир. Взгляд у неё был сон­ный, а во­лосы рас­тре­пан­ные. По­нят­но. Са­ма толь­ко что прос­ну­лась, и ме­ня сра­зу бу­дить? Сей­час. Вра­гу не сда­ет­ся наш гор­дый «Ва­ряг»! Поп­лотнее за­кутав­шись в сши­тое на за­каз оде­яло (дру­гие ме­ня прос­то не нак­ры­вали), я при­кинул­ся ве­тошью.
 -Я так не иг­раю. – На­дулась мел­кая. Хо­тя, ка­кая она те­перь мел­кая, уже год про­шел, пос­ле встре­чи в ла­гере. Де­воч­ка нем­но­го под­росла, прев­ра­тилась в мо­лодую де­вуш­ку, пос­те­пен­но при­об­ре­тая при­ят­ные ок­руглос­ти, но, ни­чуть не рас­те­ряла свой дет­ский за­дор. Иног­да я всё-та­ки ду­мал, что в неё вжив­лен как ми­нимум ядер­ный ре­ак­тор! Уль­яна при­еха­ла к нам с Али­сой в гос­ти, и вот уже два ме­сяца ле­та не да­вала мне нор­маль­но спать. То на ро­ликах уве­дут ка­тать­ся, то в ак­ва­парк, то прос­то по­гулять.

 Сра­зу пос­ле ла­гер­ных со­бытий, я заб­рал Али­су к се­бе. Ор­га­низа­ция по­мог­ла ут­рясти все до­кумен­ты. Ну, не сов­сем к се­бе. Ста­рую мою квар­ти­ру приш­лось ос­та­вить, пе­реб­равшись бли­же к югу. Здесь ор­га­низа­ция вы­дели­ла нам це­лый особ­няк.
 "-Ещё бы! – Фыр­кнул Ши­за. – Да мы па­шем как ар­мия ра­бов!"
 Ну, тут он был прав. В ор­га­низа­ции, я за­нимал не пос­леднюю роль. Час­тично мы выш­ли из те­ни, и на­чали за­щищать лю­дей не толь­ко от сверхъ­ес­тес­твен­ных опас­ностей. По­топы, цу­нами и тор­на­до: слу­ча­ют­ся не каж­дый день, а вот кри­зисы и спад со­ци­аль­ных ус­ло­вий, увы, пер­ма­нен­тны. Ор­га­низа­ция взя­ла в обо­рот ми­ровую эко­номи­ку, по­лити­ку, на­уку и ме­дици­ну. Пос­ле то­го, как я в ли­цах рас­пи­сал ана­лити­кам, ЧТО ждет наш мир, они друж­но под­держа­ли мои на­чина­ния и…наз­на­чили за это от­ветс­твен­ным. Ини­ци­ати­ва, как го­ворит­ся, на­казу­ема.

 Ра­боты бы­ло мо­ре, Али­са то­же усер­дно за­нима­лась, раз­ви­вая му­зыкаль­ный та­лант, и ви­делись мы толь­ко по ве­черам. Они с Ми­ку да­же гас­тро­лиро­вали, па­ру раз, по ми­ру, в соп­ро­вож­де­нии Яма­ды.
 "-За­то ве­чером…ммм, - меч­та­тель­но про­тянул внут­ренний я".
 Жизнь с Али­сой, в од­ном до­ме – бы­ла вер­хом меч­та­ний. Ког­да те­бя ждет та­кая де­вуш­ка, мож­но стер­петь и раб­ский труд. Осо­бен­но при­ят­но ви­деть, как пос­те­пен­но ме­ня­ет­ся мир. Уто­пия, ко­неч­но, не нас­ту­пила, но жизнь ста­ла нам­но­го луч­ше. Да­же в Рос­сии! Уже по­каза­тель.
Ког­да уме­ешь от­кры­вать пор­тал в лю­бую точ­ку ми­ра, воп­рос о том, как про­вес­ти ве­чер – де­ло вку­са. Мно­го раз мы встре­чали за­кат, си­дя в го­рах у кос­тра, по­ка над пы­ла­ющи­ми уг­ля­ми жа­рил­ся зе­фир или сар­дель­ки. Ещё ча­ще на бе­регу мо­ря или да­же оке­ана, где Али­са очень лю­била иг­рать на ги­таре, удоб­но ус­тро­ив­шись у ме­ня на ко­ленях. Пос­леднее вре­мя, кам­па­нию нам сос­тавля­ли Уль­яна, и ре­же Юля. Ушас­тая про­дол­жа­ла со­вать свой нос во все ин­те­рес­ные ре­аль­нос­ти, и бы­ла на ред­кость за­нятой осо­бой (хо­тя Ши­за по­гова­ривал, что она на­чала вы­ращи­вать стран­ные гри­бы, и по­лови­на ми­ров ей прос­то при­виде­лось…). Я же из на­шего род­но­го – боль­ше ни но­гой, хва­тит с ме­ня прик­лю­чений!
 -Док, ес­ли ты не вста­нешь, я, я… - Уль­яна за­дума­лась, те­ребя край мо­ей май­ки, в ко­торой бы­ла с прош­лой но­чи. Мел­кая прис­трас­ти­лась ис­поль­зо­вать их как ноч­нушки. – О. При­дума­ла. Я поп­ро­шу Али­су при­гото­вить зав­трак. Она как раз за­кон­чи­ла при­нимать душ.
 -Нет, ты это­го не сде­ла­ешь! – В прит­ворном ужа­се вос­клик­нул я. Хо­тя пос­леднее вре­мя моя де­вуш­ка го­тови­ла всё луч­ше. По­нача­лу, ры­жей бы­ло страш­но до­верить да­же ва­рить пель­ме­ни.

 В ак­компа­немент к на­зой­ли­вой Уль­яне, заз­во­нил те­лефон. Уви­дев на эк­ра­не но­мер Ви­олы, приш­лось под­нять труб­ку.
 -Доб­рое ут­ро, Док. – Проз­ву­чал став­ший при­выч­ным том­ный го­лос кол­ле­ги. Сколь­ко раз он вы­рывал ме­ня из мир­но­го су­щес­тво­вания, по­сылая то по­могать с ано­мали­ями, то с ка­тас­тро­фами. – Всё го­тово!
 Сон сме­ло, мгно­вен­но! Се­год­ня же та са­мая да­та, се­год­ня, про­ект над ко­торым я ра­ботал поч­ти год, на­конец за­вер­шен.
 Спус­тя час, мы: я, Уль­яна и Али­са – сто­яли в гос­ти­ной, при пол­ном па­раде. Лег­кий бар­дак, ко­торый при­ехал в гос­ти вмес­те с мел­кой, при­давал сей­час да­же ка­кой-то…у­ют что ли. Раз­бро­сан­ная одеж­да и му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты, ва­лялись вез­де! По­лови­ну я да­же не знал, ког­да толь­ко на­тащи­ли. Уль­яна со­бира­лась стать вос­пи­тате­лем, Уль­яна – вос­пи­татель! Али­са, как уз­на­ла, хо­хота­ла не­делю.
 -Смей­ся, смей­ся, - вор­ча­ла ры­жик, - вот уви­дишь, я ста­ну луч­шей, а ле­том, бу­ду во­жатой в ла­герях.
  "-Зна­ешь чу­вак, - серь­ез­но ска­зал Ши­за, - она бу­дет офи­ген­ной во­жатой!".
 -По­еха­ли? – Спро­сил я, про­тяги­вая ру­ки сво­ей лю­бимой, и на­шей об­щей под­ру­ге. Мои пор­та­лы от­ли­чались от тех, ко­торые от­кры­ва­ет Юля, они бы­ли зо­лотис­то­го цве­та, как сол­нечные зай­чи­ки, и, что са­мое глав­ное, аб­со­лют­но бе­зопас­ны. Пер­вой в пор­тал шаг­ну­ла Али­са, кра­совав­ша­яся лег­кой оран­же­вой коф­точкой, а за ней пош­ли мы с Уль­яной. Как и я, мел­кая от­пра­вилась в джин­сах и май­ке. На фо­не царс­твен­ной Али­сы, мы оба, выг­ля­дели соп­ро­вож­де­ни­ем. Имен­но се­год­ня, им­пуль­сив­ная на­тура Два­чев­ской ре­шила по­быть прин­цессой. Да ра­ди бо­га, я толь­ко рад.

 Мы ока­зались в цен­тре ла­геря, но не то­го, в ко­тором поз­на­коми­лись. Я пос­тро­ил свой, свой ла­герь! Тот, ко­торый ви­дел во сне мно­жес­тво раз, тот – что был мо­ей меч­той. Боль­шую часть не­малень­ко­го ок­ла­да, я вло­жил сю­да, а ор­га­низа­ция, обес­пе­чила луч­ши­ми стро­ите­лями и ре­сур­са­ми. В жи­вопис­ное мес­то, ря­дом с ре­кой и озе­ром, бы­ли ак­ку­рат­но до­бав­ле­ны не­боль­шие до­мики, рас­счи­тан­ные на двух че­ловек. Сто­ловая, му­зыкаль­ный клуб, зда­ния ад­ми­нис­тра­ции, скла­ды, спорт­пло­щад­ка: и ещё ку­ча все­го! И са­мое глав­ное, пос­тро­ено по прин­ци­пу на­имень­ше­го вме­шатель­ства, толь­ко па­ру де­ревь­ев сру­били, и осу­шили не­боль­шое бо­лото. В ос­таль­ном, при­роду не тро­гали. Ни­како­го плас­ти­ка, толь­ко де­рево, стек­ло, ас­фальт и ка­мень. В по­рыве вдох­но­вения, я до­бавил в про­ект да­же не­боль­шую де­ревян­ную ба­ню.
 На пло­щад­ке нас уже жда­ли. В те­ни, на ска­мей­ке, си­дели Ви­ола и Сла­вя. Блон­ди­ноч­ка лег­ко втя­нулась в ра­боту ор­га­низа­ции. Пос­ле то­го, как она по­каза­ла се­бя мо­лод­цом в кри­тичес­кой си­ту­ации, Ви­ола быс­трень­ко заб­ра­ла пер­спек­тивную де­вуш­ку лич­ным по­мощ­ни­ком. Сей­час Сла­вя, став­шая за год ещё кра­ше, воз­глав­ля­ла от­дел по спа­сению лю­дей при чрез­вы­чай­ных си­ту­аци­ях.
 Бли­ки ут­ренне­го сол­нца, про­бивав­ши­еся сквозь кро­ны де­ревь­ев, иг­ра­ли на её во­лосах, от­че­го те ста­ли по­хожи­ми на рас­плав­ленное зо­лото. Свет­лое платье, си­дело на ней ве­лико­леп­но, сво­бод­но оку­тывая фи­гуру спорт­смен­ки, бы­ло по­доз­ре­ние, что одень она хоть ме­шок – он не скро­ет ши­кар­ных форм воп­ло­щен­ной валь­ки­рии.

 -А вот и вы, - Сла­вя про­демонс­три­рова­ла свою бе­лос­нежную улыб­ку, - мы с Ви­олой взя­ли вы­ход­ной, что­бы пос­мотреть на сда­чу про­ек­та.
 -И как ты вы­купил это мес­то? – За­дала воп­рос Ви­ола. Со всей сво­ей ис­сле­дова­тель­ской ра­ботой, она прос­то не ус­пе­вала сле­дить ещё и за мной.
 -О, оли­гарх, ко­торый ког­да-то при­вати­зиро­вал тер­ри­торию, дол­го не хо­тел про­давать ор­га­низа­ции эту зем­лю, - От­ве­тил я, дос­та­вая из во­лос Али­сы, за­путав­ший­ся там лис­тик, - приш­лось убе­дить его лич­но. Кста­ти, тут уже сто­ял ла­герь, там, даль­ше в ле­су. Не хо­чу его сно­сить, зда­ние не вет­хое, и опас­ности не пред­став­ля­ет. Бу­дет од­ной из изю­минок, как ло­доч­ная стан­ция, нап­ри­мер. Я спе­ци­аль­но дос­тал ту­да лод­ки без мо­торов. Толь­ко вес­ла – толь­ко хар­дкор. Не­дале­ко от бе­рега есть ос­тро­ва, очень жи­вопис­ные. Вот ту­да и бу­дут пла­вать от­ды­ха­ющие, и раз­вле­чение, и за­кал­ка!

 -Док, это клас­сно, - Уль­яна ус­пе­ла об­бе­гать по­лови­ну ла­геря, яс­ные гла­за све­тились вос­торгом, - а ты возь­мешь ме­ня во­жатой?
 -Возь­мет, ку­да де­нет­ся, - приг­ро­зила мне ку­лаком её стар­шая под­ру­га, - и что это за ста­туя му­жика в оч­ках?
 Али­са ука­зала на фи­гуру вы­соко­го че­лове­ка, сто­яще­го на пос­та­мен­те пря­мо пос­ре­ди пло­щади. Вни­матель­но наб­лю­дая, за про­ис­хо­дящим сквозь оч­ки, ста­туя смут­но на­поми­нала ме­ня, раз­ве что чер­ты ли­ца – стар­ше, и рост по­ниже.
 -Нра­вит­ся? – За­дал я воп­рос. – Это мой псев­до­ним, офи­ци­аль­но, имен­но он бу­дет ос­но­вате­лем ла­геря, ему при­пишут боль­шую часть мо­их зас­луг, что­бы не све­тить До­ка все­му ми­ру. Ведь у ак­тивных де­яте­лей, есть не толь­ко друзья. Не хо­чу, чтоб ла­герь стал ми­шенью. Прав­да, ещё на­до дать ему имя, а на ум ни­чего не при­ходит.
 -Здо­рово при­дума­но, ма­ло кто из неп­росве­щен­ных зна­ет те­бя в ли­цо, - одоб­ри­ла Ви­ола, - и ты прав, лиш­ний раз луч­ше не прив­ле­кать вни­мания к это­му мес­ту, бу­дет не­хоро­шо, ес­ли тут пос­та­вят ста­тую сов­ре­мен­ной ле­ген­ды. Зря ржешь Док! Ты, прав­да, поч­ти ле­ген­да, ле­ген­да, ле-ген-да. Ген­да! Точ­но, на­зови его Ген­да.

 -Али­са, ты ко­му тут уг­ро­жа­ешь? – По­шутил я. – Вот возь­му, и уй­ду к Сла­ве, лок­ти же ку­сать бу­дешь.
 Все зас­ме­ялись, а мел­ка про­бур­ча­ла что-то вро­де: -Что сра­зу к Сла­ве то, буд­то нет дру­гих ва­ри­ан­тов…
 Хоть кух­ня по­ка и не ра­бота­ла, вви­ду от­сутс­твия по­варов, го­лод­ны­ми я де­вушек не ос­та­вил. При­гото­вив не­хит­рый обед, из имев­шихся в хо­лодиль­ни­ках скла­да кон­сервов и круп. Да­же ки­сель сва­рил, по­дав его со ль­дом. По­коле­ния рес­то­ран­но­го биз­не­са, да­вали о се­бе знать. А бли­же к ве­черу, ког­да всё бы­ло ос­мотре­но, и приз­нанно при­год­ным, Сла­вя и Ви­ола, у­еха­ли по де­лам. Ла­герь пон­ра­вил­ся всем без ис­клю­чения, что-то в нем бы­ло та­кое, ду­шев­ное.

 -Зна­ешь Али­са, - мы с ры­жей вы­ходи­ли к ос­та­нов­ке, где сто­яли во­рота, пол­ностью ско­пиро­ван­ные из сна. Ста­туи пи­оне­ров по бо­кам от вхо­да, же­лез­ные створ­ки, ещё пах­ну­щие све­жей крас­кой, чер­ный, не ус­певший пок­рыть­ся пылью ас­фальт. Бук­вы на во­ротах гла­сили «Со­вёнок».– Мы при­сутс­тву­ем при рож­де­нии чу­да. Этот ла­герь, ста­нет прек­расным мес­том, ког­да его за­пол­нит дет­ский смех. Мно­гие юные пи­оне­ры най­дут тут свою лю­бовь, вер­нут ут­ра­чен­ный азарт к жиз­ни. Во­жатых мы наш­ли, Оль­га и мой ста­рый друг то­же в де­ле, по­вара и про­чий пер­со­нал на­нят, а ох­ра­на…
 "-Кто сю­да с ме­чом при­дет, то­го сра­зу прис­тре­лим! – Ши­за на­мекал на Кэ­па и Се­дого, му­жики ре­шили уй­ти на пен­сию, и моё пред­ло­жение им пон­ра­вилось. Учить но­вое по­коле­ние, чем не смысл жиз­ни? У ла­геря бу­дут са­мые кру­тые ох­ранник и физ­рук!"
 -Точ­но, вы ведь вер­ну­ли пи­онер­ское дви­жение, Аме­рика ещё па­нико­вала, что воз­рожда­ет­ся СССР, - Улыб­ну­лась Али­са. Как же я лю­бил эту улыб­ку! Не удер­жавшись, я по­цело­вал её, нас­лажда­ясь мяг­ки­ми гу­бами и лас­ко­выми ру­ками Али­сы. За­кат дей­стви­тель­но был прек­ра­сен, в воз­ду­хе ви­тали за­пахи ле­та: тра­вы, цве­тов, и ка­кого-то ед­ва уло­вимо­го у­юта. Пти­цы из­да­вали свои пос­ледние тре­ли, го­товясь ко сну, в тра­ве стре­кота­ли свер­чки, а в воз­ду­хе тут и там, но­сились стре­козы. Ря­дом со мной сто­яла са­мая прек­расная де­вуш­ка в ми­ре. Иног­да, про­сыпа­ясь и смот­ря на по­сапы­ва­юще­го ря­дом ан­ге­ла, я не ве­рил сво­ему счастью. Крас­ное сол­нце уже скры­валось за го­ризон­том, ког­да мы с Али­сой ус­лы­шали шум мо­тора.

 На ав­то­мобиль Ви­олы не по­хоже, слиш­ком уж гром­кий звук…Из-за го­ризон­та по­казал­ся боль­шой ав­то­бус, и мед­ленно приб­ли­жал­ся к во­ротам. По за­литой за­кат­ным све­том до­роге, над ко­торой под­ни­малась рябь го­ряче­го воз­ду­ха от не ус­певше­го ос­тыть ас­фаль­та, ко­леса не спе­ша ве­ли его к нам. «Ика­рус», пас­са­жир­ский ав­то­бус экс­тра-клас­са, сво­его ро­да – па­мят­ник, дав­но ми­нув­шей эпо­хи. Он ос­та­новил­ся пря­мо нап­ро­тив вхо­да, пус­той. Во­дите­ля за ру­лем не бы­ло, да и пас­са­жиров - ноль…
 -Ав­то­бус 410? - Али­са ос­матри­вала ма­шину, осо­бое вни­мание, уде­ляя таб­личке. Зна­комая ано­малия сбро­сила мас­ки, и пред­ста­ла во всей сво­ей кра­се. – Это про не­го ты рас­ска­зывал?
 -Имен­но, - от­ве­тил я, пог­ла­живая теп­лый и чис­тый ме­талл ку­зова, ни пы­лин­ки, сра­зу вид­но что не прос­той ме­ханизм. Сей­час раз­дво­ения ре­аль­нос­тей не бы­ло, слиш­ком у на­ших ано­малий раз­ные ве­совые ка­тего­рии. Ему ме­ня не ута­щить, ес­ли ко­неч­но сам не за­хочу. – Ты то­же хо­чешь ко­го-ни­будь сю­да при­вез­ти, да? Ко­го-то оди­ноко­го, ко­му очень не­об­хо­димо теп­ло, об­ще­ние и лю­бовь?
 Ав­то­бус, на ри­тори­чес­кий воп­рос не от­ве­тил, толь­ко миг­нул па­ру раз фа­рами, и заг­лу­шил дви­гатель.
 -Лад­но, ми­лая, по­ра до­мой, вер­немся к при­бытию пер­вой сме­ны. Ло­терея на­чалась, и ко мно­гим, уже от­пра­вились пу­тев­ки в не­боль­шой рай. – На­любо­вать­ся Али­сой, за­дача поч­ти не­выпол­ни­мая. Сей­час, пос­ледние лу­чи сол­нца, прос­ве­чива­ли сквозь лег­кую ткань её одеж­ды, под­черки­вая соб­лазни­тель­ную фи­гур­ку. Об­на­жен­ная шея де­вуш­ки и её за­пах, так и ма­нили. – До­мой… хо­рошо зву­чит.

 Пос­ле то­го, как два че­лове­ка ис­чезли в зо­лотой вспыш­ке, две­ри ав­то­буса от­кры­лись, фа­ры заж­глись, и с во­дитель­ско­го крес­ла, на зем­лю не­ук­лю­же спрыг­нул до­воль­но ко­лорит­ный пер­со­наж. Нес­клад­ные чер­ты ли­ца, ма­лость да­же, от­талки­ва­ющие. Су­тулая спи­на, уз­кие пле­чи и неп­ро­пор­ци­ональ­ное те­ло. Кро­ме то­го, нес­мотря на мо­лодой воз­раст, во­дитель ав­то­буса был поч­ти лы­сым.
 -Не прав­да ли ин­те­рес­ное мес­то, - ска­зал вдруг То­лик, слов­но об­ра­ща­ясь к ко­му-то. – Не удив­ляй­ся так, я с то­бой го­ворю. Наб­лю­датель.
 -Нет, нет, не бой­ся, я не ви­жу те­бя, не знаю да­же па­рень ты, или де­вуш­ка. Ведь те­ло твоё да­леко. Чувс­твую лишь, нап­равлен­ное вни­мание. Лю­бопытс­тво. Удив­ле­ние. – То­лик про­дол­жал раз­го­вари­вать с пус­то­той. – Мо­жешь счи­тать ме­ня чок­ну­тым, но я знаю, что ты наб­лю­да­ешь за этим ми­ром уже дав­но. За­метил. Ещё там, на пло­щад­ке воз­ле об­серва­тории.

 Ве­чере­ло, на не­бе заж­глись звез­ды, иде­аль­но ви­димые в без­лунную ночь на чис­том не­бе. В воз­ду­хе мель­ка­ли мош­ки и мо­тыль­ки, прив­ле­чен­ные све­том фар. По до­роге полз боль­шой жук-но­сорог, спе­ша по сво­им де­лам. Из-за ле­са, там где под сенью де­ревь­ев бы­ло озе­ро, раз­да­вал­ся ля­гуша­чий хор. Уха­ла в кро­нах со­сен оди­нокая со­ва.
 -Ми­ри­ады ог­ней, свер­ка­ют в не­бе, за мил­ли­оны све­товых лет от мо­его ми­ра, до бли­жай­шей де­рев­ни пол дня ез­ды, - ска­зал То­лик, дос­та­вая из-под си­денья «Ика­руса» ба­ноч­ку ко­лы, и де­лая жад­ный гло­ток, - а я си­жу тут, воз­ле пос­тро­ен­но­го До­ком ла­геря, и раз­го­вари­ваю со стран­ни­ком из иной ре­аль­нос­ти. Знаю, ты ду­ма­ешь, она не­нас­то­ящая, что это, лишь строч­ки, соз­да­ющие об­раз в тво­ей го­лове.
 -Но слу­шай, - гла­за То­лика вни­матель­но смот­ре­ли вдаль, - что ес­ли и твой мир, мир – ко­торый ты счи­та­ешь «ре­аль­ным», то­же…Чей-то дол­гий, очень дол­гий и кра­соч­ный сон.
 -Да лад­но, не заг­ру­жай­ся, - То­лик улыб­нулся, сми­ная об ко­лено пус­тую бан­ку. Пос­ле че­го, пох­ло­пал по сво­ему ав­то­бусу 410. – Ес­ли за­хочешь, од­нажды за­еду и за то­бой, на твою до­лю то­же, вы­падет прик­лю­чений. А по­ка, бы­вай.

 До­воль­но хрус­тнув кос­тяшка­ми паль­цев, То­лик зап­рыгнул в ав­то­мобиль. И «Ика­рус», от­пра­вил­ся вмес­те с во­дите­лем да­леко, очень да­леко, рас­тво­рив­шись в воз­ду­хе, сто­ило ему отъ­ехать от во­рот. Ос­та­вив ла­герь в оди­ночес­тве, до­жидать­ся сво­их пи­оне­ров…

 У каж­дой ис­то­рии есть на­чало и ко­нец. У каж­дой ис­то­рии есть своя кан­ва, си­ноп­сис, со­дер­жа­ние, клю­чевые мо­мен­ты, про­логи и эпи­логи. И нет та­кой кни­ги, в ко­торой при каж­дом но­вом проч­те­нии не от­кры­вались бы ве­щи, на ко­торые рань­ше не об­ра­щал вни­мания. У каж­дой ис­то­рии есть на­чало и ко­нец. Поч­ти у каж­дой… (с)
Развернуть

Фанфики(БЛ) Алиса(БЛ) Лена(БЛ) Женя(БЛ) Шурик(БЛ) Электроник(БЛ) Семен(БЛ) Ульяна(БЛ) и другие действующие лица(БЛ) Дубликат(БЛ) ...Визуальные новеллы фэндомы Ru VN Бесконечное лето 

Дубликат, часть 6

Глава 1 http://vn.reactor.cc/post/2956175
Глава 2 http://vn.reactor.cc/post/2967240
Глава 3 http://vn.reactor.cc/post/2986030
Глава 4 http://vn.reactor.cc/post/3004497

Продолжение.

V
Дебют

Из рабочей тетради Шурика Трофимова.

«Пятый день смены.
Необычные мысли, сны и явления.
1. Опять приснился сон про полигон и маленького человечка. Рассмотрел во сне этого «человечка» и вычеркиваю его из списка загадок. Человечек похож на недоделанного робота оставленного пионерами отдыхавшими здесь до нас. Видимо во сне реализовалось мое подсознательное желание видеть этого робота функционирующим.
2. Обнаружено нештатное потребление электроэнергии. Вчера вечером, перед уходом, были обесточены все электроприборы и отключены автоматы на щитке. Сегодня утром счётчик показал расход 2 квт-ч. электроэнергии. Сыроежкин ничего не смог пояснить по этому поводу, утверждает, что ничего не включал.
3. Когда вижу кого-либо из пионеров или персонала лагеря, включая вожатую, я могу сразу сказать микс это или копия. Что значат эти слова, применительно к человеку, я не знаю.
4. Регулярно вспоминается женское имя «Яна». Твердо уверен, что у меня нет знакомых с таким именем.
План работы в кружке кибернетики на день...»

Шурик еще раз перечитал написанное и кивнул.
— Сергей, на мне сегодня пайка, а ты собираешь излучатели и приемники ультразвука. Так?
Сыроежкин только пожал плечами, все было обговорено еще вчера.
— … и, Сергей, ты говоришь, что девочки хотели поучаствовать в испытаниях прибора.
— Да, Лена и Мику. Я сказал им, что если доктор не возражает, то мы не против.
— Хорошо, тогда мнением доктора сам поинтересуйся, пожалуйста. А то девочки начнут доктору рассказывать и что-нибудь напутают.
Сыроежкин молчал. Шурик поднял голову и увидел, что тот, весь подобравшись, как охотничья собака, внимательно смотрит сквозь открытую дверь на противоположную сторону аллеи. Шурик проследил за направлением взгляда напарника. Что-то невидимое, жужжа электромоторами и иногда задевая за кусты, скрывающие заброшенное здание напротив, двигалось со скоростью пешехода, по обочине главной аллеи от перекрестка в направлении ворот.
— Уйдет ведь! — Шурик услышал шепот и увидел, как Сыроежкин вслепую шарит рукой по столу.
— Сергей, нет! Лучше понаблюдаем. Если это пришло сюда один раз, то придет и еще. И, пожалуйста, вдруг это там, за кустами, октябренок балуется?
— Ох-х-х… Да. — Небольшой трансформатор выпал из разжавшейся кисти Сыроежкина обратно на стол, глухо стукнув при этом.
— Сергей. — Шурик поправил очки и строго посмотрел на Сыроежкина. — Но, предположим, мы действительно видели то, что видели. Тогда наш долг перед наукой, описать все это. И надо обязательно указать время. Сейчас девять часов двадцать семь минут.

— Сёмк.
— Да, Рыжик?
— Хорошо. Девочки теперь знают, что они не одни. Жалко, что мы все вместе собраться не можем. Только в Шлюзе, а там мы спим. — И тут мысль Ульянки перескочила. — Сём, а ты ведь не спишь в Шлюзе. Расскажи, что ты там делаешь?
— Страдаю, Уля.
Ну как рассказать обо всем в двух словах? Рассказать, как стараешься выскочить из автобуса первым и страхуешь девочек. Видишь, как они строятся и сам борешься с желанием встать в тот же строй. Как стараешься прикоснуться ко всем пионерам, как целуешь Ульянку. А когда автобусы глушат двигатели, то над остановкой воцаряется только шаркающий звук, усиленный многократным повторением. Это спящие пионеры начинают перемещаться к воротам. Как ты идешь параллельным курсом, держа Рыжика за руку, стараясь подстроиться под ее ковыляющую походку. Как строй втягивается в ворота и ты отпускаешь руку Ульяны, оставаясь снаружи. Как ты, на прощание, пожимаешь предплечье Мику, замыкающей строй, прощаясь, в ее лице, со всеми пионерами. И как, стараясь не заглядывать в ворота, возвращаешься к остановке и там дремлешь, время от времени приходя в себя от сырости и предутреннего холода, и проверяя: далеко ли до рассвета, на месте ли автобусы, не начали ли возвращаться пионеры? Убеждаешься, что все в порядке, подкидываешь еще пару сучьев в костерок и продолжаешь ждать, пребывая в полудреме. А вокруг тебя крутятся картины вероятностных миров, с твоим и твоих близких участием. Как иногда к костру подсаживается Яна, у которой последнее время все более и более муторно в ее электронно-нейтринной душе. Кошкоробот не жалуется, но в ней все больше и больше от человека, и блики костра на алюминиевом лице и щитке закрывающем фотоматрицы вполне заменяют выражения эмоций. «Почему папа меня не видит?» — Нарушает тишину Яна. Что ей ответить? «Не положено папе», — если только. И хочется прижать к себе эту тушку, бывшую когда-то алюминиевым бидоном. Когда-нибудь Яна научится плакать. А потом начинает светлеть небо и слышно, как в автобусах заводятся двигатели, и нужно идти к воротам Шлюза и встречать своих, всматриваться в лица и пытаться понять, не подменили ли человека там, на стадионе. За Артемом не уследил, и сейчас в лагере другой Артем. Хороший парнишка, но спящий. А вот Мику перехватить удалось, но утро тогда вышло сумасшедшее, пока искал среди всех Мику всех лагерей именно нашу, и потом брал за руку и вел ее, покорную, к своему автобусу, говоря ей, спящей в обоих смыслах, какую-то ворчливо-успокоительную чушь, пока отводил «приблудную» Мику к ее автобусу. Не знаю, от Алисы заразился что-ли, но бросить своих не могу. Как все это рассказать, когда вот уже виден забор лагеря, в просветы между деревьями?
— Страдаю, Уля. Из людей нельзя делать роботов, если уж вложили в них души. А я не могу взять и отключить все. А если бы мог — побоялся бы.
— Сём. — Ульяна подождала Семена, взяла его за руку, и к воротам они подошли уже вместе. — Я не хотела, чтобы ты огорчался, прости.
— Ты то тут причем, Рыжик? Не ты же это устроила.
Лагерь встретил Семена и Ульяну тишиной и безлюдьем. Даже на клубах висел замок.
Асфальт главной аллеи уже успел раскалиться и, в колыхающемся мареве, скорее угадывались, чем были ясно различимы вдалеке фигуры бегающих между спорткомплексом и пляжем пионеров.
— И где хлеб-соль, где встречающие? Ладно Лена с Алисой, но хоть один пионер должен бегать. Уж Шурик-то должен быть на месте.
— Сёмк, напомни мне. Когда я тебе последний раз говорила, что ты тормоз?
— В день нашего знакомства, да?
— У тебя еще и склероз. Сегодня открытие купального сезона же. Ты что, Ольгу не знаешь? Наверняка все на пляже сейчас. — И, подражая интонациям вожатой, Ульяна добавила. — Мероприятие общелагерное, никаких исключений!

«Мальчики, девочки, младший отряд! Все построились и по моей команде заходим в воду! О! Вот и физруки подошли! Семен, Ульяна! Вы почти не опоздали, поэтому я почти не буду вас ругать. Забирайте себе средний отряд и отпустите уже Алису купаться! Младший отряд! Стоять! Еще накупаетесь так, что из ушей вода побежит, а в первый раз заходим в воду по моей команде и ровно на две минуты. Кто не услышит команды на выход, тот завтра останется без купания!»
«С таким голосом можно охотиться без ружья. Птицы сами падать будут. Или деревья таким голосом можно валить. Как там героиню сказки звали? Перепилиха, кажется». — Женя сидела на опушке рощицы, отделяющей пляж от лодочной станции, и страдальчески морщилась. «Зачем звали, спрашивается? Слушать эти вопли? Или…» Женя подняла глаза, чтобы глянуть на противоположный край пляжа, перехватила взгляд Сыроежкина, вздрогнула и опять зарылась носом в книгу. Пошарила левой рукой в пакете, извлекла оттуда бутылку с минералкой и пластиковый складной стаканчик. Сделала пару глотков и перелистнула страницу. Вообще-то на пляже было неплохо: лезть в воду Женю никто не заставлял и общество не навязывал. Вообще, большинство делало вид что Жени не замечает. Только Лена и Саша кивнули, но подходить не стали, хотя, как раз против их общества Женя не возражала. И Сыроежкин еще притягивал взгляд. Не хотела на него смотреть, но каждый раз, как пересекались взгляды что-то так обмирало внутри, и было так, одновременно, страшно и приятно, что Женя даже начинала злиться на обоих кибернетиков, когда Шурик отвлекал Сыроежкина и тот не бросал взглядов на Женю.
Физруки отправили в воду средний отряд и воздух заполнился криками и девчоночьим визгом. «Что за люди? Зачем так кричать?», — опять недовольно поморщилась Женя.
Официальная часть открытия купального сезона завершилась. Вожатая, окунув младший отряд, уже увела октябрят на спортплощадку. Средний отряд оказался предоставленным самому себе и устроил кучу-малу, где-то на границе воды и суши. Старший отряд, за вычетом Жени и кибернетиков, но зато с добавкой Максима и обоих физруков, затеял игру в волейбол. Рядом с заведующей библиотекой шлепнулся мячик, обдав ее ноги песком. «Так, пора закругляться, — решила Женя, — вожатая ушла, и больше меня тут никто и ничто не держит». Книжка отправилась в пакет к бутылке с минералкой, а Женя поднялась, с неожиданной грацией..
— Уходишь? — Упустивший подачу Максим прибежал за мячиком. — А может, с нами поиграешь?
Максим ждал ответа, вопросительно смотрел на Женю своими голубыми глазами невинного ангелочка и улыбался. Это предложение было так неожиданно и так нахально, что Женя чуть было не согласилась, и только осознание того, что вот она будет играть, такая неуклюжая и некрасивая, а ее будет разглядывать Сыроежкин, заставило Женю отказаться. А потом уже всплыло и подозрение, что и приглашают-то, исключительно чтобы посмеяться над ее неуклюжестью. Но все равно, отказалась Женя гораздо мягче, чем могла бы.
— Не хочу пачкать форму. Так что, без меня.
Тут Женя вспомнила про загадочные журналы, про то, что хотела допросить Максима с пристрастием — где он нашел журналы, которые напечатают только через пять лет? Но решила пока не пугать младенца и только спросила, прощаясь.
— В библиотеку-то еще зайдешь?
— Обязательно.
Женя кивнула, и, мысленно улыбаясь, пошла к себе в домик. До обеда оставалось сорок минут и открывать библиотеку смысла не было, а вот план допроса юного пионера разработать стоило.

Письмо, забытое, лежало в кармане. Когда на пляже появились довольная Ульяна и, как обычно, замороченный своими думами Сенька, Алиса взяла, протянутый Ульяной, тетрадный листок в клеточку и, засунув его в нагрудный карман рубашки накинутой на плечи, побежала сразу к старшему отряду. «Всё! А этих пионеров сами купайте, а то я с ними намучилась!» Добежала до грибка, занятого отрядом, скинула, не глядя, рубашку и побежала в воду, откуда уже махала ладошкой Мику.
На кромке воды остановилась и обвела взглядом пляж. Ольга, с секундомером в руках и свистком в зубах, готовится дать октябрятам отмашку и разрешить им залезть в воду. Семен с Ульяной построили средних лицом к воде, Семен что-то говорит им, средние хохочут в ответ, потом Ульяна отбегает к воде, а Семен отходит к левому флангу шеренги и командует: «На старт! Внимание! Марш!» Отряд срывается с места, и пионеры с визгом и хохотом несутся к воде. Даже Катька забыла что считает себя взрослой и тоже бежит в воду с визгом и хохотом. Алиса на секунду ощутила острую зависть к малолетке: самой так же с хохотом пробежать — хочется, а стеснительно, а даже вспомнить, каково это — не получается. Потому что сохраненных воспоминаний у копии — кот наплакал. «Ну и черт с ним! Зато я живу, а она еще нет! Катька, я против тебя ничего не имею, и ты тоже проснешься, но я уже живу, а ты еще нет». Алиса опять повернулась к воде, погрозила кулаком Максиму, готовящемуся пустить ладошкой веер брызг в сторону Лены и, разбежавшись, покуда глубина позволяла бежать, в скольжении вошла в воду. «Хоть Сенька и физрук, а плаваю-то я получше его», — еще подумала, а дальше уже, красивым баттерфляем, пошла к буйкам, уже ни о чем больше не думая и не видя Максима, проводившего ее восхищенным взглядом.
Купание, пляжный волейбол, обед… так часов до трех письмо и пролежало в кармане не тронутое. И только после обеда, когда Алиса завалилась в домике на койку и потянула к себе тетрадку, сложенный вчетверо листок напомнил о себе. Алиса потянула его из кармана, развернула и некоторое время просто разглядывала буквы собственного почерка.

Привет… сестренка. Раз уж Ульяны так между собой общаются, и я к тебе во сне так же обратилась, то и буду обращаться так же. Насколько я себя (тебя) знаю, ты не будешь против. Кстати, это точно был сон? Потому что нашей Ульянке и Славе снилось тоже самое. Но что-то меня не туда понесло, начинаю сначала.
Привет, сестренка! Обе Ульяны и Сенька очень хорошо о тебе отзываются, вот я и решила написать. Очень бы хотелось познакомиться лично, но Сенька бьет себя пятками в грудь, морщит верхнюю губу и качает головой. "Я, — говорит, — не уверен, что это безопасно для вас. Что одна из вас не исчезнет в течение получаса. Вы не настолько друг от друга отличаетесь, чтобы безопасно сосуществовать в одном узле. Имею, — мол, — опыт". Приходится ему верить, а жаль. А мне кажется, что мы с тобой не отражения одного и того же человека, а самостоятельные люди, просто как двойняшки. Или потомки того самого человека. Ты, конечно, поопытнее меня будешь и вон как высоко прыгнула — в помощницы вожатой (шучу), но и я не хуже. Рассказала о твоей должности Славе, а та только улыбнулась и сказала, что сочувствует тебе. Не знаю, как вы себя чувствовали, когда проснулись, а мы трое: я, Ульянка и Славя, просто в какой-то эйфории сейчас. Все, одновременно и знакомое и новое, а, главное, не знаю как у других, но у меня это чувство свободы, когда я понимаю, что могу сама построить свою жизнь, а не крутиться внутри двух недель цикла. Да, Сенька расказал мне про активную фазу, но это же не окончательный приговор, Сенька же вырвался и Ульяна ваша, надеюсь, тоже. О наших делах не пишу, они, наверное, не очень отличаются от ваших. Ульяна сказала, что на ее место в отряде вы Максима выбираете, надо будет к нашему присмотреться. Только не селите его третьим, в домик к кибернетикам — пропадет парень.
Завидую вам и сержусь на Сеньку, что он к вам сбежал (про сержусь тоже шутка), потому что новый его двойник он пока так, ни рыба ни мясо. Но хоть Сенька и сбежал к вам, он проснулся именно у нас, я надеюсь, что в этом есть и моя доля, пусть я и не понимала что делаю. Так что тоже можешь мне завидовать.
Сестренка, я очень хочу рискнуть и тебя увидеть, и, если ты не против, дай знать. Хоть через ваших Сеньку с Ульянкой дай знать, они через цикл собрались опять к нам.
Алиса.
PS. Приготовь свои детские воспоминания. Мы обязательно должны их сравнить!

Из-за открытия купального сезона работа у кибернетиков сдвинулась на послеобеденное время. Ну и Оксана пришла, ей выделили место за верстаком в углу, где она тихо, никому не мешая, вырезала из коры свой прощальный подарок Василию, иногда спрашивая помощи или совета у Электроника.
Шурик, тот весь погрузился в пайку и отключился от внешнего мира. Очень уж ему хотелось, если не приступить к настройке, то хотя бы спаять электронную часть схемы. Поэтому он сидел спиной ко всем, время от времени бормотал что-то про себя, шипел, когда пальцы хватали раскаленные после облуживания выводы радиодеталей и концы проводов, да канифольный дым все больше и больше наполнял комнату.
Когда в помещении кружка стало есть глаза Электроник не выдержал. Открыл окно, распахнул дверь, выдернул из розетки паяльник и громко объявил: «Как ответственный за технику безопасности объявляю пятнадцатиминутный перерыв на проветривание. Просьба всем выйти на улицу. Шурик, тебя это тоже касается!» Так и вышли на крыльцо все трое: Шурик, с листом миллиметровки в руках, тут же убежавший на полюбившееся ему место за зданием клубов и Сергей с Оксаной, которые никуда не пошли, а присели тут же, на крылечке.
— Оксан, а ты почему не спишь? У младшего отряда же тихий час?
— Не хочу. Подарок важнее.
— А как же распорядок? — Сергей искренне недоумевал.
— Ну, распорядок, Сережа, это…
Когда пятнадцать минут истекли, и пунктуальный Шурик появился на крыльце клубов, Оксана и Сергей все еще увлеченно беседовали. И так и продолжили разговор до самого вечера. Электроник закончил монтировать приемники и излучатели на каркас установки, Оксана оставила почти готовый корпус корабля на верстаке, дождалась Сергея и пошла с ним по главной аллее в сторону площади, продолжая что-то объяснять, иногда забегая вперед и пятясь задом, чтобы видеть лицо Сергея. После ужина Электроник у себя в домике завалился на кровать, закинул руки за голову и улыбнулся.
«"Сережа, а давай я как-будто на тихом часе?" — Хорошо им, маленьким. Даже если вожатая и обратит внимание, то скажет, что маленькая же, какой с нее спрос? Никакого. Ну а, с другой стороны, когда ей еще чем-то заниматься? Распорядок просто не предусматривает, что девочка из младшего отряда будет заниматься судомоделизмом. А у Оксаны хорошо получается. Жаль, что она сейчас свой кораблик вырежет и уйдет, славная девочка, с ней как-то веселее работается. Но вот получается, что Оксана нарушила правила, чтобы сделать что-то новое. Никому же раньше она кораблики не вырезала? Наверное нет. И мальчику тому никто раньше корабликов не дарил. То есть, чтобы сделать что-то новое, нужно нарушить старые правила. Кстати, мы же должны были делать робота, вот и корпус для него уже готовый, и деталей куча, и в плане работы кружка у вожатой тоже робот записан. А Шурик сказал Ольге Дмитриевне, что план это не забор, чтобы вдоль него ходить. Надо будет еще поговорить с Шуриком на эту тему. Интересно, а к отношениям между людьми это можно применить?»

— Как сходили?
Сегодня за ужином у Леночки было настроение пообщаться, поэтому вопрос был задан с улыбкой и даже глядя в глаза.
— Замечательно. — Улыбнулся Семен, аккуратно перекладывая свой кусок рыбы на пустую тарелку. — Девочки, кто хочет рыбу, может не стесняться.
Лена кивнула Семену, пододвинув тарелку к себе.
— Ленка, тебе большое и даже огромное спасибо от тамошней Мику. — Ульяна включилась в беседу. — Она так и сказала: "А вашей Леночке передайте мою большую благодарность и даже огромное спасибо! Все так, как я и представляла, когда писала, и даже лучше!"
— Передавайте. — Лена с преувеличенно серьезным выражением лица протянула обе руки к Персуновым. — Передавайте, передавайте. Ребята, я конечно девушка угрюмая, но знаете, как я хочу попасть туда и посмотреть что там.
Ужин шел своим чередом. Электроник, неожиданно оказался за одним столом с тремя октябрятами из младшего отряда и о чем-то с ними оживленно беседовал. Судя по особенно мрачному выражению лица Жени, то, что Сергей отвлекается на кого-то ей явно не нравилось. Еще одна драма: Максим за одним столом с Сашей и Мику, и от их стола тоже доносится смех и оживленный разговор. Вот только недовольные взгляды на Максима кидают двое: Катя — что ожидаемо и Алиса. Нет, Максим тоже на Алису посматривает, вот они неожиданно пересеклись взглядами, покраснели и уткнулись в тарелки.
— Как интересно. Пока мы ходили туда и обратно Максим запал на пани Двачевскую?
— Ты иронизируешь, Сём. А вот Алиса подсчитала возраст своего тела и теперь комплексует по этому поводу.
— Рыжик, так большинству здесь под сорок, минимум.
— А кое-кому и сильно больше, — тихо произнесла Лена.
Подошла вожатая со стаканом чая в руках, присела четвертой за столик. Посмотрела на Семена с Ульяной, хотела что-то сказать, но передумала. Только кивнула, улыбнулась и молча ушла.
— Зря от рыбы отказался. Кажется повара научились готовить без указаний бабы Глаши.

Книжка не шла, Лена сидела на своей любимой лавочке, пыталась вчитаться и ничего не получалось. Вместо этого вспоминался разговор с Семеном и Ульяной за ужином и привет от чужой Мику: «Спасибо Мику, твою сказку я зачитаю до дыр», опять вспомнилась баба Глаша. Лена погрустнела: «Вот так умрешь, а через три дня о тебе уже никто и не помнит».
Уже стемнело. Семен, совершающий вечерний обход лагеря, на минутку подсел рядом.
— Лен, я все думал, что ты будешь делать, когда в библиотеке кончатся книги? И вот, кажется я дождался.
— Буду просить вас с Ульяной проводить меня в Шлюз и обратно. В тамошнюю библиотеку. Там, наверное, есть еще что-то.
— Знаешь, я не помню. На тот момент меня содержимое библиотеки интересовало слабо. Но можно еще пройтись по жилым корпусам… — Семен оборвал сам себя. — Лен, если пойти сейчас — там Второй. Ты выдержишь, но я не уверен, что тебе понравится увиденное. А через три дня он приедет сюда, и тебе не захочется покидать лагерь.
— Да, ты прав. Только, пожалуйста, не называй его больше Вторым. Я понимаю, что ничего обидного ты в это прозвище не вкладываешь, но не надо.
Семен глянул в глаза Лене, хотел что-то сказать, но только кивнул, дернулся, чтобы пожать предплечье, но не стал, а снова кивнул. Пожелал спокойной ночи и, махнув рукой пробегавшей мимо Ульяне, чтобы подождала, ушел к себе в спорткомплекс.
«Надо будет обязательно собраться: мне, физрукам, Алисе, может быть моему Семену. — Подумала Лена. — Собраться и поговорить о прошлом цикле. Алиса что-то знает, но молчит, несколько раз порывалась поговорить, но сама же передумывала. Персуновы тоже странно смотрели на ожоги на моих руках. А я ничего почти не помню, провал в памяти и словно обрывки сна. Но они же держали свои руки на моих плечах, отдавая мне свою силу, это точно. И я помню это, и они помнят. Сегодня Алиска на пляже положила свою ладонь мне на плечо, так мы обе вздрогнули!»
На площади появился Максим с горном под мышкой. Кивнул Лене, поставил горн на землю, повозился с металлической коробочкой, прикрепленной позавчера кибернетиками к одному из флагштоков. В громкоговорителях, развешанных на столбах, что-то зашипело, а потом зазвучал сигнал отбоя. Максим протрубил трижды, выключил усилитель, улыбнулся Лене, еще раз кивнул и убежал к домикам.
«Пора и мне умываться и спать». Лена закрыла книгу, глянула на название и вздохнула. «Завтра верну в библиотеку, незачем себя мучить».
Развернуть

Бесконечное лето Ru VN Фанфики(БЛ) лагерь у моря Алиса(БЛ) Ульяна(БЛ) Виола(БЛ) Юля(БЛ) Лена(БЛ) ...Визуальные новеллы фэндомы 

Лагерь у моря часть 55. Рут Алисы. Выбор 50/50, сочетание разных тактик.

Страница фанфика на Фикбуке
Часть 50

Часть 51

Часть 52
Часть 53

Часть 54


                                                                                 "В конце концов, мало что имеет значение. Только любовь, да. Она дает силы преодолеть всё. И без разницы, какая это любовь. К девушке, к родным, к вещам, да пусть даже к самому себе: всё едино. Нами движет - любовь". Из личного дневника товарища Генды.



Али­са.


Пос­ле рас­ста­вания с До­ком, от­ды­ха­ющих и пер­со­нал по­вели в под­вал. Ок­на ко­ридо­ров тре­щали, лам­почки мор­га­ли, а за­выва­ющий за ок­ном ве­тер до­вер­шал кар­ти­ну ма­лобюд­жетно­го филь­ма ужа­сов. Соп­ро­вож­да­ющая нас мед­сес­тра, то­же про­яв­ля­ла бес­по­кой­ство, хоть и ста­ралась дер­жать се­бя в ру­ках. Хотя какая она нафиг медсестра, вон как перед ней бегали военные. Мно­гие, осо­бен­но де­ти пом­ладше, не скры­вали слез.


В под­ва­ле нас уже жда­ли, два че­лове­ка в во­ен­ной фор­ме, что-то жи­во об­суждав­ших воз­ле про­ломан­ной сте­ны. Пря­мо за ко­торой, об­на­ружи­лась за­ранее от­кры­тая ме­тал­ли­чес­кая дверь, да­же на вид, не­ре­аль­но тя­желая.
-Ви­олет­та Цер­новна, - об­ра­тил­ся один из них к де­вуш­ке, - тут и прав­да це­лая сеть тон­не­лей! От­ку­да Док мог знать это?
-Сей­час глав­ное вы­вес­ти граж­дан­ских, - Ви­ола нах­му­рив­шись пос­мотре­ла на бой­ца, - и ра­ди бо­га, дер­жи­те язы­ки за зу­бами.


В тон­не­лях бы­ло тем­но, по­ка один из сол­дат не по­ковы­рял­ся в нас­тенном щит­ке. Что-то за­гуде­ло, и по-над сте­нами за­горе­лись ста­рые жел­тые лам­почки. Хоть и тус­кло­го, но всё же све­та, хва­тало, что­бы про­цес­сия из во­ору­жен­ных лю­дей и их по­допеч­ных, мог­ла спо­кой­но ид­ти впе­ред. Уль­яна всю до­рогу дер­жа­лась мо­лод­цом, не па­нико­вала и не пла­кала. Я же хоть и храб­ри­лась, очень бес­по­ко­илась за До­ка. Сер­дце под­ска­зыва­ло, что он в опас­ности. Пе­ред гла­зами, сто­ило их толь­ко прик­рыть, по­яв­лялся этот его про­щаль­ный взгляд. И столь­ко в нем бы­ло люб­ви и теп­ла, что я нес­мотря ни на что, пос­лу­шалась. Ко­торый уже раз, его при­сутс­твие прев­ра­щало обыч­но ер­шистую ме­ня, в прос­тую де­воч­ку. Лю­бовь – это до­верие, го­ворил кто-то там.


Ког­да мы уже прош­ли до­воль­но боль­шое рас­сто­яние, нас дог­на­ли ос­таль­ные во­ен­ные. Тя­желые зву­ки бе­га за спи­ной, сна­чала здо­рово на­пуга­ли от­ряд. Воз­дух был спер­тым и душ­ным, от­да­вая ви­тав­шей в нем мно­голет­ней пылью. Од­на­ко страш­но да­же пред­ста­вить, как бы мы выш­ли на ули­цу в та­кой шторм, не ока­жись тут этих ста­рых ка­такомб. Плит­ка на по­лу и кир­пи­чи на сте­нах, ус­пе­ли пот­рескать­ся от вре­мени, а мо­жет тут не­дос­та­точ­но гер­ме­тич­но, и внутрь по­пада­ла вла­га с по­вер­хнос­ти. Кто зна­ет? Глав­ное - это наш путь к спа­сению. По которому мы шли, побросав вещи, я с сожалением вспоминала свою гитару, на которой хотела сыграть для любимого.


-Ви, это не­веро­ят­но, он прев­ра­ти… - на­чал бы­ло рас­ска­зывать один из наг­навших нас бой­цов. Но был гру­бо прер­ван, ши­кань­ем Ви­олы.
-Не здесь, - су­рово ска­зала она, ог­ля­дывая жад­но вслу­шивав­шихся де­тей.
-Ты как? – Об­ра­тилась я к Уль­яне.
-Что-то страш­но мне, - мел­кая сдав­ленно ус­мехну­лась, - не­понят­но от­че­го, но пря­мо ко­лен­ки тря­сут­ся.


Вне­зап­но тон­нель сот­рясло, сте­ны и по­толок зад­ро­жали, щед­ро по­сыпая всех пес­ком и из­вестью. А сна­ружи, раз­дался про­низы­ва­ющий рёв. Слыш­ный да­же сю­да, он зас­тавлял сер­дце сжи­мать­ся от стра­ха. Не­похо­жий ни на од­но из­вес­тное мне жи­вот­ное, этот крик из­да­вало что-то ог­ромное, и очень, очень злое. Уль­ян­ка при­жалась ко мне, вце­пив­шись – как уто­па­ющая в круг. Всё те­ло под­ру­ги, сот­ря­сала мел­кая рожь. Про­няло да­же сол­дат, ру­ки с ору­жи­ем за­мет­но дро­жали.
-Бе­гом! – Зак­ри­чал один из во­ен­ных, тот, что с се­дыми во­лоса­ми.


Этот марш-бро­сок, Али­са, как и на­вер­ня­ка мно­гие дру­гие, за­пом­нит на всю ос­тавшу­юся жизнь. Бес­ко­неч­ный тря­сущий­ся ко­ридор, и иду­щий со всех сто­рон ярос­тный вопль, иног­да пре­рывав­ший­ся гром­ки­ми взры­вами и трес­ком. Что же тво­рит­ся там на­вер­ху!?
-Здесь! – Ука­зал на неп­ри­меча­тель­ную сталь­ную дверь в сте­не один из бой­цов. При этом он све­рял­ся с гру­бо на­рисо­ван­ной кар­той на план­ше­те.
Че­рез нес­коль­ко ми­нут, дверь бы­ла взло­мана, а мы ока­зались в дру­гом под­ва­ле. Под­нявшись на­верх, я по­няла, что от­ряд доб­рался до приб­режно­го кор­пу­са. Об этом го­вори­ли мор­ские ат­ри­буты на сте­нах, и ин­форма­ци­он­ные стен­ды. Да и пор­трет той аме­рикан­ской де­воч­ки, ви­сел толь­ко в этом мес­те.
-Ка­кого хре­на? – Удив­ленно спро­сил се­дой. И удив­лять­ся бы­ло че­му. Ве­тер прак­ти­чес­ки стих, а чер­ные об­ла­ка на не­бе, ста­ли се­рыми. Дождь всё так же шел, но без рез­ких по­рывов. Это всё весь­ма стран­но…


Кэп.
Ког­да мы выш­ли из кор­пу­са на пирс, я не по­верил сво­им гла­зам. Ку­пол, ко­торый изо­лиро­вал ла­герь – просто ис­чез.
-Не­уди­витель­но, - проз­ву­чал из на­уш­ни­ка воз­глас ана­лити­ков. – А Док, это неч­то. На­шему ле­та­юще­му крокодилу, при­ходит­ся ой как нес­ладко, он со­бира­ет все кру­пицы сил, и ему сей­час не до барь­ера. Ско­ро бу­дет кар­тинка, быс­трее на лин­кор. Мы от­пра­вим вам дан­ные со спут­ни­ка и ка­мер на квад­ро­коп­те­рах. Хо­тели ави­ацию прис­лать, но ис­тре­бите­ли без раз­ведки гу­бить не хо­чет­ся.
-А ес­ли чес­тно, - до­бавил дру­гой ана­литик, - пи­лоты просто зассали, уви­дев Ку­куль­ка­на.


Ког­да пос­ледний эва­ку­иро­вав­ший­ся че­ловек, всту­пил на па­лубу лин­ко­ра, но­сив­ше­го гор­дое, но стран­ное имя - "Об­лизни Бровь", так бы­ло на­писа­но на кор­ме. В этот са­мый мо­мент, над ла­герем взмет­ну­лось об­ла­ко пы­ли, а в нем за­мель­ка­ли ог­ромные коль­ца и крылья зме­епо­доб­но­го чу­дови­ща. Нес­коль­ко де­вочек за­виз­жа­ло, а нет, это были маль­чи­ки. Де­воч­ки прос­то, грох­ну­лись в об­мо­рок.
-Вся кон­спи­рация ко­ту под хвост! – Ви­ола выс­ка­зыва­ла всё что ду­ма­ет, ни­кого при этом не стес­ня­ясь. Она упо­мяну­ла древ­них майя, всю их род­ню, и чер­то­ву ано­малию ко­торой они пок­ло­нялись.
-Есть кар­тинка! – Раз­дался го­лос с мос­ти­ка. И все во­ен­ные бро­сились смот­реть на мо­нито­ры. По­ка спа­сен­ных лю­дей рас­са­жива­ли по ка­ютам.


Али­са.
Под шу­мок, я по­пыта­лась уз­нать, что тво­рит­ся в ла­гере, а единс­твен­ным ис­точни­ком ин­форма­ции сей­час был…
-Вам сю­да нель­зя, - ос­та­новил ме­ня, и так и не от­це­пив­шу­юся Уль­яну, се­дой. Ког­да я пы­талась прос­коль­знуть в руб­ку.
-Мож­но, - пе­реби­ла его Ви­ола, - им – мож­но. А ес­ли хо­чешь оби­деть де­вочек, с НИМ, бу­дешь раз­би­рать­ся сам.
С эти­ми сло­вами, де­вуш­ка ука­зала на эк­ран мо­нито­ра, при­ковав­ше­го вни­мание всех без ис­клю­чения. На эк­ра­не бы­ло неч­то! Кап­ли сту­чали на па­лубе и вол­нах, сте­кая тон­ки­ми струй­ка­ми по ок­нам руб­ки, а тем вре­менем боль­шой ко­рабль, всё быс­трее и быс­трее уда­лял­ся от бе­рега.


Док.
Ле­та­ющая га­дина бы­ла очень силь­на, ме­ня спа­сала толь­ко ско­рость, и то не всег­да. Боль­шим под­спорь­ем ста­ла ре­гене­рация. Сто­ило мне по­лучить ца­рапи­ну или ушиб, как она на гла­зах за­жива­ла. Спа­сибо бе­лая змей­ка, спа­сибо че­шуя.
Си­ту­ация на­каля­лась, я смог хо­рошень­ко обс­тре­лять Ку­куль­ка­на из­да­ли, пот­ра­тив все свои сна­ряды, и даже пару раз ударил правой рукой, защищенной чешуйками. В от­мес­тку, че­шуй­ча­тый пи…не очень хо­роший ящер, из­вернул­ся, за­вис­нув в воз­ду­хе от­крыл пасть, и вы­дох­нул.


Это был не огонь, что-то да­же страш­нее. Воз­дух, под чу­довищ­ным дав­ле­ни­ем выр­вавшись из ос­ка­лен­ной пас­ти, вспа­хал зем­лю на нес­коль­ко мет­ров вглубь, по­пут­но срав­няв с зем­лей сра­зу нес­коль­ко зда­ний. Тен­нисный корт, сто­ловая, и кры­тый спор­тзал: раз­ле­телись как кар­точные до­мики. В воз­дух под­ня­лось об­ла­ко из стро­итель­но­го му­сора и грун­та. Ис­поль­зуя ус­ко­рение на всю ка­туш­ку, чувс­твуя, как но­ют всё мыш­цы и кос­ти, я увер­нулся, ла­вируя меж­ду кус­ка­ми бе­тона и же­леза, по­дошел пря­мо под брю­хо низ­ко­летя­щей тва­ри. Рас­смат­ри­вал, ана­лизи­ровал, ду­мал, тщет­но вы­ис­ки­вая у­яз­ви­мое мес­то.


На плас­ти­нах и кос­тя­ной бро­не, бы­ли вид­ны ос­тавлен­ные мной пов­режде­ния. Смя­тые плас­ти­ны, из­нутри ко­торых си­яло приз­рачно-крас­ное све­чение. И ни кап­ли кро­ви!
"-Пря­мо дра­кон из рпг! И ле­та­ет, и че­шуя есть, и во­об­ще…на дракона по­хож. Ин­те­рес­но, с не­го что-ни­будь дроп­нется, ес­ли мы его за­валим? – Ска­зал внут­ренний го­лос".


-Я, спо­кой­ный че­ловек, бла­город­ной про­фес­сии, ска­чу тут, как ка­кой-то вши­вый япон­ский нин­дзя! – Прок­ри­чал я, ук­ло­ня­ясь от оче­ред­но­го вы­доха. В на­уш­ни­ке что-то про­вор­ча­ли. – Яма­да, я знаю, как это пе­рево­дит­ся, са­ма та­кая!
Ши­за был не­оце­нимым по­мощ­ни­ком. Ес­ли бы не он, ме­ня бы уже сож­ра­ли. Юля пра­ва, я не во­ин, и не ус­пе­ваю сле­дить за об­ста­нов­кой. Ус­ко­рение урав­ни­вало на­ши шан­сы, но… Те­ло не вы­дер­жи­вало его слиш­ком дол­го. Да, ано­малия ук­репля­ла ме­ня, за­щища­ла от пе­рег­ру­зок, под­сте­гива­ла ре­гене­рацию, её мощь – пот­ря­сала во­об­ра­жение. Вот толь­ко я, на­чинал сда­вать. Ус­та­лость воз­раста­ла, пе­рехо­дить в ре­жим шиф­та ста­нови­лось всё труд­нее, а ос­та­вать­ся в нем, вы­ходи­ло всё мень­ше. В этом бою, я ис­поль­зо­вал ус­ко­рение боль­ше и ча­ще, чем за всё вре­мя в ла­гере. Но всё рав­но, это­го не хва­тало.


-Мне бы ра­кето­мет, или копье на ху­дой ко­нец,- с на­тугой вды­хая бес­ценный воз­дух, про­бор­мо­тали мои гу­бы. По ли­цу сте­кала дож­де­вая во­да, впе­ремеш­ку с по­том и грязью. Блин, хо­чу как в сказ­ке, дос­тать вол­шебный меч, и пок­ро­шить га­да, при этом да­же одеж­ду не пор­вав. Но нет, мы в ре­але, тут та­кое не про­катит. И сей­час я сто­ял нап­ро­тив ос­ка­лив­ше­гося монс­тра, в изор­ванной и ис­пачкан­ной в кро­ви одеж­де. К мо­ей гор­дости, Ку­куль­кан то­же был не в вос­торге, еле-еле па­ря над зем­лей. От бы­лого жут­ко­го ве­лико­лепия, не ос­та­лось и сле­да. Пот­ре­пан­ный, гряз­ный как свинья змей. Од­но из его крыль­ев бес­силь­но сви­сало, пе­реби­тое са­мым боль­шим под­шипни­ком пря­мо у ос­но­вания сус­та­ва.


Этот мо­мент, он выб­рал, что­бы ис­пы­тать ме­ня. Впер­вые, я слы­шал, как тварь го­ворит. Длин­ный раз­дво­ен­ный язык, про­бовал влаж­ный от дож­дя воз­дух, по­ка пер­на­тый змей ста­вил уль­ти­матум.
-Твои пос­ледние сло­ва, че­ловек. Про­из­не­си их, и я по­щажу те­бя. – Го­лос Ку­куль­ка­на раз­но­сил­ся да­леко, а из при­от­кры­той пас­ти со свис­том вы­рывал­ся ве­тер. Гла­за монс­тра вни­матель­но сле­дили за мной, очень тя­желым взгля­дом. - Па­ди ниц, и слу­жи мне. Я дам те­бе всё, все, что вы смер­тные жаж­де­те. Бо­гатс­тво, власть, веч­ную мо­лодость. Слу­жи, и бу­дешь вто­рым пос­ле ме­ня!
На се­кун­ду, на ка­кую-то се­кун­ду, но я за­думал­ся, Док не свя­той па­ладин, и ни­ког­да им не был. Пред­ста­вив веч­ную жизнь, раз­де­лен­ную с Али­сой, с губ уж почти сорвалось предательское "да". Но сле­дом приш­ли на ум сло­ва Юли. Ку­куль­кан не прос­то ано­малия, он по­жира­тель душ. Пог­ло­щая че­лове­чес­кие су­ти, он ста­новит­ся силь­нее, за счет жертв дру­гих – он жи­вет. Ес­ли ко­неч­но, это мож­но наз­вать жизнью. Я пред­ста­вил, как при­ходит­ся при­носить в жер­тву ано­малии ма­лень­кую де­воч­ку.


-НЕТ, - мой кри­к сот­ряс зем­лю, став сиг­на­лом для вра­га. Боль­ше не став тра­тить на ме­ня сло­ва, он ата­ковал.
От кон­чи­ка хвос­та, к го­лове про­нес­лась боль­шая ис­кра. По кос­тя­ной бро­не за­бега­ли раз­ря­ды баг­ро­вых мол­ний, ус­тре­мив­шись к ко­роне, они соб­ра­лись в свер­ка­ющий вспо­лоха­ми баг­ро­вый шар.
-Шифт!
Мои си­лы бы­ли на ис­хо­де, да­же вре­мя не ос­та­нав­ли­валось до кон­ца. Я наб­лю­дал, как Ку­куль­кан от­ки­дыва­ет го­лову на­зад, хва­тая зу­бами плю­ющий­ся мол­ни­ями сгус­ток энер­гии. Как де­лая бро­сок, он от­прав­ля­ет этот шар в мою сто­рону. Из пос­ледних сил, я соб­рал пе­ред со­бой мно­жес­тво ва­ляв­шихся вок­руг ар­ма­тур, быв­ших частью зда­ний, и нап­ра­вил в сто­рону змея. Сто­ило от­пустить та­кой по­доб­ранный ана­лог копья, как он за­висал в воз­ду­хе, ос­три­ем к про­тив­ни­ку. Ког­да ме­тал­ли­чес­ких стер­жней меж­ду на­ми бы­ло уже с де­сяток, я ис­поль­зо­вал пос­ледний ко­зырь.


Удар­ная вол­на, пок­ров, за­щища­ющий ме­ня в ус­ко­рении, прев­ра­тил­ся в ору­жие. Нам­но­го мощ­нее, чем тог­да на пля­же, да­же за­щищен­ную че­шу­ей ко­жу, всё рав­но ра­зор­ва­ло в нес­коль­ких мес­тах. Сне­ся по пу­ти зем­лю и тра­ву, по­ток под­хва­тил ме­талл, раз­го­няя его до не­мыс­ли­мой ско­рос­ти. Под­хва­тил и шар, бро­шен­ный Ку­куль­ка­ном. И весь этот смер­то­нос­ный коктейль, об­ру­шил­ся на вра­га.
Как он за­ревел! Ме­ня от­бро­сило на­зад, ос­но­ватель­но при­ложив от­да­чей. Сил что­бы сгруп­пи­ровать­ся, боль­ше не бы­ло. Я ждал уда­ра об об­ломки, а вмес­то это­го, ме­ня пой­ма­ли лов­кие и мяг­кие ру­ки. Ак­ку­рат­но под­держав, и не поз­во­лив упасть.


В нос уда­рил за­пах, ко­торый бы­ва­ет, ког­да гла­дишь мок­рую кош­ку, заб­равшу­юся на ко­лени пос­ле дож­дя.
-Юля? - Спро­сил я. Во рту был со­лоно­ватый прив­кус кро­ви, уши гу­дели, а ко­неч­ности поч­ти не слу­шались. От­пусти она ме­ня сей­час, и здравс­твуй зем­ля, рух­ну и хрен кто под­ни­мет.
-Я же го­вори­ла, Док, - раз­дался над са­мым ухом пе­чаль­ный го­лос, так по­хожий на ти­хое мя­уканье, - мы ему не про­тив­ни­ки.
Раз­ле­пив не­пос­лушные ве­ки, я пос­мотрел впе­ред. Ку­куль­кан вы­бирал­ся из-под за­вала, по­пут­но вы­дер­ги­вая зу­бами зас­тряв­шие в нем ос­колки ар­ма­туры. Всё – че­го я до­бил­ся, это ис­кро­шил его кос­тя­ную бро­ню, ко­торая кус­ка­ми па­дала на зем­лю, об­на­жая пот­ре­пан­ные, но по­ка це­лые плас­ти­ны круп­ной че­шуи. Бро­са­емые в на­шу сто­рону взгля­ды, не су­лили ни­чего хо­роше­го.
-Бро­сай ме­ня ки­са, бро­сай и бе­ги! – В от­ча­янии пы­тал­ся крик­нуть я, но по­лучал­ся лишь ти­хий хрип. – Мне сто­ило прис­лу­шать­ся к те­бе. Прос­ти. Прос­ти.
-Как? Ты толь­ко что ме­ня наз­вал? – Юля дер­ну­ла уш­ка­ми, удив­ленно гля­дя сво­ими боль­ши­ми жел­ты­ми гла­зами. – Да­аа…точ­но…


-Мы, ему не ров­ня, - про­дол­жи­ла де­воч­ка. От теп­ла её те­ла ста­нови­лось лег­че, да и ра­ны по­тихонь­ку за­жива­ли. Вот бы и ус­та­лость прош­ла, мож­но бы­ло бы по­барах­тать­ся ещё нем­но­го. – Док. Ты мне ве­ришь?
-Да. Ве­рю. – Та­ков был мой от­вет. Уди­витель­ная, волшебная де­воч­ка, за ко­рот­кое ле­то, ста­ла мо­им до­рогим, очень до­рогим дру­гом. Я дол­жен вы­жить, пог­ла­дить ещё раз эти во­лосы, по­цело­вать Али­су, по­иг­рать с Уль­яной.
-Тог­да зак­рой гла­за, -  шеи, кос­ну­лись мяг­кие губ­ки. А за­тем, рез­кий ры­вок, по­тянул ме­ня в пус­то­ту.
-Пусть не­надол­го, но я смо­гу по­менять вас мес­та­ми, - бы­ло пос­ледним, что я ус­лы­шал, па­дая во вра­ща­ющу­юся во­рон­ку пор­та­ла. Ни­чего не вид­но, но по ко­же про­шел­ся мо­роз, буд­то ря­дом проп­лыл ай­сберг. В наш мир приш­ло су­щес­тво, ря­дом с ко­торым, Ку­куль­кан – это бе­зобид­ный птен­чик. В тот са­мый мо­мент, как пор­тал пол­ностью рас­крыл­ся, я по­нял, что дол­жен сде­лать.
-Шифт! – И мир ис­чез, ос­та­вив ме­ня в не­бытие.


Кэп.
Наб­лю­дая стол­кно­вение двух ано­малий, в ду­ше под­ни­малось стран­ное чувс­тво. Из­на­чаль­но, я меч­тал, что­бы эти два чу­дови­ща, од­но из ко­торых по не­дора­зуме­нию, не ина­че, на­зыва­ют че­лове­ком, прикончили друг дру­га. Но сей­час, за­думав­шись, я на­чал пе­режи­вать за До­ка. При­чин бы­ло нес­коль­ко. Да, этот тип пе­ребил весь мой от­ряд, но, он сде­лал это пос­ле до­зы тран­кви­лиза­тора, по­теряв кон­троль над ано­мали­ей. К то­му же, на­пали на не­го мы пер­вые. Там, на ос­та­нов­ке, он не по­уби­вал куч­ку от­ще­пен­цев. Хо­тя, по­ложа ру­ку на сер­дце, я на его мес­те не проявил бы милосердия. А сей­час, он ос­тался там один, один! Прик­ры­вая наш от­ход.
-Ви, - на­конец ка­питан при­нял ре­шение, - мы с ре­бята­ми прик­ро­ем До­ка.


Но тут со сто­роны ла­геря по­лил­ся крас­но-баг­ро­вый свет, нас­толь­ко яр­кий, что да­же мо­ре в этом си­янии, ка­залось рас­ка­лен­ной ла­вой. Ку­куль­кан зад­рал от­кры­тую пасть к не­бу, во рту у не­го би­лась ша­ровая мол­ния, ко­торую древ­ний идол швыр­нул в До­ка. Пос­ле­довав­шая за этим удар­ная вол­на, снес­ла пер­на­того де­мона к чер­тям, раз­ма­зав его о бли­жай­ший холм, пог­ре­бая под го­рой зем­ли и об­ломков зда­ний. Ос­та­точ­ный фон, зас­та­вил лин­кор зад­ро­жать. Ка­кова же си­ла это­го уда­ра, раз да­же на та­ком рас­сто­янии, зас­тавля­ет мно­готон­ную по­суди­ну, ка­чать­ся на во­де – как щеп­ку.


Ка­ким-то чу­дом Ку­куль­кан вы­жил. От­ря­хива­ясь, как ни в чем не бы­вало, он взмах­нул хвос­том, го­товясь до­бить обес­си­лев­ше­го че­лове­ка. Об­ли­ва­ясь сле­зами, за про­ис­хо­дящим на эк­ра­не, сле­дили ры­жие де­воч­ки. Млад­шая ти­хо всхли­пыва­ла, а Али­са мол­ча­ла. И это без­молвие, пол­ностью раз­би­того че­лове­ка, пугало сильнее любых истерик. Из глаз стар­шей без еди­ного зву­ка, по­током ка­тились сле­зы, оставляя на щеках влажные дорожки.
-Нет, - ти­хо шеп­та­ли не­пос­лушные гу­бы рыжей, - нет. Нет.


Ог­ромный хвост, окан­чи­ва­ющий­ся хищ­но-изог­ну­тыми ког­тя­ми, приб­ли­жал­ся к не­под­вижно­му че­лове­ку. Да, те­перь Кэп по­нимал, это че­ловек, не чу­дови­ще. Чу­дови­ща не улы­ба­ют­ся, ког­да ви­дят, как на них не­сет­ся смерть.
От­клю­чив­ший­ся в по­тасов­ке пе­редат­чик До­ка, на мгно­вение ожил. И в на­уш­ни­ках бой­цов, и из ди­нами­ков воз­ле эк­ра­на, проз­ву­чали все­го два сло­ва: - Да. Ве­рю.


Док ис­чез, в по­явив­шей­ся яр­ко-го­лубой вспыш­ке, за мгно­вение до то­го, как на не­го об­ру­шились ког­ти. Од­новре­мен­но с ним, Али­са рух­ну­ла на ко­лени, и упа­ла бы, не под­держи её подруга.
-Уве­дите их, быс­трее, ес­ли по­надо­бит­ся, вко­лите ус­по­ко­итель­ное, - Ви­ола поб­ледне­ла, но про­дол­жа­ла раз­да­вать ука­зания, - нам вы­иг­ра­ли вре­мя, по­ка Ку­куль­кан не под­нялся в воз­дух, мы дол­жны спас­ти де­тей. И нак­рой­те весь ла­герь ору­ди­ями глав­но­го ка­либ­ра. Не убь­ем, так хоть за­дер­жим. А даль­ше…


Только до­гово­рить Ви­ола не ус­пе­ла…Со сто­роны ла­геря, про­кати­лась вол­на мо­роз­но­го воз­ду­ха, нас­толь­ко хо­лод­но­го, что па­луба мгно­вен­но пок­ры­лась ине­ем. Кап­ли воды, еще ми­нуту на­зад сте­кав­шие по стек­лу, за­мер­зли. А сам дождь, мгно­вен­но прек­ра­тил­ся, буд­то вык­лю­чате­лем щел­кну­ли.


-Это что ещё та­кое. – Ска­зал се­дой, гля­дя на мо­ре. – Изо рта ста­рика, вы­рыва­лись клу­бы па­ра.
Вод­ная глядь пок­ры­валась ль­дом. От бе­рега, к са­мому мо­рю, рез­ко рас­хо­дилась вол­на об­ле­дене­ния. Мо­ре про­мер­за­ло до са­мого дна, из­да­вая гром­кий, оби­жен­ный треск. Вот лед до­шел до лин­ко­ра, и мгно­вен­но ос­та­новил его, за­ковав в хо­лод­ном пле­ну. Пос­ле­довав­ший за этим тол­чок, чуть не уро­нил всю ко­ман­ду на пол.


В цен­тре ла­геря, сто­яла ста­туя. Ста­туя вы­соко­го че­лове­ка, очень на­поми­на­ющая очер­та­ни­ями До­ка. На ней был пот­ре­пан­ный, изор­ванный бе­лый ха­лат. Вок­руг ста­туи, тор­ча­ли ле­дяные глы­бы, в ко­торых и увяз­ли ши­пы Ку­куль­ка­на. Вы­соко­чувс­тви­тель­ные ка­меры со спут­ни­ков и дро­нов, пе­реда­вали кар­тинку в зло­вещих де­талях. Хоть по­лови­на этих дро­нов уже ва­лялась, пред­став­ляя со­бой ис­ко­режен­ный и под­мер­зший ме­тал­ло­лом. Но тут, ле­дяная ста­туя за­шеве­лилась, ос­матри­вая свои ру­ки. Бы­ло вид­но, что они из крис­таль­но-проз­рачно­го ль­да, слег­ка си­яюще­го из­нутри си­ним све­том. В точ­ности как и ли­цо.


-Свя­тые угод­ни­ки, - до­нес­лось из ко­лонок. Это ана­лити­ки, по на­туре сво­ей, все по­голов­но ярые ате­ис­ты, вдруг вспом­ни­ли та­кие сло­ва. – Ло­гия. Это ано­малия-ло­гия! Мы её толь­ко в те­ории раз­би­рали, ду­мали что бу­дет, за­мени ано­малия те­ло че­лове­ка пол­ностью. Аб­со­лют­ный лед! Ма­ма Мия, вам крыш­ка! Всем, и крылатому уроду тоже.


Ку­куль­ка­ну всё это не пон­ра­вилось, он уже от­кры­вал пасть, как ста­туя мед­ленно по­вер­ну­лась к не­му. Све­тящи­еся си­ним гла­за, без те­ни эмо­ций ог­ля­дели древ­нюю тварь. Ле­дяной че­ловек под­нял вверх ру­ки, слов­но ука­зывая на не­бо, а за­тем на­рочи­то мед­ленно, на­чал их опус­кать. За его паль­ца­ми, про­тяну­лись до­рож­ки из блес­тя­щего ль­да, сфор­ми­ровав два по­луме­сяца, ко­торые он без ко­леба­ний, мет­нул в пер­на­того змея. В по­лете они уве­личи­лись, на­бирая ско­рость, и вла­гу из воз­ду­ха, а за­тем… от­секли Ку­куль­ка­ну сра­зу два кры­ла. Как нож режет масло.


Воз­дух ог­ла­сило гро­мог­ласное ши­пение, впро­чем, тут же стих­шее. Всё те­ло древ­не­го монс­тра, оку­тало ле­дяным пан­ци­рем, при­моро­зив к хол­му воз­ле ла­геря, и не да­вая да­же по­шеве­лить­ся.
-Что за треск? – Тем­но­кожий сол­дат отор­вался от эк­ра­на, что­бы взгля­нуть на не­бо. Звук шел из-за об­ла­ков.
-Как ду­ма­ете, ку­да по­дева­лась вся во­да? Еще нес­коль­ко ми­нут на­зад, тон­на­ми лив­ша­яся на зем­лю. – Вдруг ска­зала Ви­ола. И то­же пос­мотре­ла на­верх, от­кры­вая удивленно рот.


Над Ку­куль­ка­ном, пря­мо с не­бес, па­дал ай­сберг. Ог­ромная го­ра изо ль­да, нес­лась к зем­ле со ско­ростью ме­те­ори­та. Взгляд мол­ча­ливых си­них глаз, нап­равлял этот по­лет, пря­мо к ко­неч­ной це­ли. На го­лову, изо всех сил пы­та­юще­гося выр­вать­ся змея, об­ру­шились ты­сячи тонн за­мер­зшей во­ды, сми­ная её как скор­лупку. Пос­ледний раз дер­нув хвос­том, Ку­куль­кан за­тих, крас­ное си­яние по­кида­ло став­шее не­под­вижным те­ло.


-Мы спа­сены? – Удив­ленно ска­зал один из сол­дат. Но ста­туя вдруг за­шага­ла к ним, в не­под­вижных зрач­ках зас­ты­ло то же вы­раже­ние, с ка­ким она при­кон­чи­ла пер­на­того.
-Нет, мы все ум­рем, - об­ре­чен­но и как-то да­же, ве­село, ска­зал тем­но­кожий во­яка.

Старшая рыжая приходила в себя, отчасти может благодаря холодному воздуху.

-Это Док? – Спро­сила при­шед­шая в се­бя Али­са.
-Не по­хоже, - серь­ез­но от­ве­тила де­воч­ке Ви­ола. Всех на па­лубе тряс­ло от хо­лода, и чем бли­же под­хо­дила не­ведо­мая ано­малия, тем силь­нее он ста­новил­ся.


-Док это, Док, почти. - Проз­ву­чало в двер­ном про­еме. Хоть дверь и от­кры­лась, но ни­кого не бы­ло вид­но. Лишь звон­кий де­вичий го­лос, раз­но­сил­ся по вмиг умол­кшей руб­ке.
-Юля. – До­гада­лась Ви­ола.
-Нет вре­мени! – Не­доволь­но фыр­кну­ла не­видим­ка. – У вас все­го один шанс, на ко­раб­ле дол­жна быть де­вуш­ка, с фи­оле­товы­ми во­лоса­ми, не думаю что таких много. Вы­веди­те её на па­лубу, или вам ко­нец. Про­дер­жи­тесь нем­но­го, ес­ли по­лучит­ся.


Спус­тя па­ру ми­нут, на кор­ме ко­раб­ля сто­яли Ле­на, и нес­коль­ко сол­дат. Удив­ленная и ис­пу­ган­ная де­вуш­ка зяб­ко ку­талась в вы­дан­ный ей плед. Фи­оле­товые хвос­ти­ки дро­жали, в такт сво­ей хо­зяй­ке. Ано­малия тем вре­менем уже под­хо­дила к лин­ко­ру. Стре­лять в не­го бла­гора­зум­но не ста­ли, по­нимая всю бес­по­лез­ность это­го дей­ствия.
Сто­ило ста­туе взгля­нуть на де­вуш­ку, как она зас­ты­ла. В гла­зах вдруг по­яви­лись эмо­ции, удив­ле­ние, пе­чаль, ра­дость, и…боль. Ле­на от­шатну­лась, ког­да ле­дяной взгляд на­чал по­жирать её. Ледяной человек, не отрываясь смотрел в бездонные, зеленые глаза. Так смот­рят на то, что по­теря­но нав­сегда. Так при­гово­рен­ный к расс­тре­лу, вы­кури­ва­ет пос­леднюю в сво­ей жиз­ни си­гаре­ту, вы­дыхая дым в сто­рону за­ката. Так зак­лю­чен­ный, смот­рит в ок­но пос­ледний раз, по­ка гу­дят тран­сфор­ма­торы элек­три­чес­ко­го сту­ла.
-Вот. Зна­чит. Как? – Гу­бы ста­туи за­шеве­лились, а го­лос ка­залось, шел отов­сю­ду. От про­мер­зше­го мо­ря, от хо­лод­но­го воз­ду­ха, от инея на стек­лах. – Это и есть дру­гой мир. Да.
-Прос­ти. – Ска­зала ста­туя, гля­дя на дро­жащую от хо­лода и страха де­вуш­ку. А за­тем слу­чились две ве­щи, по­лых­ну­ло яр­ким све­том, и аномалия ис­чезла. На её мес­те, мол­ча сто­ял Док, с зак­ры­тыми гла­зами. А в воз­ду­хе за­мет­но очу­тились нот­ки теп­ло­го вет­ра. Лед по­кинул этот мир. Навсегда.

Развернуть

Ru VN Фанфики(БЛ) Ульяна(БЛ) Алиса(БЛ) Виола(БЛ) Толик(БЛ) Юля(БЛ) Мику(БЛ) Славя(БЛ) лагерь у моря ...Визуальные новеллы фэндомы Бесконечное лето 

Лагерь у моря часть 54. Рут Алисы.

Страница фанфика на Фикбуке
Часть 50

Часть 51

Часть 52
Часть 53

К то­му вре­мени как я доб­рался до кор­пу­са, бу­ря ра­зыг­ра­лась нас­толь­ко, что лег­ко под­ни­мала в воз­дух сред­них раз­ме­ров пред­ме­ты. Вет­ки, листья, пе­сок, му­сор: всё ви­тало в за­мыс­ло­ватом и зло­вещем тан­це. Ве­тер был нас­толь­ко силь­ным, что пе­рево­рачи­вал ска­мей­ки и ур­ны сто­ящие по-над до­рогой. Кап­ли дож­дя уже не прос­то па­дали, они в бе­шеном валь­се кру­жились в небе, ко­торое закрыли сплошные темные тучи, создав практически сумерки. Мне дви­гать­ся тру­да по­ка не сос­тавля­ло, но вот ту же Ми­ку, или Уль­яну - сне­сет и не за­метит.

Ко­ридор пер­во­го эта­жа, встре­тил ме­ня мно­гого­лосым шу­мом. Сто­ило зай­ти и зак­рыть дверь, как мно­жес­тво взгля­дов, об­ра­тились ко мне.
-По­год­ка, од­на­ко. Жуть. – Как ни в чем не бы­вало, ска­зал я, и нап­ра­вил­ся к цен­тру по­меще­ния. Там уже сто­яла Ви­олет­та, в ок­ру­жении пя­тер­ки сол­дат. Вок­руг же, рас­по­ложи­лись граж­дан­ские.

Нас­коль­ко я мог за­метить, тут был весь от­ды­ха­ющий и ра­бота­ющий пер­со­нал. По уг­лам, стай­ка­ми вок­руг во­жатых, сби­вались от­ря­ды. Все тру­сы, из чис­ла этих са­мых во­жатых, сей­час ле­жат в трав­ма­толо­гии (не без моего участия), а ос­тавши­еся в этот раз не бро­сили сво­их.
"-Ну, хоть че­му-то жизнь их на­учи­ла. – Под­ме­тил Ши­за – И, кста­ти, от­ря­ды по­пол­ни­лись в раз­ме­ре. Ви­димо ос­тавших­ся бес­хозны­ми де­тишек, прос­то рас­ки­дали по дру­гим".
Бли­же к цен­тру сто­яли по­вара, убор­щи­цы, ве­дущие круж­ков, и па­роч­ка ох­ранни­ков. Ник­то из ор­га­низа­ции не афи­широ­вал, нас­коль­ко ве­лика уг­ро­за, но страх и нап­ря­жение ощу­тимо ви­тали в воз­ду­хе. Гла­ва круж­ка ас­тро­номии, ни­кого не стес­ня­ясь от­пи­вал из бу­тыл­ки "Сто­лич­ной", ко­торую ба­юкал в дро­жащих ру­ках, и никто его не попрекал. Физ­рук бес­по­кой­но пе­реми­нал­ся с но­ги на но­гу, то и де­ло хму­ро пог­ля­дывая на во­ору­жен­ных лю­дей. Оль­га и Сла­вя, соб­ра­ли вок­руг се­бя все млад­шие от­ря­ды, и пы­тались их ус­по­ко­ить. Прав­да, тщет­но. Слиш­ком уж те бы­ли на­пуга­ны.

Об­ста­нов­ку на­каля­ла ещё и по­года. Ок­на дре­без­жа­ли, под ак­компа­немент во­юще­го вет­ра и стук тя­желых ка­пель дож­дя. Каж­дый по­рыв, ка­залось, был силь­нее пре­дыду­щего, ок­на в лю­бой мо­мент мог­ли вы­лететь из рам.
-А вот и ты, - за­мети­ла ме­ня Ви­ола и по­мани­ла ру­кой. Обыч­но иде­аль­но уло­жен­ные во­лосы де­вуш­ки, сей­час бы­ли мок­ры­ми и рас­тре­пан­ны­ми. А том­ная речь, пре­рывис­той и ка­кой-то нер­вной. - Док, у нас тут проб­ле­мы.
"-Да лад­но? – Фыр­кнул Ши­за. – А я ду­мал пикник ор­га­низо­выва­ет­ся…"
-И ка­кие кон­крет­но? – за­дал я воп­рос. По­дой­ти вплот­ную, мне ник­то не ме­шал, сол­да­ты сла­жен­но рас­сту­пились.
-Мы в ло­вуш­ке, бу­ря она… - тут Ви­ола прер­ва­лась, и про­тяну­ла мне из кар­ма­на ме­лень­кую чер­ную таб­летку, - вот, слу­шай сам.
"Таб­летка", ока­залась мик­ро­на­уш­ни­ком, ко­торый удоб­но ло­жил­ся в слу­ховой про­ход. Ка­ким-то чу­дом, он не толь­ко пе­реда­вал ка­чес­твен­ный звук, но и не ме­шал слу­шать ок­ру­жа­ющих.

-К вам не про­бить­ся! – Зву­чало в на­уш­ни­ке. Сиг­нал шел с силь­ны­ми по­меха­ми, а го­ворив­ший, су­дя по все­му, на­ходил­ся сей­час сна­ружи ка­так­лизма. – Ла­герь и тер­ри­тория на нес­коль­ко ки­ломет­ров вок­руг, как под кол­па­ком. Кол­па­ком из вра­ща­юще­гося вет­ра, кам­ней и пес­ка. По­ток нас­толь­ко мощ­ный, что бро­нет­ран­спор­тер, ко­торый мы в не­го от­пра­вили на ав­то­пило­те - рас­пи­дара­сило!
-Сколь­ко раз про­сил, го­ворить без жар­го­низ­мов. – По­мор­щился сто­ящий ря­дом, прак­ти­чес­ки се­дой сол­дат. Ви­димо та­кие вот на­уш­ни­ки, бы­ли у всех, кто учас­тво­вал в опе­рации. – Нель­зя бы­ло ска­зать прос­то, сло­мал­ся?
-При всём ува­жении, сэр, - от­ра­пор­то­вал со­бесед­ник, - сло­мал­ся, это ес­ли бы он заг­лох, или пе­ревер­нулся… А его прос­то ра­зор­ва­ло на кус­ки, как кар­тонку!
-Зна­чит мы в ло­вуш­ке, - ти­хо ска­зала мед­сес­тра под прик­ры­ти­ем, по­том пос­мотре­ла пря­мо на ме­ня, - и вы­хода от­сю­да нет.

Я по­нимал, к че­му она кло­нит, не факт, что ус­ко­рение и пок­ров спа­сут от та­кого дав­ле­ния воз­ду­ха.
-И что, да­же по во­де не выб­рать­ся? – спро­сила она.
-Нет, лин­кор то­же ока­зал­ся в ку­поле, хо­тя­яя… - Это уже от­ве­тил Кэп. Ста­рый зна­комый был бле­ден, пос­ледняя его стыч­ка с ано­мали­ей та­кой си­лы, за­кон­чи­лась пла­чев­но. – Это же не обыч­ный ко­рабль, так?
-Оби­жа­ешь, - се­дой сол­дат улыб­нулся, - он толь­ко выг­ля­дит как прос­тое суд­но. Сис­те­ма гидроизо­ляции и про­тиво­весов, сов­ре­мен­ный ре­ак­тор и ло­като­ры. Он смо­жет проп­лыть ПОД ку­полом, как под­лодка.

-Это ко­неч­но хо­рошо, - прер­вал я их раз­го­вор, - но нам ещё лю­дей эва­ку­иро­вать, вы не за­были? По та­кой сти­хии, не каж­дый сол­дат прой­дет до по­суди­ны, а в кор­пу­се ма­лень­кие де­ти.
В под­твержде­ние мо­их слов, за ок­ном раз­дался треск па­да­юще­го де­рева. Свет в зда­нии по­гас, что­бы спус­тя па­ру мгно­вений за­гуде­ли ге­нера­торы в под­собных по­меще­ни­ях, и лампочки снова загорелись. Мно­жес­тво лю­дей наб­лю­дало за на­ми, во взгля­де каж­до­го вто­рого, скво­зило не­шуточ­ное удив­ле­ние. Как мне объ­яс­ни­ли, от­ря­ды рас­сре­дото­чились по ла­герю, и ус­пе­ли эва­ку­иро­вать все кор­пу­сы на ко­рабль, до то­го, как ра­зыг­ра­лась бу­ря. Все кро­ме это­го…Он, к со­жале­нию, был са­мым уда­лен­ным от пля­жа. Эва­ку­ацию ве­ли, ни­кому и ни­чего не объ­яс­няя, ког­да на­до да­же при­меня­ли си­лу, не тра­тя дра­гоцен­ные се­кун­ды. А тут при­шел я, и чуть ли не за руч­ку с ни­ми здо­рова­юсь.

-Мы как раз ду­ма­ем над этим. Док,- от­ку­да-то из тол­пы, вы­ныр­ну­ла Яма­да. Ве­дя за со­бой Ми­ку, и ры­жую бра­тию. Уль­ян­ка, не раз­ду­мывая ни се­кун­ды, бро­силась ко мне в объ­ятия. По­тянув­ше­гося её за­дер­жать бой­ца, приг­возди­ли к зем­ле тя­желым взгля­дом Кэп и Ви­ола.
-Док, что про­ис­хо­дит? Мне страш­но. – Гла­за у мел­кой бы­ли на мок­ром мес­те, а са­ма она, дро­жала как осен­ний лис­тик на вет­ру, всем сво­им ма­лень­ким те­лом трогательно при­жав­шись ко мне, в по­ис­ках за­щиты.
-Ни­чего не бой­ся, я же здесь. - Пог­ла­дил я ры­жую ма­куш­ку, а сам на­шел гла­зами ли­цо Али­сы. Стар­шая ры­жая то­же бы­ла взвол­но­ван­на, но па­нике по­ка не под­да­валась. Ру­ки скре­щены на гру­ди, смот­рит пря­мо, в ян­тарных гла­зах – ре­шимость. Мо­лодец девочка.

Под рас­ши­рен­ные от удив­ле­ния гла­за Ви­олы, я сел по-ту­рец­ки пря­мо на по­лу. Приш­ло вре­мя по­рас­ки­нуть моз­га­ми. На­до най­ти спо­соб, бе­зопас­но доб­рать­ся до прис­та­ни. При­чем всем без ис­клю­чения! Я та­кую тол­пу не пе­рене­су, сил на всех не хва­тит, а прер­вав ус­ко­рение в сильный шторм, под­вер­гну то­го - ко­го не­су, опас­ности.
-Шифт!

Под лег­кий гул ожив­ше­го ри­сун­ка, мир за­мира­ет. Мыс­ли об­ре­та­ют крис­таль­ную чис­то­ту, ра­зум пе­реби­ра­ет мно­жес­тво ва­ри­ан­тов спа­сения. От­ки­дывая, один за дру­гим…ДУ­МАЙ! Вто­рой раз в жиз­ни, я по­чувс­тво­вал, как вос­при­ятие вы­ходит за грань воз­можнос­тей прос­то­го че­лове­ка, давая рассмотреть всё вокруг, ничего не скрывая. ДУ­МАЙ! Ла­герь пред­стал пе­редо мной с вы­соты птичь­его по­лета, каж­дое зда­ние, каж­дая стен­ка. Я ви­дел бас­сей­ны, кор­ты, до­рож­ки, объ­еди­ня­ющие всё в од­ну ин­фраструк­ту­ру. Ви­дел как на ос­та­нов­ке пе­рево­рачи­ва­ют­ся ма­шины, ка­тас­тро­фа не по­щади­ла и их. Один лишь ав­то­бус 410 сто­ял, слов­но под лег­ким дож­ди­ком. Ви­дел, как ло­ма­ют­ся де­ревья в ле­су, как лет­няя кух­ня, где я ещё не­дав­но го­товил еду, рас­сы­па­ет­ся как кар­точный до­мик. Ла­герю при­ходил ко­нец, и при­чина это­му бы­ла пря­мо над на­ми.

Зло­вещая кры­латая тварь, плы­вущая в ре­вущем, сно­сящем всё на пу­ти по­токе. Ку­куль­кан. Со вре­мени стыч­ки с Кэ­пом, он из­ме­нил­ся, и был не та­ким как на ви­де­оза­писи. Длин­ное те­ло пок­ры­вали не толь­ко сталь­но­го цве­та плас­ти­ны, оно бы­ло за­кова­но в нас­то­ящую кос­тя­ную бро­ню. Кость пок­ры­вала всё те­ло, в том чис­ле и го­лову. Буд­то змея, за­пол­зла в ске­лет дру­гой змеи, ус­тро­ив свою го­лову в нем – как в шле­ме. И те­перь, эта тварь на­поми­нала ле­та­ющий же­лез­но­дорож­ный сос­тав, уси­лен­ный эк­зоске­летом. В воз­ду­хе, чу­дови­ще дер­жа­ли шесть ог­ромных крыль­ев, за­кан­чи­ва­ющих­ся жес­тким опе­рени­ем. Вок­руг го­ловы, со све­тящи­мися в глаз­ни­цах че­репа зрач­ка­ми, свер­кал оре­ол из перь­ев, на­поми­на­ющий жут­кую ко­рону. Ку­куль­кан но­сил­ся в по­токе, сво­бод­но из­ви­ва­ясь всем те­лом. На са­мом кон­чи­ке хвос­та, тор­ча­ли изог­ну­тые ши­пы, на­поми­нав­шие три де­фор­ми­рован­ных кос­тя­ных ког­тя, раз­ме­ром с фо­нар­ный столб. Жес­то­кие гла­за, сов­сем не на­поми­нали зве­риные, уж боль­но вни­матель­ный был их взгляд. Тварь об­ла­дала ра­зумом, жаж­да кро­ви не за­тупи­ла его, а лишь нап­ра­вила в иное рус­ло. Это су­щес­тво, соз­на­тель­но заг­на­ло нас в ло­вуш­ку, из ко­торой не бы­ло спа­сения. Раз­ве толь­ко од­но…

-Со­бирай­те лю­дей, вы выд­ви­га­етесь! - Ска­зал я, под­ни­ма­ясь на но­ги. Го­лос зву­чал неп­ри­выч­но жес­тко и влас­тно. Вре­мена от­ча­ян­ные, и моя за­дача, спас­ти всех, и пле­вать что обо мне по­дума­ют.
-Как выд­ви­га­ем­ся!? – Се­дой на­тураль­но рас­сви­репел, то ли не бо­ял­ся ме­ня, то ли прос­то свое по­жил и ему уже по­фиг. – Ты на ули­цу выг­ля­дывал? Я сво­их ре­бят, гро­бить не бу­ду!
Сол­да­ты взвол­но­ван­но за­гомо­нили, Кэп про­верил как си­дит его пис­то­лет в ко­буре, а Ви­ола смот­ре­ла на ме­ня как-то стран­но.
-Мы не мо­жем прой­ти по ла­герю, - про­дол­жил я, за­мечая, что каж­дый в вес­ти­бюле смот­рит на ме­ня, - но мы мо­жем прой­ти ПОД ним. Все кор­пу­са, свя­зан­ны меж­ду со­бой под­земны­ми пе­рехо­дами, со­еди­ня­ющи­ми их с бом­бо­убе­жищем. В со­вет­ское вре­мя, о за­щите де­тей ду­мали не абы как.

-Здесь нет ни­каких под­земных ком­му­ника­ций, - Ви­ола дос­та­ла план­шет с кар­той ла­геря и при­лежа­щих тер­ри­торий, - вот, сам смот­ри.
-Да­вай сю­да, - я заб­рал гад­жет, и на­рисо­вал кар­ту ком­му­ника­ций, ко­торую ви­дел с по­мощью ано­малии. А за­тем ткнул паль­цем в учас­ток под­ва­ла. - Вот, тут пробь­ете сте­ну, и по­паде­те как раз в тон­нель. До­бере­тесь до приб­режно­го кор­пу­са, а там до ва­шего вол­шебно­го ко­раб­ли­ка – ру­кой по­дать. Не волнуйтесь, я не их видел, и не ошибаюсь. Переходы есть.

-А ты? – Раз­дался го­лос Али­сы. Де­воч­ка смот­ре­ла пря­мо на ме­ня, и впер­вые, я на­рушил обе­щание. Сол­гал. – А я, сра­зу за ва­ми.
-Что ты за­думал? – Кэп по­дошел ко мне, и спро­сил в лоб, шепотом, чтоб посторонние не услышали. Гля­дя вслед па­роч­ке бой­цов, от­пра­вив­шихся про­бивать вход в под­земку, он молча ждал ответа.
-Ку­куль­кан не ста­нет смот­реть, как его до­быча убе­га­ет, - спо­кой­но встре­тил я су­ровый взгляд. – К то­му же этот ку­пол, соз­дан лич­но им. Без тру­да раз­ве­яв его, он от­пра­вит­ся в по­гоню. Ес­ли толь­ко не бу­дет за­нят.
-Это бе­зумие! – Проз­ву­чало в на­уш­ни­ках. – От­дел ана­лити­ков на свя­зи! Док, нель­зя что­бы он те­бя сож­рал. Ку­куль­кан…
-Пи­та­ет­ся ду­шами тех, ко­го уби­ва­ет. Я знаю. У меня свои осведомители. – Прер­вал я не­види­мого со­бесед­ни­ка, не став уточнять о милом хвостатом источнике инормации. А удоб­ная шту­ка, ин­те­рес­но, ку­да в на­уш­ник вмон­ти­рован мик­ро­фон? – Бу­ду мак­си­маль­но ос­то­рожен. Раз вы ана­лити­ки, то дол­жны по­нимать, это единс­твен­ный вы­ход. Сол­да­ты, во­жатые, де­ти, все дол­жны се­год­ня вы­жить!
"-Кро­ме вон то­го пар­ня, - об­ра­тил мой вни­мание Ши­за на тем­но­коже­го бой­ца, ко­торый нап­равлял де­тей в ко­ридор к под­ва­лу, - чер­ные в та­ких по­тасов­ках ге­ро­ичес­ки по­гиба­ют".
И где он та­кое слы­шал?

Гля­дя на ре­де­ющий по­ток лю­дей, по­чему-то ста­ло грус­тно. Уви­жу ли я их ещё? Про­тив­ник и прав­да, что-то зап­ре­дель­ное. Хва­тит ли сил? Сра­зить­ся с Ку­куль­ка­ном при­дет­ся, ина­че он на­падет на ос­таль­ных. Как бы ни хо­телось, а это­го не из­бе­жать.
-Док. – Проз­ву­чал над ухом чис­тый го­лос, его бе­локу­рая об­ла­датель­ни­ца как всег­да сох­ра­няла са­мо­об­ла­дание. Сла­вя. По­рази­тель­ная де­вуш­ка, она на­рав­не с сол­да­тами, по­мога­ла эва­ку­ации. Де­тиш­ки млад­ших от­ря­дов хо­дили за ней стай­кой. Да­же бой­цы, смот­ре­ли на сос­ре­дото­чен­ную де­вуш­ку с одоб­ре­ни­ем. – Ты. В об­щем, будь ос­то­рожен.
Она пос­мотре­ла на ме­ня, на сол­дат и Ви­олу. И соб­рав ме­люз­гу, по­кину­ла вес­ти­бюль.
-Не­обыч­ная ба­рыш­ня, - вос­хи­щен­но цок­ну­ла ей вслед Ви­ола, - слы­шала, ко­неч­но, что ей по­ручи­ли аж два от­ря­да. Ну, тех, ко­торые не дос­чи­тались во­жатых по тво­ей ми­лос­ти. Но та­кая от­ветс­твен­ность, соб­ранность…На­до к ней приг­ля­деть­ся. Вый­дет неп­ло­хой агент ор­га­низа­ции.
-А что?! – Вос­клик­ну­ла она, за­метив мой взгляд. – Зна­ешь, ка­кой у нас де­фицит хороших кад­ров?

Со­бытия нес­лись вскачь, как в ка­ком-то не­лепом сне. Все дер­ганные, спе­шат, еле соб­лю­дая по­рядок. Каж­дый про­ник­ся серь­ез­ностью си­ту­ации.
-Кста­ти, а где То­лик из пя­того от­ря­да, не ви­дел, что­бы он спус­кался, - спро­сил я у оша­лев­шей от про­ис­хо­дяще­го, и нем­но­го рас­те­рян­ной Оль­ги Дмит­ри­ев­ны. – Ну, та­кой не­люди­мый па­рень, нем­но­го пол­ный и лы­се­ющий. Эва­ку­иро­вать на­до всех. Это очень важ­но.
-Что с то­бой се­год­ня? – Оля смот­ре­ла на ме­ня, слов­но впер­вые уви­дела. – По­чему все эти лю­ди прис­лу­шива­ют­ся к те­бе? И Док. В пя­том от­ря­де толь­ко де­воч­ки, по тво­ему опи­санию я ни­кого не знаю.
Слов­но щел­кну­ла пру­жин­ка в моз­гу, и ещё од­на де­таль это­го ла­геря, ста­ла на своё мес­то. То­лика не иг­но­риро­вали, его НЕ ВИ­ДЕЛИ! Точ­но так же, как од­ну сим­па­тич­ную хвос­та­тую осо­бу. Ес­ли он с Юлей, од­но­го по­ля яго­ды, то мо­жет о се­бе по­забо­тит­ся.
"-А мне еще ка­залось стран­ным, что Ми­ку не поб­ла­года­рила его тог­да! – Вдруг вспом­нил Ши­за слу­чай, ког­да скром­ный па­рень, зак­рыл со­бой от па­да­юще­го ши­фера хруп­кую де­воч­ку с ци­ано­выми во­лоса­ми".
Я не спе­шил от­ве­чать, врать Оль­ге не хо­телось. Не люб­лю об­ма­нывать дру­зей… Во­жатая па­ру ми­нут сто­яла ря­дом, но мне не хва­тило ду­ху всё ей взять, и вы­ложить. На­конец и она, уш­ла за все­ми.

Пос­ледни­ми, по­меще­ние по­кида­ли Яма­да с кам­па­ни­ей. Чер­но­воло­сая по­лу-япон­ка, уво­дила Ми­ку и Уль­яну, а Али­са тем вре­менем приб­ли­зилась ко мне. От­ря­ду со­об­щи­ли ста­тус ры­жиков, и бы­ло за­бав­но смот­реть, как здо­ровые му­жики с опас­кой ко­сят­ся на Али­су. Не дай бог за­деть, злая ано­малия живь­ем сож­рет, и скажет что таки и было. Отражались эмоции на их ли­цах.
-Док, я ос­та­юсь с ва­ми, - ска­зала она дрогнувшим голосом.
-Ис­клю­чено, - сра­зу за­вол­но­вал­ся я, - ес­ли с то­бой что-ни­будь слу­чит­ся, то я…я…
-А обо мне ты по­думал? – Лю­бимые гла­за на­пол­ни­лись сле­зами. – Как я бу­ду жить, ес­ли ты не вер­нешь­ся?! Ес­ли сно­ва ос­та­нусь од­на! По­манил сво­ей доб­ро­той и за­ботой, а те­перь бро­сишь?
-Ну, ти­хо, ти­хо. – Я об­нял де­вуш­ку, ус­по­ка­ива­юще пог­ла­див по спи­не, как Уль­яну не­дав­но. Али­са бы­ла теп­лой, род­ной за­пах оку­тывал ме­ня, ус­по­ка­ивая и на­пол­няя ре­шимостью. Се­год­ня, Док по­кажет, на что спо­собен! – Со мной всё бу­дет хо­рошо, я вер­нусь к те­бе. Обе­щаю.

-Вы то­же иди­те, - ого­рошил я сол­дат и Кэ­па. Ког­да все граж­дан­ские, в соп­ро­вож­де­нии Ви­олет­ты, от­пра­вились в под­вал. – За­щищай­те де­тей. В стол­кно­вении ано­малий, вам де­лать не­чего.
-А ты не мно­го на се­бя бе­решь? Но­вень­кий, - без­злоб­но улыб­нулся один из сол­дат.
-Да, Док, - под­держал его тем­но­кожий, де­монс­тра­тив­но пе­редер­нув зат­во­ром на ору­жии, - не­боль­шая ог­не­вая под­дер­жка ни­кому ещё не нав­ре­дила.

Вмес­то от­ве­та, я вы­пус­тил рвав­шу­юся на во­лю энер­гию. Ано­малия ста­ла частью ме­ня, я не прос­то но­ситель, как Яма­да. Мы – еди­ное це­лое. Ри­сунок зас­ве­тил­ся, во все стороны вокруг меня потоком хлынул свет. Бли­ки от его чер­но-бе­лого си­яния, за­иг­ра­ли по сте­нам. Пос­те­пен­но свет по­мерк, но ощу­щение лег­кости, ни­куда не де­лось. Ри­сунок раз­росся, пок­рыв всё те­ло чер­но-бе­лой, тус­кло мер­ца­ющей че­шу­ей, об­ра­зовав за­мыс­ло­ватый узор. И без то­го ос­трое вос­при­ятие, ста­ло прос­то не­веро­ят­ным.
"-Вон то­му ази­ату, дав­но по­ра прос­тирнуть пор­тки! – Воз­му­тил­ся Ши­за, ко­торо­му пе­репа­дали мои ощу­щения ".
Пос­ледним, обос­три­лось зре­ние. Гля­дя в зер­ка­ло, ко­торое ви­село на про­тиво­полож­ной сте­не, я ви­дел как мои обыч­ные ка­рие гла­за, жел­те­ют. Зрач­ки прев­ра­тились в хищ­ные ще­лоч­ки. Мыш­цы за­ныли, без дви­жения. Бы­ло ощу­щение, что сто­ит под­прыг­нуть – и я взле­чу. Ано­малия щед­ро де­лилась сво­ей не­ук­ро­тимой мощью.
-Вы­пол­няй­те свой долг. Сол­да­ты. – Го­лос стал глуб­же, эхом рас­ка­тив­шись в нас­ту­пив­шей ти­шине. – А я, ис­полню свой.

Кэп су­дорож­но сглот­нул тя­гучую слю­ну, гля­дя как на его гла­зах, прос­той че­ловек – прев­ра­тил­ся в черт зна­ет что. Как сквозь одеж­ду прос­ве­чива­ют два змея-близнеца. Ано­малия во всей сво­ей жут­кой кра­соте. Он зуб да­вал, этот узор, что-то ему на­поми­на­ет, вот толь­ко что? Док тем вре­менем прос­то рас­тво­рил­ся. Ис­чез. Буд­то его и не бы­ло.
-Я мяг­ко от­вле­ку его вни­мание, - раз­дался го­лос До­ка из ком­му­ника­торов, - а вы не мед­ли­те.
Пос­ле этих слов, раз­дался та­кой БА­БАХ, что не­кото­рые ок­на рас­сы­пались, оби­жен­но напос­ле­док звяк­нув.
-Ну. Слы­шали его?! Ва­лим! – Прер­вал мол­ча­ние се­дой, и пер­вым по­бежал к под­ва­лу, по­давая при­мер ос­таль­ным.

Док.
По­кинув кор­пус, я ме­хани­чес­ки пе­решел в ус­ко­рен­ное вос­при­ятие. Кап­ли дож­дя за­мер­ли в воз­ду­хе. Идя пря­мо сквозь ура­ган, я не встре­чал пре­пятс­твий, вол­на энер­гии, иду­щая пре­до мной, рас­се­ива­ла как вла­гу, так и под­ня­тые в воз­дух пред­ме­ты. На мо­их гла­зах, зас­тывшую на пу­ти вет­ку, ра­зор­ва­ло в пыль и от­бро­сило. Удар­ная вол­на. Ес­ли по­надо­бит­ся, я ис­поль­зую её сно­ва.
В мыс­лях не бы­ло стра­ха, уди­витель­но. Ни­ког­да не от­ли­чав­шись храб­ростью, сей­час, я не чувс­тво­вал и те­ни сом­не­ний. Я не один, за мо­ей спи­ной два ры­жих ан­ге­ла, ве­селая и ответственная блон­динка, грус­тная де­воч­ка с бездонными зе­лены­ми гла­зами, Ми­ку, Яма­да, Оля, да­же вре­дина Же­ня. Мно­го лю­дей и су­деб, ви­сит на во­лос­ке.

Вот и цен­траль­ная пло­щадь. Кру­гом раз­ру­ха, пе­ревер­ну­тые ав­то­маты, сло­ман­ные ска­мей­ки, выр­ванные с кор­нем де­ревья. Да­же нес­коль­ко ка­мен­ных стел по­вали­ло. Кста­ти. До­ломав один из ва­ляв­шихся тор­го­вых ав­то­матов, я из­влек уце­лев­шую бу­тылоч­ку ко­лы.
"-Ван­дал, вре­дитель, мо-лод-ец! – Одоб­рил Ши­за. Мо­ему дру­гу лишь бы что-ни­будь раз­нести. Сломай пару вещей, и он счастлив".
-Сей­час по­радую те­бя Ши, - ска­зал я, от­бра­сывая пус­тую бу­тыл­ку. Стоило ей покинуть мою руку, как стекляшка зависла в воздухе. – По­ра не­навяз­чи­во поп­ри­ветс­тво­вать, на­шего гос­тя.

Из кар­ма­нов бы­ли из­вле­чены два сталь­ных ша­рика. Бы­ло неп­ри­выч­но ви­деть свои ру­ки, пол­ностью тран­сфор­ми­рован­ные ано­мали­ей. Меж­ду паль­цев блес­те­ло два сна­ряда. Один за дру­гим, я мет­нул их в воз­дух, с та­кой си­лой, что пле­чи зат­ре­щали. Кис­ти чуть не вы­вер­ну­ло пос­ле брос­ка. От перенапряжения, даже из ускорения выкинуло. Два рас­ка­лен­ных не­ре­аль­ной ско­ростью ме­тал­ли­чес­ких сгус­тка, стол­кну­лись в воз­ду­хе. Прог­ре­мев­ший пря­мо под Ку­куль­ка­ном сильный взрыв, зас­та­вил монс­тра оби­жен­но взре­веть. Вы­ныр­нув из об­ла­ков, и из­ви­ва­ясь всем те­лом, ано­малия ус­тре­милась ко мне. Древ­ний идол майя, был стра­шен. Ог­ромные крылья шум­но рас­се­кали воз­дух, в ос­ка­лен­ной час­то­колом ос­трых зу­бов пас­ти, мог по­мес­тить­ся сред­них раз­ме­ров слон. По кос­тя­ной бро­не и плас­ти­нам, мель­ка­ли раз­ря­ды мол­ний.
-Прос­ти Юля, - ти­хо про­из­нес я, гля­дя на пи­киру­юще­го в стихии монс­тра, - но я не мо­гу убе­жать.
-ШИФТ!


Тактика боя
Дальний бой.
13 (52.0%)
Ближний бой.
12 (48.0%)
Развернуть

Бесконечное лето Ru VN Фанфики(БЛ) Ульяна(БЛ) Алиса(БЛ) лагерь у моря Виола(БЛ) ...Визуальные новеллы фэндомы 

Лагерь у моря часть 53. Рут Алисы.

Страница фанфика на Фикбуке
Часть 50

Часть 51

Часть 52


                                                                                        "Ценность человека, это не его деньги, не машина, не связи. Нет. Ценность человека определяют его навыки, решимости их использовать, и развивать. Пока общество не поймет, что человек - нарисовавший картину, ценнее того, кто её просто купил. Пока не поймет, что человек работающий, гораздо важнее недовольного заказчика. Наше общество не сможет двигаться дальше. Мы сделаем шаг в будущее, мы - это будущее..."  ( Слова товарища Генды. Из архивов организации. )




Неподалеку от лагеря, в открытом море.

По голубым, в лучах утреннего солнца, морским волнам, медленно дрейфовал современный боевой корабль. На его палубу приземлился вертолет, только-только прилетевший с берега. И, под звук работающих лопастей, с вертушки сошли два человека: Виола, сменившая сегодня привычный халат на темно-синюю рубашку, и Капитан в военной форме.


-Надо же, - сказала Виола, оглядываясь, - нам целый линкор выделили, и как только протащили его по черному морю?
-Официально, он проходит учения, - ответил Кэп, оценивая блеск орудий, и палубы. – А так, организация прислала полноценное боевое подразделение. Вот кстати и оно.


На палубу поднимались солдаты, в одинаковой камуфлированной форме, насколько возможно облегченной ввиду жаркого окружения. Плюс, аналитики организации, мягко намекнули, что тяжелая броня – это не то, что спасет от абсолютной аномалии. Все крепко сбитые, с оружием в руках. Предводителем отряда был мужчина средних лет, с проседью в волосах и суровым взглядом, и идеально выглаженном кителе.


-Ну что, Виола, принимай подкрепление, - отрапортовал он. – У нас тут снарядов столько, что можно прошвырнуться новые территории захватывать. А в двадцати морских милях отсюда, целый авианосец с истребителями. Да и парни на борту, тертые калачи.
-Оно и видно, - скептически хмыкнула медсестра. Отряд держался в разнобой, без намека на построение.
-Это элита, Виолетта Церновна, они у меня не строем ходить обучены, - правильно истолковал косой взгляд глава отряда, - они обучены сражаться. И пока ребята делают свою работу, пусть хоть мангал на палубе раскладывают.
-А что, так можно было?- Донеслось со стороны вояк.
-Разговорчики в строю! – Рявкнул седой. Мигом, сменив милость на гнев. – Тут задание чрезвычайной важности. На нас ползет аномалия с красным кодом опасности, способная вызывать катаклизмы, а древние майя вообще, считали это богом. И намерения у твари, далеко не мирные.


-Ну всё, писец, - тихо сказал товарищу один из отряда, с темно-эбонитовой кожей, - я точно помру. Черные в таких замесах не выживают.
-Отставить черный юмор! Тьфу, - сокрушался капитан корабля, - стар я стал, такую разношерстную кампанию в бой вести. Русские, англичане, узбек, татары, кавказцы, негр, два азиата, украинец… прям университет дружбы народов!
-Организация выбирает лучших, без разницы какого они пола, нации и вероисповедания. – Улыбнулась Виола поправляя волосы, морской ветер нещадно портил укладку, и плевать что там пишут на лаках для волос.


-Ладно, заканчиваем глупости, - Кэп встал под тень, отбрасываемую радаром, - как обстановка в целом?
-Аномалия движется быстро, но хаотично, - начала рассказывать Виола, - Кукулькан летает по всему миру, и поглощает тех культистов, до которых мы пока не добрались. Аналитики считают, что он набирается сил для чего-то грандиозного.
-Погоди Ви, - перебил её Кэп, - организация ищет культистов?
-Всех, кто связан с культом пернатого змея, организация истребляет, - кивнув, сурово ответила она, - жестоко, но лучше так, чем их жизни усилят врага. У нас тут не игрушки, а самая настоящая война между прочим! Аномалия спала сотни лет. И, вернувшись, очень хочет как раньше, жертв и славы. По легендам, Кукулькан управлял стихиями, его способности в точности как описывали древние майя.


-И как нам тогда его прикончить? – задал справедливый вопрос один из бойцов.
-А вот это, хороший вопрос, - Виола подошла к краю палубы, и, глядя, как плавно корабль движется по волнам, продолжила. – Дело даже не только в том, что это многотонная летающая бронированная тварь. Не в том, что он двигается быстрее самолета. Он аномалия, пороговая аномалия в сто процентов, не просто физическое существо. А значит, убить его окончательно, практически невозможно.
-Но есть предположение, что если его хорошенько потрепать, - быстро сказала медсестра, увидев кислые мины, - то он снова может впасть в анабиоз.


-Кстати, Виолетта,- обратился к ней командующий корабля, - мне сказали, что у нас есть такой же козырь.
-Есть, но по возможности мы не будем прибегать к нему, - девушка задумалась, поправив непослушную прядь, и добавила, - наш новый сотрудник, не проходил боевого крещения. Мы не знаем, что от него ждать.
-А где он сейчас? – Спросил один из солдат. – Я в жизни стопроцентную аномалию не видел. Только однажды, слабенькую, объект «тёрка-убийца».
-Что-что? – удивленно переспросил Кэп. – А была такая аномалия?
-Пф, была. Есть! – ответил солдат. – Страшная штука, кстати говоря.
-А вот это вот, - седой прервал дискуссию, - не наше дело. Марш по местам!


-И где Док сейчас? – спросил Кэп у Виолы, когда они остались вдвоем на палубе.
-Да в лагере, пока не будем его мобилизировать, - медсестра посмотрела ему в глаза, - а если честно, я подумала, а аналитики со мной согласились. Что если пернатый сожрет аномалию Дока, то тогда настанет полный пи…в общем ты понял.


Алиса. Корпус лагеря.

Утро добрым не бывает. Эту простую истину, Алиса осознала буквально минуту назад. По ощущениям, стоило её голове лишь коснуться подушки, как девушку самым бесцеремонным образом разбудили. Мелкая террористка, упрямо не желала идти на завтрак одна, и, пользуясь случаем, растолкала свою подругу.


-Ульяна, будь человеком, дай поспааааать, - широко зевнув, пролепетала Двачевская. После вчерашней, весьма насыщенной ночи, девушка натурально вырубилась. И вставать сейчас, ей было ой как неохота. Особенно под звуки дождя за окном. Слушая барабанящие по окну и подоконнику тяжелые капли, порывы ветра и шелест терзаемых им листьев, Алиса завернулась в одеяло - как в кокон.


-Меня нет, я впадаю в спячку, - проворчала она. Из-под одеяла торчал только нос, и пара рыжих прядей. – Если Ольга будет зверствовать, скажи, что я заболела. Док потом мне справку напишет.
-Нет, вы только посмотрите на неё! – Ульяна уперла руки в бока и скорчила недовольную мордашку. – Ты от Дока что, лень подцепила? Давай вставай, вставай!


Мелкая раскачивала завернутую в одеяло подругу, но этим только быстрее её усыпляла.
-Ах, так! Тогда. Тогда я тоже никуда не пойду! Потом умоюсь и поем. – Заявила девочка, и скинув на пол одежду, легла в кровать. К Алисе…
-Ты чего? – Удивилась старшая. Но Ульянка уже проползала в импровизированный кокон, пользуясь своей юркой комплекцией.
-Вот так, - удовлетворенно фыркнула рыжик, устроившись под теплым боком подруги. – Я успела застелить кровать, не убирать же мне её снова?


Из одежды на рыжей братии было только бельё. Под одеялом, Алиса чувствовала, как маленькая мягкая Ульянка прильнула к ней, поворочалась, размещаясь поудобнее, поластились, и… засопела.
- А еще меня будила. - Алиса задумчиво погладила рыжую макушку Ульяны, которая уткнулась прямо ей в грудь, грея влажным дыханием кожу. Затем закинула ногу на мелкую, чтобы было удобнее, приобняла подругу, и прикрыла глаза, серьезно приготовившись проспать, всю первую половину дня. И пусть хоть небо рухнет!


В открытую ещё вчера вечером форточку, приникал запах мокрой травы и земли, вперемешку с дождевой сыростью. Раньше она была безразлична, ко многому что её окружало. Какая разница, что за окном? Ей хватало гитары, и неугомонной термоядерной подруги. Это после знакомства с Доком, она изменилась. Он показал ей, что надо ценить каждый момент жизни. Ей до сих пор не верилось, что они стали так близки. Док спас её, не дав утонуть, когда Алиса по глупости каталась на доске в шторм. Сейчас, рыжая понимала, насколько глупо было так делать. Кататься на доске, она хотела научиться. А идея сделать это так, чтобы не опозориться когда на пляже ни души, казалась такой заманчивой.


Ульянка что-то прошептала во сне, и Алиса поплотнее прикрыла её одеялом. Вспоминая, как однажды Док делал тоже самое, когда они спали вдвоем. Стоило представить сильные, но такие заботливые руки, сердце Алисы пропустило пару ударов. А за окном тем временем, началась настоящая гроза. Пару раз ударили молнии, чье появление вызвало далекие раскаты грома. Постепенно Алиса задремала, убаюканная шумом стихии, и сопением маленького носика Ульяны. Но выспаться им не дали.


Раздался звонок. Телефон Алисы, завибрировал на тумбочке, одновременно транслируя в пространство рок-н-ролл, бывший у него рингтоном. Неохотно Алиса потянулась к трубке, не так уж и часто, кто-то ей звонил. Может Мику? Остатки сна растворились, стоило рыжей увидеть на экране имя контакта.
-Привет Док, - голос Алисы был ещё заспанным.Она сама удивилась, тому как ласково прозвучал её голос.
-Алиса, времени не много, ноги в руки, и в вестибюль, - голос в трубке, был встревожен, - Ульяну возьми с собой, встретимся там. Не медли.


Док. Несколькими минутами ранее.
Утро выдалось тревожным, что-то в бушующей за окном стихии – мне не нравилось. Внутреннее чутьё, много раз мне помогавшее, твердило быть на стороже. Решив хоть как-то прогнать тревогу, я вышел проветрится. Шел под дождем, по пустынным дорожкам, выстланным мокрой плиткой и асфальтом. В некоторых местах, вода уже успела собраться в лужи, а на небе, солнце едва пробивалось сквозь сплошной массив серых облаков. Я поднял голову к небу, и закрыл глаза. Холодные капли падали на лицо, затекали по шее под майку. Вокруг, шумели мокрыми листьями деревья, шелестела трава, в воздухе пахло озоном. Но даже природа, мой лучший друг, не могла унять тревогу. Ощущение, словно стоишь на краю пропасти, и смотришь вниз - никуда не делось... Тем временем, ноги сами привели меня к пляжу.


Корабль, огромный. Нагромождение плавающей стали, ощерившееся здоровенными пушками. На его палубе вращалось несколько радаров. Суровая боевая махина, медленно бороздила прибрежные воды, прямо по стального цвета штормовым волнам. Промокнув до нитки, чем вовсе не подняв себе настроение, я заметил два десятка вооруженных до зубов солдат. Отряд двигался по пляжу, оставляя на мокром песке глубокие следы. Покачивающиеся на волнах надувные лодки, красноречиво намекали на способ, которым они добрались до берега.


-Тут гражданский, - сказал один из них в коммуникатор, - разве эвакуацию не начали?
-Это такой же гражданский, как я – балерина! – Расслышал я бас Кэпа из динамика. Для моих ушей, ни волны, ни ветер, недостаточная помеха. – Это объект «Док»!
"-Как-как они нас обозвали?! – Возмутился Шиза – надо шепнуть пару слов Виоле, пусть будет объект «Док Великолепный»! Ну, на первое время".


После этого, весь без исключения отряд, уставился на меня, как провинциалы на бугатти. Но, быстро взяли себя в руки, и рассредоточились. Отряд разделился, и маленькими группами разбежался по корпусам. Так, пора беспокоится. Добравшись до ближайшего навеса, я достал из кармана телефон, и набрал номер главного информатора.
-Виолетта Церновна, - сказал я, чувствуя, как резкий порыв ветра прилепил мокрую майку к спине. – Что собственно происходит?
-Дела на букву «х» Док, и если ты считаешь, что это значит «хорошо», то вынуждена разочаровать. – Виола была взволнованна. и причину пояснила сразу. – Чертова летающая тварь пропала с радаров, а через час, вокруг лагеря из ниоткуда появился грозовой фронт. Если смотреть со спутников: ровный, круглый, и лагерь – прямо в его центре. Продолжать?
-Твою ж…
-Вот именно! Лагерь эвакуируем, на нашем линкоре места хватит всем . – Сказала медсестра, и добавила, - Ямада тоже участвует. Встречаемся в вестибюле твоего корпуса. Надо подумать о дальнейших действиях.

Развернуть

Женя(БЛ) Бесконечное лето Ru VN Электроник(БЛ) клуб "очумелые ручки" Фанфики(БЛ) кружок "Очумелые ручки" ...Визуальные новеллы фэндомы 

  На скамейке, которая притаилась в тени Генды, ссутулившись, сидел Сыроежкин.
  Мимо пробегали ребятишки из младших отрядов, довольные, что впервые им разрешили побыть на танцах. Более степенно вышагивали пионеры из старших отрядов. То тут, то там, отдельно девочки, отдельно мальчики, собирались небольшие компании, о чём-то шушукались, косясь на проходящих и, время от времени, разражались громким весёлым смехом. Солнце уже наполовину спряталось за лесом, тихий ветер едва шевелил верхушки крон деревьев. Видимо, он сегодня не поможет хоть немного охладить разгорячённых танцами ребят. А она всё не шла.
   Сергей встал и немного прошёлся, чтобы размять затёкшие ноги. Снова сел. Так, чтобы в просвете стволов деревьев было видно окно библиотеки. А в нём по-прежнему горел свет. Мимо него прошли Семён и Мику, тащившие ворох пластинок, следом пронеслась Ульянка. Подошла Славя, что-то несколько раз спросила, но получив каждый раз разные ответы на один и тот же вопрос, вздохнув, ушла на площадь. Вот и солнце совсем спряталось, опустились сумерки, давая команду включать праздничное освещение. Засветились разноцветные фонари, замигала светомузыка. А она всё не шла.
   Сергей вновь встал, чтобы пройтись вдоль скамейки. Несколько раз пнул маленький камешек, попавшийся под ногу. В раздражении дёрнул головой, когда о начале вечера, в микрофон, оглушающе громко объявила Мику, а следом раздались восторженные крики собравшихся пионеров. Испуганно взвились и заголосили птицы, которые уже устроились на ночёвку по своим гнёздам. Медленно поднималась луна. Сергей остановился и заворожённо принялся смотреть, как по тропинке медленно принялось путешествовать маленькое пятнышко лунного света, пробивающееся через листья соседнего дерева. А она всё не шла.
   Гремела музыка, что-то весело вещала Мику в небольших перерывах между композициями. Парочка, выискивая укромное местечко для поцелуев, хотела уже спрятаться за Гендой, но увидев безмолвную фигуру Сергея, стоящего посреди дорожки и неотрывно смотрящего в сторону библиотеки, испуганно зашепталась и аккуратно прокралась мимо. А она всё не шла.
   Полночь. Отыграл последний медленный танец. Мику, пожелав всем спокойной ночи, отключила аппаратуру. Вожатые принялись разгонять по домикам своих подопечных, которые всё никак не хотели расходится, возбуждённо и разгорячённо делясь впечатлениями о вечере. Наконец, на площади стало тихо. Мигнул и погас свет в библиотеке. Сергей быстро поднялся со скамейки, нервно поправил рубашку, пригладил рукой вихры на голове. Но на дорожке тишина. Она не пришла. Засветилось окно её домика, в окне пару раз мелькнула её тень. А затем свет погас.
   Сергей, расстроенно вздохнув, вновь, уже который раз, садится на скамейку. Что-то бормочет себе под нос. Запускает ладонь в шевелюру и яростно чешет голову. Вновь вздыхает и, положив под голову руку, ложится здесь же. Закрывает глаза и опять принимается о чём-то шептаться сам с собой. А спустя четверть часа спасительный сон бережно укрывает его, унося Сергея в вечер, когда она придёт, а он наберётся решимости пригласить её на танец, а потом, танцуя, сказать три таких простых, таких трудных слова "Я тебя люблю".

Визуальные новеллы,фэндомы,Женя(БЛ),Самая начитанная девочка лета!,Бесконечное лето,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,Электроник(БЛ),клуб "очумелые ручки",Фанфики(БЛ),кружок "Очумелые ручки"


Развернуть

Бесконечное лето Ru VN Фанфики(БЛ) Алиса(БЛ) Ульяна(БЛ) Славя(БЛ) Лена(БЛ) лагерь у моря Ольга Дмитриевна(БЛ) ...Визуальные новеллы фэндомы 

Лагерь у моря часть 52. Рут Алисы.

Страница фанфика на Фикбуке
Часть 50

Часть 51



Дискотека шла полным ходом, а я наблюдал за ней с периферии, сидя на скамейке. Мику перебирала весь свой арсенал из самых разных композиций, некоторые, для меня звучали впервые.
"-Не удивительно, - вмешался Шиза, - скорее всего, авторство и исполнение тоже принадлежат этой очаровательной хафу".


После того как ушла Ульянка, я вдруг почувствовал себя одиноким. Несмотря на громкую музыку, много людей вокруг, и залитую разноцветным светом площадь. Для меня, без рыжиков, всё вокруг вновь затихало и теряло краски. Посмотрев на небо, и глубоко вдохнув, я закрыл глаза. Этот лагерь, эти девочки, они изменили мою жизнь. Док больше никогда не станет прежним. Разве прежний Док, сидел бы тут на танцах? Да в жизни бы сюда не пришел! Прошлое такое мероприятие, я просидел возле обсерватории, любуясь ночным морем и запивая одиночество колой. Правда, тогда мне составил кампанию Толик. Интересно, где он сейчас?


Не знаю, сколько так прошло времени, пока мне на глаза не опустились теплые ладони. Я молча положил на них свои, чувствуя руками их тепло и мягкость.
-Алиса, - мир снова наполнялся звуками и красками, прогоняя внезапную хандру, и я негромко добавил - я тебя узнаю, в любом случае.
-Прямо в любом? – спросил сзади немного ехидный, но такой любимый голос.


Я обернулся, и застыл, просто потеряв дар речи. Алиса пришла в потрясающем наряде: черное платье, с открытой до середины спиной, и смелым декольте. Оно облегало фигуру девушки так, словно пошито на заказ, сантиметр к сантиметру. Обволакивая груди и талию, тонкая темная ткань подчеркивала соблазнительные изгибы, заканчиваясь, немного не доходя до коленок. Кроме того, этот ходячий соблазн сегодня была в колготках, через которые просвечивала её гладкая загорелая кожа. Дополняли образ девушки черные туфли, на невысоких каблуках, и такого же цвета перчатки. Распущенные рыжие волосы, цвета расплавленной меди, слегка прикрывали обнаженные плечи и шею. От моего внимания вся такая боевая Алиса, буквально час назад заехавшая по лицу вожатому, застеснялась как…Хотя почему как, она и есть молоденькая девушка. Еще недавно девочка.
"-Ага, до встречи с тобой, - усмехнулся Шиза, - челюсть с пола подними, ты смущаешь нашего ангела!".


-Нет слов, - искренне сказал я, целуя запястье неприкрытое тканью, - ты просто обворожительна.
-Мне Мику выбирать помогала, - призналась Алиса, по глазам видно, что девушка довольна произведенным впечатлением. А я думал об одном, боже храни Мику! - почти весь день по магазинам бегали. Видел бы ты, с каким боем мы отвоевывали перчатки.
Алиса улыбнулась, всем нутром чувствовалось, что эта улыбка для меня. Я ни разу не видел, чтобы рыжая улыбалась так кому-нибудь, кроме нас с мелкой диверсанткой. Одно это наполняло душу теплом. И как я раньше жил, без этой улыбки?


Музыка сменилась на медленную, и я галантно подал руку рыжей. Мгновение Алиса сомневалась, посмотрела по сторонам... Особое внимание, уделяя Ольге и Лене. Ольга посмотрев на нас пожала плечами, мол, что с вами поделать. А Лена стояла возле одной из стел, и смотрела в небо, фиолетовые хвостики грустно поникли, взгляд стремился вдаль. По белому платью девушки, светлыми пятнышками бегали зайчики от висящих на стеле гирлянд. Подумалось, может и она тоже, чувствует себя одинокой? Как я минуту назад.


Танцевать с Алисой, было одно удовольствие, не думал, что однажды смогу так наслаждаться банальной дискотекой. От фигурки девушки, веяло теплом и легким флером духов, волосы пахли шампунем. Алиса даже накрасила губы, весьма умело подобрав красный цвет. И сейчас они манили загадочным блеском и влажностью. Сегодня вечером, мне было всё равно, сколько вокруг людей, смотрят ли они на нас. У меня в объятиях было чудо. Рыжий хулиганистый ангел, спустившийся по ошибке с небес. Мы танцевали уже третий танец, когда Шиза не выдержал.
"-Сколько розовых соплей, - проворчал он, - мне сейчас плохо станет! Не пора ли валить отсюда? Разумеется в охапку с Алисой".
-Алиса, любимая, - шепнул я в ушко девочке, - как думаешь, нам на сегодня хватит танцев?


Под рукой, спинка девушки покрылась мурашками. Алиса зарделась, но решительно кивнула. И мы тихонько испарились, прошмыгнув прямо по краю площади.
-Фух, - сказала Алиса, присев на скамейку и переводя дыхание, она закинула ногу на ногу, - не помню, когда последний раз так танцевала. Не то чтобы мне очень нравились дискотеки.
-Как и мне, - прозвучал мой ответ, - вот только любое событие, куда мы идем вместе, превращается в праздник.
Кажется, эти слова её окончательно смутили, Алиса подняла голову наверх, и я с трудом удержался, чтобы не поцеловать открытую шею. Такой одуряющий запах пота и духов, донес от неё легкий порыв ветра.


Алиса старалась не смотреть мне в глаза, и я видел только её соблазнительную спину и рыжий затылок. Внезапно она хихикнула, проследив направление её взгляда, усмехнулся и я. Кто-то маркером исправил на столбе плакат, рекламирующий очередной крем "Бархатные ручки". Заменив букву "р", в слове ручки, на "с".

"-Ха, вот вандалы, - в голосе Шизы, явно звучало одобрение. - Помнишь, как мы переправили букву "м", на "л"? В объявлении: Магазину требуются мучницы. А тут смотри, детишки дальше пошли".
-Алиса, - тихо позвал я, и когда девушка повернулась, посмотрел прямо в янтарные глаза, - ты мне доверяешь?
И, дождавшись утвердительного кивка…
-Шифт!


Миг, и звуки музыки затихают, мир окутывает легкая тишина. Именно приятная тишина, а не давящее звенящее безмолвие. Застывают танцующие на площади, замирают колышимые ветром листики на деревьях. Вот уже не двигается трава, и ночные бабочки возле фонарных столбов, оказались вмурованы в воздух. Осталась только ночь, звезды над головой, и такая любимая малышка рядом…
Для Алисы прошло меньше секунды, а мы уже сидели на крыше. Под нами был теплый плед, а рядом шампанское и два бокала. Вдалеке шумела музыка, и море. По запотевшей бутылке скатывались капли, образованные конденсатом. Рыжая удивленно смотрела на меня.


-Каждый раз удивляюсь, - сказала она, почему-то ощупывая себя с ног до головы. Думает я опять стащил её лифчик?
-Привыкнешь, - отмахнулся я, - у нас ещё вся жизнь впереди. Я разлил пенящийся, игристый напиток по бокалам, и мы выпили. Я держал эту бутылочку в холодильнике как раз для такого случая. Много раз пресекая коварные поползновения в её сторону, от моего друга из соседнего корпуса.
-Если ты не найдешь себе другую девушку, - с непонятным тоном проговорила Алиса, облизнув губы, - видела я как ты мило беседовал с Леной недавно.
-Так, а ну-ка, - я уселся на плед, вытянув ноги, и уложил рыжую макушку себе на колени. – Я просто ей помогал, и ничего больше. В моем сердце, есть место только для одной наглой рыжей моськи!


Я стал щекотать бессовестную девушку, тонкая ткань совсем не защищала бока девочки, от моих ловких пальцев. В глазах смеющейся Алисы отражались звезды и луна. Тут, на крыше, не было постоянного освещения, но так уж совпало ясное небо с почти полной луной, стали неплохой заменой лампочкам. Сейчас всё вокруг, заливал мягкий бледный свет, тени вокруг были зыбкими, а лунные блики делали мир призрачным. Будто нереальным.


-Прекрати! – наконец взвизгнула рыжая, запросив пощады, - я больше не буду, честно! Верю тебе, верю!
-Вот и славно, - остановил я экзекуцию. Одну ладонь, положив под голову Алисе, чтоб девочке было удобнее, а второй накрыл её мягкий животик. Сквозь тонкую ткань, чувствовалось как упругая и одновременно нежная кожа, едва уловимо двигается в такт дыханию. Алиса смотрела на меня не отрываясь. Обычно долгий взгляд меня раздражал, но с рыжиками было иначе. Я готов был всю жизнь, провести под сенью этих ласковых глаз. И Ольга называла её бунтаркой? Да девочке нимб можно вешать над головой!
"-Любовь слепа, - прозвучал внутренний голос, - у ангела неплохо поставлен удар правой, и ведет она себя так по-доброму, только с двумя в этом лагере…".


-Знаешь Алиса, - сказал я, поглаживая животик девушки, которая замерла лежа головой на моих коленях. И, вроде, была совсем не против. – Как считаешь, родители отпустят тебя ко мне? Сразу не отвечай, просто подумай…
Глаза девочки сразу стали печальнее. Неужели, я просто разрушил волшебство момента? Ведь лагерь это здесь, это новая жизнь, которая длится лето. А я взял и просто…Эх. Док, ты ду-ра-к!
-Давай сменим те… - попытался я перевести разговор в другое русло.
-Нет Док, всё в порядке, правда. – Прошептали любимые губы, - рано или поздно, ты бы и так узнал.


Лежа на спине, Алиса скрестила руки на груди, словно пытаясь согреться. И правда, немного прохладно тут, наверху. Накрыв девушку уголком пледа, я удостоился благодарного мурлыканья, когда рыжая потерлась лбом о мою руку.
-У меня нет родителей, - голос девушки был спокоен, даже не печален. Было видно, что время притупило боль утраты. – Я их и не помню почти. Авария. Несчастный случай.


Алиса повернулась на бок, спиной ко мне, лицом к морю. Она глубоко дышала, и теплый воздух пробегал по моей ладони, на которой примостилась мягкая щечка. Вторая рука, теперь была на её талии. Я просто не мог перестать касаться, такого милого и родного тела.
-Родственники не захотели брать к себе, и последние несколько лет… - на миг она замолчала, а потом снова повернулась, и продолжила, смотря прямо на меня. – Детдомовская я. Док.
-Только не надо меня жалеть! – сказала она, заметив, как изменился мой взгляд. – Я привыкла. Всегда была сильной… Знаешь, ты второй в лагере, кому я это рассказала.
-Дай угадаю, - усмехнулся я в ответ, - кроме меня, это знает ещё одна маленькая сладкоежка, да? Ну и твоя вожатая, из документов.
-С Ульянкой мы уже не первый год знакомы, - подтвердила Алиса. - Она как младшая сестренка, которой у меня никогда не было.
-Мне повезло, Док. Не думала, что однажды вытяну счастливый билет. – Алиса поднялась, и уселась ко мне на колени. – Я встретила тебя. Обычно, мальчики меня раздражают. Еще с детдома, где часто приходилось даже драться с ними. Но ты, другое дело. Ещё в первую нашу встречу, сердце забилось чаще. К тому же: ты Ульянку вылечил, спас меня, потом спас целый лагерь.
-Всегда был добр к нам, - после этих слов, она замолчала. И просто обняла меня, прижавшись всем телом, и уткнувшись носом мне в плечо. Так тепло. – Ульянка, первые дни, только о тебе и говорила. Когда ты пропал, я первый раз за последние годы, плакала…


-Алиса, до встречи с тобой, моя жизни была серой, - сказал я, поглаживая спину доверчиво расслабившейся рыжей, - учеба-дом, дом-работа. Я уже давно не живу с родителями.
-Они, видишь ли, хотели, чтобы сын продолжил семейный бизнес, - пояснил я, в ответ на вопросительный взгляд, - у нас небольшой ресторанчик в провинции, и мне приписывали неплохой кулинарный талант. Но я выбрал другой путь, уехал в большой город, легко поступил в медицинский. Разбив тем самым их надежды.
"-Вот и встретились, два одиночества, - произнес альтер-я, - кстати, Чувак. Не тормози, девочка ждет между прочим".


Выпитое на голодный желудок шампанское, ударило девочке в голову. Щеки и носик Алисы, представляли собой сплошную красную полоску. Двачевская обнимала руками мою шею, удобно устроившись на коленях, и, по-видимому, не собиралась менять дислокацию. Не отрываясь от блестящих янтарных глаз, я осторожно притянул её к себе. Кожей я чувствовал, как грудь малышки двигается в такт дыханию. Слышал биение наших сердец.
-Алиса, - шептал я заветное имя, какие ещё нужны слова? Только одно имя. – Алиса…


Её губы были мягкими, влажными, с легким привкусом помады. Было ощущение, что мы целуемся целую вечность, даже дыхание сбилось. К тому моменту, как мы смогли оторваться друг от друга, я уже гладил бедра девушки, задрав подол черного платья. Гладкие, манящие. От столь желанной кожи, меня отделяла лишь тонкая ткань колготок. Алиса облизнула губы, своим мокрым язычком, ещё недавно дарившим мне несравненное блаженство.
-Что? Прямо здесь? – усмехнулась она, посмотрев сначала на мой возбужденный взгляд, а потом на джинсы, ставшие весьма тесными.


Вместо ответа, я впился в нежную, податливую шею и целовал, целовал,целовал используя язык и губы. Лишь самую малость соленая кожа, влажная после танцев, каждый её сантиметр сейчас в моей власти. Пока девочка ворочалась на моих коленях, тщетно стараясь сдержать стоны, я стянул с неё трусики, прямо из-под короткого подола. Рыжая приподняла одну ногу, позволяя избавить её от мешавшего предмета гардероба. Черные кружевные трусики, оказались на её правой лодыжке.
Рубашка полетела на землю, а за ней пояс, джинсы…


-Как хорошо, - на выдохе простонала она, пока я, потеряв абсолютно весь контроль, ласкал пальцами её киску. Алиса, целовала мои плечи, попутно избавляясь от платья и лифчика. Руками проводила по спине, вызывая сладкую дрожь. Даже рисунок, казалось, ожил, и ластился к ней. Что уж говорить обо мне? Лаская такое любимое тело, глядя в озорные янтарные глаза, слыша прерывистое дыхание любимой, я хотел одного. Пусть так будет всегда.
-Думаешь, стоит продолжить? – лукаво спросила она, приподняв одну бровь в фирменном «Алисовском» жесте, - вдруг сюда кто-то поднимется? Все узнают, что похотливый Док, соблазнил невинную девушку.


-Дааааа? А это что? – протянул я, показывая Алисе свою руку. На ней, в свете луны, отчетливо блестела влага. Но не только это, показывало, что возбужден не я один. Рыжик нетерпеливо ерзала сидя на мне, раззадоривая ещё сильнее. На двух холмиках грудей, сосочки набухли…в общем, предательское тело выдавало свою хозяйку с потрохами.
Алиса ничего не ответила, только прикрыла лицо руками, покраснев до самых кончиков волос. Запахи и тепло девушки сводили с ума. Коротко рыкнув, я уложил её на лопатки, и полностью отдался инстинктам и сердцу. Первым делом, я слегка укусил мочку ушка, отчего Алиса вздрогнула, и прошлась ногтями по моей спине. Высунув язык, я начал изучать каждый изгиб её тела. Вот язычок проходит по шее, мимо ключиц, ненадолго задерживаясь на груди. Он идет всё дальше, по гладкому животику, заставляя хозяйку извиваться, пока одна моя рука массирует её грудь, а другая поддерживает аппетитную попку.


Добившись того, что к кульминации ласк Алиса тяжело дышала, закатив глаза. Мы, наконец, приступили к делу. Лежа на спине, обнаженная, вся такая ласковая, беззащитная. Невероятно красивая и родная девушка, в лучах бледного света. Полная взаимность, стоило мне слегка провести горячими ладонями, по внутренней стороне её бедер, как Алиса подалась навстречу. Я взял в плен губы девушки, чувствуя, как она раздвигает ножки, принимая меня. Это было как падение в воду, после долгой и сухой пустыни. Мой стоящий колом от возбуждения инструмент, который уже начинал болеть, от сумасшедшей эрекции, оказался внутри Алисы. Пришлось подумать о чем-нибудь отстраненном и не сексуальном, чтобы не кончить на месте. Вот был бы конфуз.


Кое-как справившись, я начал движения. Алиса тоже нехило раззадорилась, смазки было столько, что я, несмотря что в ней было узко, двигался как в раю. Рыжая закусила нижнюю губу, тщетно сдерживая вырывающиеся стоны. Глаза, от блаженства, закатились наверх, ресницы подрагивали. Руками она вцепилась в плед, сжав его изо всех сил. Каждый раз с Алисой, это что-то невероятное, крышу просто срывало. Каждое движение, дарило огромное наслаждение, по низу живота, волнами расходилось приятное тепло. Желая подарить девочке ещё больше любви, я начал ласкать её киску ещё и пальцами, предварительно смочив их слюной и уделяя особое внимание клитору. Наградой мне, стали её дрожащие ноги, и уплывающий взгляд. На самом пике наслаждения, уже мне пришлось изо всех сил сжать челюсти, чтобы не огорошить лагерь рёвом. Тело просто взорвалось в фонтане наслаждения, я чувствовал, как каждая мышца, расслабляется, как Алиска, дрожит, оргазм накрывал её спазм, за спазмом. Она сжимала меня там, и ещё руками, и ещё ногами. Прильнув друг к другу, мы разделяли нашу любовь и нежность, каждой порой, каждой фиброй души.


-Это было… - с трудом выдохнула она, и запнулась, не зная как продолжить.
Вместо ответа, я запустил пальцы в любимые рыжие волосы, и в который раз поцеловал эти нежные губы. Мы пролежали очень долго, говорили обо всем, в эту лунную ночь. Общение с Алисой, было не хуже секса, её хотелось слушать и слушать. Про проказы и шалости, про её жизнь, знакомство с мелкой... Часы показывали два ночи, когда мы с трудом оторвались друг от друга. Как бы нам не хотелось расставаться, но Алиса всё же, пошла спать к Ульянке.
"-Ну, прошлый раз вы же переночевали вместе, - справедливо рассудил Шиза, - у вас ещё вся жизнь впереди, а маленький рыжий чижик-пыжик, что? Будет спать теперь всегда одна?"


От пронесшегося в голове образа, недовольно надувшейся маленькой рыжей птички, захотелось смеяться, и даже спеть. А что? Неплохое сравнение. Я даже попробовал протянуть басом «Ла-ла-лаааа», получилось, не очень… Готов был поклясться, что пролетавшая мимо летучая мышь, в ужасе зажимала лапками уши и тихо материлась. Мда, петь мне лучше не пытаться.
-Ну, должен же быть в человеке один недостаток? – философски пожал я плечами.
"-Скромность, например, - фыркнул Шиза, - а вообще, за сегодняшний интим тебе тройка с минусом".
-Что?! – моему возмущению не было предела.
"-Да,да, - безжалостно припечатал внутренний я, - столько посмотреть немецкого, и, прости хоспади, японского кинематографа 18+. И после этого ограничиваться только классикой. Эх. Чувак."
-Да ну тебя, извращенец.
"-Ну-ну, нюхательный фетишист, посмотрим, сколько ты продержишься. Тем более рыжий соблазн и сама, не против…"

Развернуть

Фанфики(БЛ) Бесконечное лето Ru VN Лена(БЛ) Алиса(БЛ) Женя(БЛ) Шурик(БЛ) Электроник(БЛ) и другие действующие лица(БЛ) Дубликат(БЛ) ...Визуальные новеллы фэндомы 

Дубликат, часть 6

Глава 1 http://vn.reactor.cc/post/2956175
Глава 2 http://vn.reactor.cc/post/2967240
Глава 3 http://vn.reactor.cc/post/2986030

IV
Расстановка

Электроник был занят с самого утра. Настолько, что даже мысли о Жене отошли куда-то на задний план. Помочь Шурику в разработке принципиальной схемы (в основном надо было не мешать и слушать рассуждения Шурика, но пару раз тот похвалил Сергея за дельные мысли). Выпросить в музыкальном кружке вращающийся стул: «Сереженька, только обязательно позовите меня на испытания! Слышишь? Ты обещал!» И собрать вокруг стула каркас установки: круглая клетка из лыжных палок и гимнастических обручей, которые пришлось выпрашивать у Алисы. «И что? Робота делать не будете? Ну вы даете, вы не заболели там? Надо будет зайти и глянуть». Разработать конструкцию ультразвуковых излучателя и приемника (А что делать? Готовых то нет, а из всей литературы только пара подшивок журнала «Радио» в кружке, да десятка два разрозненных номеров «Моделиста-Конструктора» и «Юного техника» в библиотеке).
И, до самого обеда, Электроник, с поражающей окружающих энергией, носился по лагерю в поисках материалов; пилил, клепал, паял; прессовал из извести и сухих белил, а сначала надо было придумать — как прессовать, а потом обжигал керамические таблетки излучателя; забегал, не обращая ни на кого внимания, в библиотеку и там молча шел к стеллажу с журналами, перечитывал их на двадцать пятый раз, делал выписки и опять бежал в клуб.
Увлеченный любимой работой Электроник мог переплюнуть по энергичности и целеустремленности Ульянку, в ее лучшие годы.
Только иногда, в библиотеке, Сергей ловил спиной взгляд Жени сквозь стеллажи, замирал и оборачивался. Но Женя всегда успевала спрятать глаза в очередную книгу и лишь вздрагивала. Очень хотелось подойти, отодвинуть эту проклятую книгу и заглянуть заведующей библиотекой в глаза. Спросить: «Женька, ты что творишь? Со мной и с собой? С нами». Но не хватало смелости. Так и думалось: «А вдруг она не врет? Вдруг я, действительно, не интересен?» Сергей вздыхал и возвращался к своим журналам. Женя выныривала из-за книги и опять начинала гипнотизировать Сыроежкину спину, пока тот, не убегал в кружок, с очередной порцией знаний.
Наконец, ближе к обеду, сегодняшняя порция работы закончилась. Печатные платы травились в растворе и травиться им там до вечера, двадцать керамических излучателей остывали вместе с муфельной печью — нужно четыре штуки, но хорошо, если каждый третий заработает как надо. Принципиальная схема на листе оранжевой миллиметровки была пришпилена к дверце шкафа, поверх чертежа авиамодели, горка деталей извлеченных из ящика и выпаянных из некондиционных плат лежала на втором листе миллиметровки и сейчас Шурик раскладывал их по кучками: резисторы отдельно, транзисторы отдельно и так далее.
— Сергей, на сегодня, наверное, всё. Вечером я приду, платы из раствора достану и промою. — Шурик покачал рукой каркас установки, похожий на сегмент Шуховской башни, одобрительно кивнул. И, подтверждая собственные слова, повторил. — На сегодня всё. Ты свободен, а я — детали рассортирую до конца и тоже пойду.
Электроник еще раз сам пробежался глазами по плану работы, выходило так, что на сегодня, действительно, делать больше нечего.
— Шурик, а может я сам деталями займусь?
— Нет, иди-иди, а то мне еще подумать надо.
— Хорошо. Я на обед зайду за тобой.
— Да, спасибо. Пока.
Подумать, это святое. Нельзя никого отвлекать, когда он думает. Электроник вышел на крыльцо и на несколько секунд зажмурился от полуденного солнца. В библиотеку? Сейчас, когда голова, на время, освободилась от забот, очень захотелось увидеть Женю. «Я только возьму что-нибудь почитать», — не успел подумать Сергей, как уже оказался перед библиотекой. «А вдруг она о чем-нибудь меня спросит? Придумаю что-нибудь».
Не спросила. Вместо Жени, за столом-конторкой сидела Лена, в кресле у журнального столика, пристроился Максим и, похоже, Электроник прервал их беседу.
— П-привет. А где Женя?
— Попросила подменить ее до обеда. Ты что-то хотел взять? Возьми, я запишу. — Лена быстро глянула на кибернетика своими зелеными глазищами.
Пришлось взять, раз уж пришел, какой-то сборник фантастики. Лена записала книгу в формуляр и спросила.
— Сергей. Правда, что вы у себя машину для чтения памяти собираете? — И покраснев и опустив глаза, добавила. — Я бы хотела попробовать.
— Если доктор решит, что это безопасно, то — почему нет?
К счастью, неожиданное бегство Максима с воплем: «Ё-моё! На обед же надо сигналить, а я тут сижу!» — спасло Электроника от необходимости отвечать подробно.

Лена зашла в библиотеку без всякой глобальной цели. Просто взять что-нибудь почитать. Но зацепилась взглядом за Женю. Та грустила в углу зала, за своим столом-конторкой, чем-то напоминая нахохленную птицу под дождем. «Зря мы в автобусе тогда пошутили, — подумала Лена, — Сейчас бы Женя вовсю Сергея гоняла. Или нет, не сейчас. После обеда. Отсюда, до самого кружка. Тоже ничего хорошего, но не сидела бы так, с мутным взглядом. И Сергей не прятался бы от всех в работе». А потом еще, пока Женя записывала в формуляр книгу, выяснилось, что она, со вчерашнего дня сидит безвылазно в библиотеке, с перерывами только на еду и сон.
Понадобились все искусство убеждения и умение выдавать свои мысли за чужие желания, которыми обладала Лена, чтобы уговорить Женю просто сходить прогуляться по лагерю.
— Лена, а если кто-то придет…
— То я выдам ему нужное издание и заполню формуляр не хуже тебя.
— Я только…
— Хорошо-хорошо. Я подежурю. Только ты не долго.
До обеда оставалось еще около часа. Лена погасила верхний свет, погасила настольную лампу, отодвинула тяжелую портьеру у себя за спиной и впустила в библиотеку солнечные лучи. Взвесила в руке выбранную книжку, на пару дней чтения хватит. Бросила взгляд на библиотечные стеллажи. «А ведь рано или поздно книги кончатся. Все, что было здесь хорошего, я уже прочитала. Сейчас читаю средненькое. А потом?» Семен с Ульяной ушли сегодня утром и клятвенно обещали вернуться завтра часам к десяти. Может они еще что-то принесут? По крайней мере, та пьеса, что они принесли в прошлый раз была проглочена Леной за сутки, потом еще три раза перечитывалась, и породила массу карандашных рисунков-иллюстраций, самый доведенный до ума из которых, сейчас ехал обратно, как подарок автору пьесы. Та Мику обладала еще и литературным талантом. Интересно осознавать, что где-то есть очень похожие на тебя Лены, встретиться с которыми, по словам того же Семена, почти невозможно. Как там он сказал? «Останется только один!» Можно только во сне. Лена вспомнила обрывки сна, которым завершилась их с Алисой спасательная экспедиция. Сколько там Алис в одном месте оказалось? Три, минимум. Сон, сном, но волдыри на ладонях потом сходили до самого конца цикла. Лена грустно вздохнула и уселась на Женино место. Какая бы средненькая книга не была, но постепенно и она увлекла Лену, поэтому, когда минут через пятнадцать в дверь постучали, Лена вздрогнула от неожиданности.
— Привет. А ты сегодня за библиотекаря, что ли? — Максим удивленно разглядывал Лену, стоя в дверях.
— Наверное. Да. Подменяю Женю до обеда.
— А, ну тогда ладно. Я книжку возьму, можно? — И, не дожидаясь ответа, пошел шарить по стеллажам.
Дальше Лена уже не читала, а больше прислушивалась к звукам доносящимся из глубины зала. Что-то передвигали, что-то мягко падало, что-то шуршало, иногда невидимый Максим тихо чертыхался. Лена несколько раз порывалась вскочить и посмотреть на происходящую катастрофу, но всякий раз удерживала себя на месте. «Женя меня съест», — подумала обреченно, когда из-за стеллажей показался Максим, весь в пыли и с номерами «Знание-сила» в руках.
— Максим. — Лена подняла глаза на горниста. — Ты только что разгромил половину библиотеки ради пары журналов. Возьмешь их? Давай я запишу.
— Не, не половину. Четвертую часть в дальнем углу, куда никто не заглядывает. — Максим посмотрел на журналы, посмотрел на часы над дверью и устроился за столиком. — Я, наверное, их здесь почитаю.
Была бы тут Женя, не остался бы, конечно. А общество Лены было гораздо приятнее, тем более, сейчас пойдешь в домик, а тебе вожатая навстречу: «Максим, почему на площади бумажки? Это теперь твоя подотчетная территория. — Или. — Максим, почему бездельничаешь? Или занимайся, или марш со своим отрядом в лес, шишки и желуди для конкурса "Умелые руки" собирать!» Так что в библиотеке отсидеться выходило даже и спокойнее. Лена тоже против общества Максима не возражала, поэтому скоро тишину в библиотеке прерывало только шуршание страниц и шмыгающий нос нелегально искупавшегося вчера Максима.
— Лен, а можно спросить? — Максим решился начать разговор. — Скажи, вы нашего физрука давно знаете? Ты и Алиса.
— Давно. Не очень, но давно. — Запутанно ответила Лена. — С рождения. — Книжка была скучная, и разговаривать было интереснее. — А почему ты спросил?
— Тогда понятно. Да просто, даже Алиса никогда не будет взрослого, пусть и хорошо знакомого, человека Сенькой называть. И она всегда так пытается заботиться о Семене, а Ульяна видит это и только улыбается.
— Ты наблюдательный… — Лена думала, как закруглить разговор. В конце-концов Максим пока еще только кандидат в старший отряд, и разъяснять тонкости взаимоотношений Рыжих с Семеном постороннему человеку не хотелось. Но, кажется, Максим понял слова «с рождения» буквально, и сделал свои собственные выводы.

Шурик, отпустив Сыроежкина, закончил отбирать нужные детали, высыпал их в жестяную коробку из под леденцов и убрал в ящик стола. Посмотрел, как травятся платы, поболтал кюветой, чтобы перемешать раствор. «Ладно, азотная кислота, но хлорное железо шефы могли бы лагерю для кружка подарить. Сейчас бы полдня не теряли. Нет, потеряли бы, керамике все равно остывать до утра вместе с печью». Шурик запер клуб и, огибая здание, пошел на свое вчерашнее место. Прежде чем начинать зондировать собственный мозг, Шурику предстояло разобраться, что ему известно об этих своих сновидениях и голосе в голове, и записать данные самонаблюдения и самоанализа в рабочую тетрадь, чтобы иметь точку отсчета. Сыроежкин уже согласился быть вторым — контрольным экземпляром. Неплохо было бы, для статистики, набрать еще добровольцев, но Шурик опасался возможного риска. В любом случае, как настоящий ученый из любимых книг, Шурик твердо знал, что начнет с себя.
Председатель кружка кибернетики открыл личную рабочую тетрадь и на первой чистой странице написал: «Дневник самонаблюдения. Начат в четвертый день смены. Данные по предыдущим дням восстановлены по памяти». Перечитал. Получилось неплохо. Потом дописал в конце: «… по памяти и опросам очевидцев». Дальше следовал подзаголовок: «Необычные сны и мысли. Галлюцинации и явления». Далее следовало описать события первого дня. Шурик порылся в памяти: «Событие первое — сон в автобусе. Приснилось, что мне сорок лет и я еду в лагерь с пионерами. Почему-то называю пионеров "миксами" и "копиями". Событие второе — провал в памяти. Поздно вечером обнаружил себя стоящим на площади, спиной к лаборатории. Что делал в лаборатории не помню и восстановить свои действия не удалось». Шурик зачеркнул "лабораторию" и написал "кружок". Вроде бы всё. Но тут мысли Шурика перебили.
— Привет. А ты Сергея не видел?
Главный кибернетик вздрогнул от неожиданности и уронил карандаш. Поднял глаза. Перед Шуриком стояла девочка, лет, наверное, девяти, не больше. Светлые глаза, стрижка такая, что не понять, коротко стриженная перед тобой девочка, или обросший мальчик. Если бы не юбка, аккуратность в одежде и маленькие сережки-гвоздики в ушах. «Сергея? А! Это Сыроежкина что ли».
— Нет, занятия закончились и он ушел. Поищи его в библиотеке.
— Понятно. Если увидишь, то передай, пожалуйста, что его Оксана Зайцева искала.
И, не дожидаясь ответа, исчезла, нырнув куда-то в кусты.
Шурик повертел в руках карандаш. Синий «Картограф» сломался, после контакта с бетонной отмосткой, и теперь, чтобы его очинить для продолжения записей, нужно было возвращаться в клуб. Пришлось отклеивать спину от стены клуба, подниматься, отряхивать форму. «Здесь удивительно чисто. Ни копоти, ни глины, ни мазута. Отряхнулся и форма как новая. А чтобы найти грязь нужно специально постараться». Сигнал к обеду прервал размышления кибернетика, Шурик занес тетрадь в кружок и, встретив на крыльце пришедшего за ним Сыроежкина, отправился в столовую.

«Почему Алиса куксилась, что все, из цикла в цикл, одно и тоже? Может она просто видеть не умеет? Не знаю. И пионеры и природа, каждый цикл, но чуть-чуть разные. Вон, куст подсыхает, прошлый цикл зеленый стоял, а в этом — листья теряет. А здесь, за четыре дня, новую тропинку протоптали, интересно — приживется или нет? А уж люди как меняются... Это просто надо увидеть». — Лена шла из столовой к себе в домик и размышляла. «Я, наверное, порисую сейчас. Портрет Саши начну, а то сколько времени живем в одном домике, а так Саши у меня и нету».
Саши дома не оказалось. «Или возится с мелкими, или еще где-то, хоть у Мику в кружке». В этом цикле девочки сблизились раньше обычного. Купальный сезон официально открывался в четверг, а в следовании инструкциям Саша была чем-то похожа на Сережу Сыроежкина, так что на пляже ее точно не было. «В следующий раз», — Лене пришлось в очередной раз отложить мысль о Сашином портрете.
Взять этюдник и уплыть на остров? Причем, на малопосещаемый остров Длинный. Или уйти с этюдником на остановку и, в очередной раз, нарисовать дорогу, убегающую в поля? Лена взвесила в руке этюдник и поморщилась. Да и не очень то и хотелось. Может остаться в домике и изобразить ту сценку приручения стрекозы двумя маленькими девочками? И подарить Алисе? Лицо маленькой Алисы встало перед глазами как живое. Алиске понравится. Так, одна идея есть, и ладошка зачесалась — хороший признак. Значит результат будет удачный. А потом, без перехода Лена вспомнила, как в столовой Женя и Электроник постоянно бросали взгляды друг на друга, и как они вздрагивали, отводили глаза и зажимались, если этим взглядам случалось встретиться. Да, это оно. Лена быстро набросала сцену приручения стрекозы, чтобы поработать над ней после, когда время будет, а сама взяла карандаши, папку с бумагой, и направилась к Жене в библиотеку.
— А, это ты. Заходи.
Женя постепенно отходила от вчерашнего приступа черной меланхолии и встретила Лену почти приветливо.
— Я почитаю тут?
— Библиотека публичная. — Женя фыркнула на слове «публичная» и пожала плечами. — Читай.
Лена так и сделала, ну почти так. Выбрала книгу побольше, устроилась за одним из читательских столов так, чтобы Женя оказалась в нужном ракурсе, и, спрятав в раскрытой книге лист бумаги, начала делать зарисовки, стараясь поймать эмоции. Женя читала что-то своё, время от времени бросая взгляды за окно и на входную дверь, хмурилась, коротко поджимала губы и переворачивала очередную страницу. А после очередной страницы проскрипела, не глядя на Лену.
— Между прочим, можешь не прятаться. А если бы спросила разрешения, то и совсем хорошо было бы.
— Ой. — Лена покраснела.
— Рисуй если хочешь. Но, я не понимаю. — Женя, все так же не глядя на Лену, пожала плечами. — И, спасибо, что посидела тут вместо меня.
И еще на полчаса девочки погрузились в молчание, прерываемое шелестом бумаги и редкими вздохами. Да иногда, снаружи, доносились голоса пионеров: по Плану мероприятий у среднего отряда было сейчас свободное время, чем они и пользовались, устроив беготню по всему лагерю. «А ведь она ждет, что Сергей заглянет, — подумала Лена, — а тот боится и где-то прячется. Зря девочки посадили Сергея на моё место, и зря я на это согласилась. Нужно бы все рассказать, но не поверит, решит, что я Сергея выгораживаю. С ее то точки зрения все было так, как она увидела».
— Лена. А что за рукопись ты вчера у меня забыла? — Опять проскрипела Женя.
— Это. — Лена задумалась, как не соврать так, чтобы Женя не стала потом крутить пальцем у виска. — Это девочка одна, знакомая нашего физрука, сказку написала. И Семен попросил, чтобы я к ней иллюстрации сделала. — И, отвечая на висящий в воздухе вопрос, добавила. — Можешь взять почитать. Заходи вечером. Я Саше скажу, если меня не будет.

Женя, действительно, ждала Сыроежкина. Даже самой себе не сознавалась в этом, но ждала. Провожала взглядом пробегающих за окнами пионеров, прислушивалась, когда казалось что кто-то топчется на крыльце, вздрогнула, когда вдруг повернулась дверная ручка. «Ой!» — Ёкнуло внутри. Но, к счастью, это оказалась Лена. Или, может быть, к сожалению это оказалась Лена. Этого Женя даже под гипнозом не сказала бы. Лену Женя уже отнесла к числу безопасных, подвоха от нее не ждала, поэтому выгонять из библиотеки не стала, а разрешила остаться и посидеть-почитать. В общем-то каждый любитель посидеть-почитать был понятен Жене и не вызывал у ней ни агрессии, ни испуга. И даже то, что Лена, вместо чтения, занялась рисованием, Женю особо не раздражало. Так только, дала понять, что заметила, и всё. Только поначалу неприятно немного было оказаться в фокусе чужого внимания. Под конец даже разговорились немного, обсуждая разное.
— Женя, в субботу сбор отряда будет.
— Я не приду.
— Я, может, тоже. Я не об этом. Будем решать, принимать новенького или нет. В… — Лена чуть не ляпнула: «Вместо Ульяны». — Вот того, который горнист, Максима.
— Да мне, как-то, все равно. Если нужен мой голос можешь передать, что я — за.
Лена закончила рисовать и ушла, Женя ждала, что ей покажут, но Лена просто попрощалась, собрала бумагу и ушла. «Ну, значит, не больно-то и хотелось, значит мне и не нужно это видеть».
Женя, после ухода Лены, еще раз обвела глазами библиотеку, увидела журналы на полке с прочитанной и возвращенной литературой. «Интересно, кто брал?» — Подумала как хозяйка. Глянула в ящик с читательскими формулярами. Сверху, на коротенькой шеренге формуляров, стоящих в ящике друг за другом в алфавитном порядке, лежал свежий. «Родионов Максим, 14 лет, средний отряд». Над зачеркнутым словом «средний» рукой Лены было написано «старший». «Любит ли читать, я еще не знаю, но умеет, это точно», — проскрипела вслух заведующая библиотекой, чуть улыбаясь и пристраивая формуляр в общую шеренгу, между Персуновым Семеном и Тихоновой Еленой. Теперь осталось только вернуть журналы на место и можно запирать библиотеку на перерыв. Или не запирать — идти все равно некуда. Женя взяла журналы, подержала их в руках и положила обратно на полку. Потом взяла самый верхний и быстро пролистала его. Нет, все верно, вон и библиотечный штамп на месте. Но все же. Женя подошла к каталогу, выдвинула несколько ящичков и умело пробежалась по картотеке, потом проделала это еще раз, читая каждую карточку, вынимая карточки из ящичков и проверяя — не завалилась ли какая-нибудь карточка, выпав из общего ряда. Потом проделала тоже самое уже с каждым ящичком, а не только с теми где была периодика и издания на букву З. В каталоге библиотеки «Совенка» не числилось ни одного номера журнала «Знание-сила». Не смотря на библиотечный штамп на этих самых журналах. Женя вернулась к журналам, взяла с полки самый верхний, посмотрела на первую страницу обложки, потом перевернула и посмотрела на типографские данные «сдано в набор 06.09.1991». Женя глянула на календарик, притаившийся под оргстеклом, закрывающим ее стол. Согласно календарику на дворе стоял июнь 1987 года. «Кажется придется прийти на сбор отряда. Кажется придется спросить у новенького, где он берет журналы? Может он и книг хороших оттуда же натаскает?»

Саша, чуть-чуть разминувшаяся с Леной, сейчас сидела у себя в домике и с огромным удовольствием читала ту самую пионерскую сказку. Читала, возвращалась к началу, закрывала глаза и как живых представляла себе героинь: Анфису, Ларису, Жанну, Машу. Тем более, что и представлять особо не нужно. «Вон же они — живые. Ясно с кого их списывали. Нет, разница, конечно есть, так на то и сказка». Вот ни Святославы, ни Янки, ни Степана здесь не было. Святослава чуть походила на саму Сашу, но совсем чуть-чуть. «Янка… может быть, если бы Ульяна была помоложе лет на пять, то так она себя бы и вела. Степан? Не могу себе представить, неужели Семен был таким? Нет, в нем вовсю живет семнадцатилетний пионер, это не вооруженным глазом видно, но и двадцатипятилетний заместитель начальника лагеря тоже в нем». Саша опять вернулась к началу и посмотрела на первую страницу. «Как, когда Мику успела все это сочинить? Она же сама говорили в день приезда, когда знакомились, что она впервые в СССР, а ее папа с мамой сейчас едут на поезде из Владивостока в Москву, с остановками в крупных городах. Но вот же автор: Мику Хацуне, а вот посвящение: «Сенечке, которому… и Ульянке...», — и подпись японскими закорючками. То есть Мику знала Семена, когда тому было семнадцать? А самой Мику, получается, девять? Ничего не понимаю, надо будет спросить, для начала у Лены». Посмотрела на стену над Лениной кроватью, всю увешанную картинами. Портреты и пейзажи. «И когда успела?» Три портрета особенно притягивали взгляд. Женщина, похожая на Лену как родная мама, протягивает руки открытыми ладонями к зрителю, губы плотно сжаты, глаза чуть прищурены, как будто какую-то работу делает или спорит с кем-то, а если присмотреться, то такая бездна тоски и боли в этих прищуренных глазах… Второй портрет, парень похожий на Семена, наверное таким он и был, в семнадцать лет, только глаза не семнадцатилетние, а взрослые и какие-то уставшие, что ли, но понимаешь, что он сейчас улыбнется, этими уставшими глазами, и скажет: «Все ерунда, прорвемся!» Третий портрет, тот очень позитивный, на нем Семен и Ульяна, сидящие рядышком на крыльце этого самого домика, оба улыбаются, оба счастливы и, как раз и видно, что подросток из заместителя начальника лагеря никуда не делся.
В дверь постучали.
— Привет. — На пороге нарисовался Максим.
— Здравствуй! — Саша улыбнулась хорошему человеку.
Очень заразительно улыбнулась, так что Максим сразу разулыбался в ответ. И как-то даже и не пришлось маскировать смущение нахальством, а захотелось просто взять сразу и обратиться, к так приветливо улыбающейся девочке, со своей такой деликатной просьбой.
— Саш, ты не могла бы чуть поучить меня танцевать? К следующей дискотеке?
— Хочешь Алису удивить. — Саша не спрашивала, а просто констатировала факт. — Приходи в музыкальный кружок после ужина. С Мику я договорюсь.

Вторую половину дня Сыроежкин провел в компании милой девушки Оксаны. Показывал ей, как правильно держать нож; объяснял, когда режут от себя, а когда — к себе; ругался на нож, который она принесла, а потом объяснял, почему острый нож безопаснее тупого. «Ты, когда острым ножом режешь — рука просто идет за ножом и все, и не надо лишних усилий делать. Просто следи, чтобы пальцы напротив лезвия не оказались. А когда режешь тупым, то ты напрягаешься и у тебя нож обязательно сорвется и попадет по пальцам». Ну и все это перемежалось другими разговорами. «Вот знаешь, Сережа, мне кажется, ты ей нравишься. Если бы не нравился, она бы не стала тебя прогонять». «Эх, Оксана, твои бы слова, да богу, которого нет, в уши».
Потом искали вдвоем подходящий кусок коры и Оксана пыталась выстругать хоть что-то похожее на кораблик. «Не надоело? Ну, тогда пошли в клуб». Пошли в клуб, извинились перед Шуриком, за то что помешали, и заточили нож Оксане.
Потом опять искали кусок коры. «Стой. А теперь, прежде чем за нож браться, нарисуй, что ты хочешь. Да вот, хоть на мокром песке палочкой и нарисуй». «Вот так, да?» «Нет, смотри, как надо».
Потом разбирали проект Оксаны по косточкам. «А ты хочешь, чтобы он просто на полке стоял или, чтобы его еще и на воду спустить можно было?» И тут же: «Знаешь, напиши ему письмо, небольшое, чтобы упаковать можно было. В клубе была папиросная бумага, вот на ней завтра и напиши. Потом в полиэтилен запаяем и внутри корабля спрячем. Если все так, как ты говоришь, он обязательно полезет разбирать твой подарок. Там письмо и найдет. Может это сработает».
И снова взялись за ножи. «А почему ты все своими руками должна делать? Что значит, иначе цикл не переживет?»
А потом долгие разговоры. «Не знаю, Оксана, права ты или нет, но может, это мы уходим куда-то дальше, а вы здесь задерживаетесь».
И расстались уже перед самым ужином, договорившись о завтрашней встрече. «Знаешь Сережа… Нет, потом, в конце смены. До завтра!» — И убежала, прихватив с собой недоделанный кораблик. А Электроник еще посидел на берегу, улыбаясь и думая о том, какая это славная девочка и о ее словах, что он Жене нравится. Дождался горна и уже тогда встал, отряхнулся и пошел сперва в кружок за Шуриком, а оттуда на ужин.

Алиса оказалась в этом лагере помощницей вожатой исключительно из-за отсутствия альтернатив, и была она плохой помощницей вожатой, но какие-то привычки въелись и их уже не вытравить. Вот и сейчас, она перебирала в памяти прожитый день, анализировала свои ошибки, делала выводы и строила планы на завтра. «Что там со мной и лагерем происходило сегодня?»
Прощание с Персуновыми в пять утра. Алиса не утерпела и вскочила в такую рань, чтобы проводить своих самых близких людей, уходящих в утреннюю хмарь.
— Вы туда же, на то же место?
— Да Алис. Точка стабильная и еще долго продержится. Да не кисни, Рыжая. Завтра же придем назад!
Спать уже не хотелось, поэтому присела на крыльце спортзала, кутаясь в олимпийку. И в каком-то оцепенении провела час, пока не появилась Сашка, возобновившая свои утренние пробежки.
— Привет.
— Доброе утро, Алиса. Побежали со мной?
— Пф-ф. Я что, больная? Ты то почему одна? Катька отказалась?
— Да, не пойму я её что-то. Вчера просилась, а сегодня я за ней забежала, а та ни в какую. Еще и смотрит обиженно, и глаза красные, будто плакала. Ладно, побежала я.
И только легкие шлепки подошв о покрытие беговой дорожки еще слышны за спиной.
Чуть позже — Максим, который хотел спросить о чем-то, но так и не решился.
Еще чуть позже — линейка, слава богу, в этом цикле не военизированная.
— Алиса, а ты не в курсе, где наши физруки? Они предупредили, что появятся завтра, после завтрака, но о подробностях умолчали.
— Ольга Дмитриевна, помните, в первый день тут сестренка Ульянина отметилась, отдыхает тут недалеко. Вот, кажется ее навестить.
— Недалеко? Странно. До ближайших людей здесь километров триста. Ну ладно, Алиса, на субботу какие мероприятия запланировала?
Кибернетики затеяли что-то новое в своей берлоге. Надо будет убедиться, что это безопасно для окружающих.
И так обо всем дне. А еще, завтра открытие купального сезона и физруки на пляже были бы ох как уместны. «Надо будет на следующий цикл убедительно попросить их не уходить вдвоем. Стоп. Они же завтра к одиннадцати обещали вернуться, так что все нормально».
Алиса покосилась на бывшую Ульянкину кровать, занятую сейчас гитарой и одеждой. «Привыкаю постепенно, вот уже и ее кровать вещами занимаю, и бельем эту кровать застилать не стала. Но все равно вечерами тоскливо. Хорошо хоть Ульянка каждый вечер специально поболтать заходит. И хорошо, что она меня простила: "Алиса, если бы ты в тот раз промахнулась, то Семен прошел бы сквозь наш лагерь, мимо и дальше". А эта "сестренка" Ульянкина еще разбередила. Уговорить бы ее здесь остаться, так в ее лагере своя Алиса есть, той тогда совсем плохо будет. Хуже чем мне в прошлом цикле. А у меня уже какие-то просветы появились. Вроде Макса, того же. Правильно Мику про него сказала, что он тычется всюду с любопытством и дружелюбием, как молодой пес». Алиса улыбнулась: «Было бы ему, хоть на пару лет побольше».
Алиса посмотрела на гитару, но нет, настроения не было. «Ну, значит спать». Погасила свет и завернулась в простыню. Она уже знала, что ей приснится. Каждую ночь, с середины прошлого цикла Алисе обязательно снился один и тот же сон. Очень спокойный, ни куда не зовущий, не оставляющий после себя никаких эмоций, он просто снился. Начинался сон с того, что Алиса оказывалась заперта внутри зеркального шара — елочной игрушки. Постепенно размеры игрушки росли, стенки отдалялись, теряли четкость, горизонт становился все дальше и вдруг Алиса понимала, что она уже не внутри зеркального шара, а снаружи. А потом это шар начинал уменьшаться в размерах, горизонт опять приближался и оказывалось, что вокруг Алисы плавают, иногда соприкасаясь, а иногда слипаясь в устойчивые гроздья множество таких шаров. И внутри каждого спрятана своя Алиса, в чем-то абсолютно такая же, а в чем-то похожая только на саму себя. И можно перепрыгнуть со своего шара на соседний и проснуться уже там, рядом с двойником. И с двойником, при таком проникновении, ничего не случится. Вот только надо решиться прыгнуть. «Интересно, Ленке тоже самое сниться? — Еще успела подумать Алиса, перед тем как уснуть окончательно. — Она ведь та еще партизанка, будет молчать, пока совсем плохо не станет».
Развернуть

Ru VN Юля(БЛ) Алиса(БЛ) Ульяна(БЛ) Виола(БЛ) Славя(БЛ) Лена(БЛ) Фанфики(БЛ) Мику(БЛ) лагерь у моря ...Визуальные новеллы фэндомы Бесконечное лето 

Лагерь у моря часть 51. Рут Алисы.

Страница фанфика на Фикбуке
Часть 50

                                                 Я не стремился к власти, к величию и славе. Но если для того, чтобы защитить мир, чтобы сделать его лучше, нам придется встать в первых рядах... да будет так. Даже если годы спустя меня назовут тираном. "Из личных записей товарища Генды".

Юля очень любила путешествовать между мирами. Она, как непредсказуемый элемент, моталась туда-сюда по параллельным реальностям. Её ушки торчали из многих странных событий. Вот и сейчас, на окраине ночного лагеря, отрывался самый настоящий портал. Из ярко-голубого марева, выпрыгнула миниатюрная фигурка, с кошачьими ушками и в платье, видавшем виды. Изящный носик, внюхивался в воздух, ушки двигались, стараясь уловить малейший шум. Но в лагере было тихо, в лагере…было пусто.

Юля крадучись пошла в сторону корпуса, где жил её друг. По пути разглядывая пустые площадки, свет фонарей горел, да и в окнах, много где было светло. Тогда почему, так тихо? Безмолвие ночи, нарушал лишь, едва различимый, рокот далеких волн. Ни птиц, ни насекомых, не слышно, даже чуткими пушистыми ушками. Нервно дернув хвостом, кошкодевочка пошла дальше. С каждой минутой, ситуация нравилась ей всё меньше. Что тут могло произойти, почему лагерь пуст? Насколько она помнила, в этом мире нет аномалии могущественнее, чем у её друга. По мере приближения к входу в корпус, она почувствовала, как воздух вокруг, теряет тепло.

Холод, он вырывался из центрального здания, стремясь пронзить всё, до чего дотянется. Девочка стояла у входа, размышляя, стоит ли идти дальше? Там, внутри, Юля ещё чувствовала присутствие дорогого ей человека, и просто не могла, не узнать, что происходит. Шаг, ещё шаг, изящные босые ножки шлепают по холодному полу. Она старалась не обращать внимания, на вырывающийся изо рта пар, а ведь лето на дворе! Шерсть на хвосте и ушках стояла дыбом, пару раз, ей даже приходилось отряхивать их от инея. Поднимаясь по лестнице, Юля зябко пожимала плечами.

Девушка видела пустые комнаты, с раскиданными вещами, некоторые валялись прямо в коридоре. Судя по всему, люди в спешке покидали это место. В абсолютной тишине, было слышно, как гудят холодильник и телевизор, в комнате отдыха. В открытых дверях жилых помещений, были видны не застеленные кровати, на паре тумбочек лежали телефоны. Напрасно дожидаясь своих хозяев, они мигали полным зарядом.

Наконец, она добралась до своей цели, мед кабинета, дверь которого была приоткрыта. Из-за проема, по-над самым полом, стелился холодный пар. Юля многое видела, уносила свой пушистый хвостик из сотен передряг, но всё же. Перед тем как зайти в кабинет, ей пришлось собираться с духом. И вот раздается скрип промерзших петель, а она, осторожно заглядывает внутрь.

То, что Юля увидела внутри, заставило маленькое сердечко сжаться, от жалости, сочувствия, и страха… В когда-то ухоженном, убранном до пылинки кабинете, царил хаос. Раскиданные инструменты, перевернутый стол, валяющиеся на полу ампулы, бинты и шовный материал. Из четырех лампочек, горела лишь одна, остальные потрескались, больше не давая света. Хозяин кабинета, был здесь, стоял на коленях, перед одной из кушеток. Помятый халат, опущенные плечи, еле двигавшиеся от слабого дыхания, волосы растрепанны, и покрыты изморозью. Он производил впечатление сломленного человека. Юля пригляделась. На кушетке неподвижно лежала девушка, с фиолетовыми хвостиками. Когда-то живые и блестящие, они печально поникли, кожа их хозяйки, была бледной, а грудь неподвижна. Она не дышала.

-Док, - жалобно мяукнула девушка. И сделала шаг в его сторону, босая ножка наступила на раскрытую книгу, забытую на полу.
Медленно, очень медленно, высокий мужчина повернул голову, и Юля увидела. Потухшие, лишенные былой жизни глаза. Они казались бездонными озерами, полными отчаяния и боли. Там, на самом дне, уже мелькали холодные осколки. Только сейчас, кошкодевочка заметила, что рука лежащей на кушетке, была перебинтована. От локтя, до самой кисти, белоснежный бинт, с вкраплениями красного. Пятна крови…

-Что случилось, пока меня не было? – Юля еле могла говорить, зубы девочки стучали от холода, который пронизывал до самых костей.
-Киса? – голос Дока, походил на механическую запись, никакой интонации, просто набор звуков. – Я дурак, киса. Думая, что заслуживаю счастья. Я потянулся к нему…
Он погладил лицо лежащей девушки, на удивление спокойное, словно она просто спит. Из глаз человека, безмолвно падали слезы, не долетая до пола, они превращались в морозную пыль. Никогда раньше, Юля не видела чтобы он плакал.
-И вот, что получилось, - воздух стал ещё холоднее. Окна затрещали, по стеклам ползли трещины, и ледяные узоры.

-Док, давай выйдем отсюда, поговорим, может я смогу, чем-то помочь тебе? – Юля тщетно взывала, сама осознавая это. В глазах, смотревших на неё, почти не оставалось человеческого тепла, которое она так любила в нем.

-Юля, это ты? Сделай что-нибудь! - Внезапно подал голос телефон, лежащий возле перевернутого стола. Из включенных динамиков, зазвучали слова Виолы. – Док, не глупи, тебе уже присвоили, красный код опасности, твоя аномалия выходит из-под контроля. Мы эвакуировали лагерь, и теперь ничто не связывает организации руки. Если потребуется, тебя устранят, как опасный элемент. Одумайся!

-Уходи киса, - безжизненный голос, внезапно наполнился таким теплом и любовью, что Юля резко перевела взгляд с телефона, на кушетку. Док склонился над девочкой, поглаживая отливающие фиолетовым волосы. – Прожил в холоде, всю жизнь. А когда нежный лучик тепла, приласкал меня. Я не смог, его защитить. И всё, что остается в моих силах, это замуровать нас, во льду, который я ненавижу...

Раздался звон, это лопнула последняя лампочка, и кабинет затопила темнота. Во мраке, светились два холодных ярко-голубых глаза.
-Я не могу, жить без неё, не хочу, возвращаться в бесконечный холод. – Док напоследок поцеловал бледные губы, на которые упали замерзшие слезинки. Обнял неподвижное тело, казавшееся неимоверно хрупким, в таких больших руках. И прошептал, - прощай, киса. Беги. А мы, останемся, и никогда больше, не будем одиноки…

Сам воздух, словно превратился в холодную воду. Человек засветился изнутри, и этот призрачный голубой свет, нес погибель, как всему живому, так и своему хозяину. Юля стремительно развернулась, и пустилась наутек, а холод, преследовал её по пятам. Девушка плакала, в глубине души понимая, что уже ничем не поможет. А за её спиной, беспощадный холодный поток, покрывал всё толстым слоем вечного льда. Его безмолвной мощи, было всё равно, что стоит на пути. Стены и перила, мебель и стекло, бетон и сталь, всё замерзало… Лед, сковывал в своих смертоносных объятиях всё, чтобы сохранить навеки.

Юля бежала вниз, не оглядываясь, она чувствовала, как за спиной трещит замерзающий мир. Гасли лампочки, ломались окна. Казалось, что лед плачет, замораживая всё на своем пути. Последним отчаянным прыжком, девочка вырвалась из обреченного лагеря. Повернувшись, она с тихим стоном рухнула на землю, глядя, как вся территория лагеря, которую Док так любил. Превратилась в большой сверкающий айсберг, в котором ещё угадывались очертания зданий, площадок, фонарей. Изнутри, лед светился призрачным, холодно-голубым сиянием. Постепенно и оно, начало гаснуть, темнота поглощала место, когда-то полное смеха и тепла, и вот уже не видно домов. Дорожки пропадают с глаз, последний свет, покинул лагерь. Оставив в этом мире, лишь холодную, темную, мертвую…толщу льда. С небес медленно кружась, начал падать снег, воздух был сухим, отдав всю влагу аномалии, собравшей её.

Юля не помнила, когда ей последний раз было так плохо. Не видя ничего перед собой, она, шатаясь, брела в сторону леса. Не обращая никакого внимания на подъехавшие машины, на людей в форме, носившихся с аппаратурой. Кто-то ковырял киркой лёд, но от твердого как сталь монолита, не отскакивало ни кусочка. Они не видели её, и сейчас, в глубине души, девушка была этому рада.

-Он утратил контроль, - услышала Юля, когда проходила мимо девушки в халате, - удивительно, что Док смог сдерживать аномалию даже слетев с катушек. Только благодаря этому мы успели эвакуировать всех.
-Он всегда был способным, Ви. - Ответил ей человек в форме, который глядя в бинокль, тщетно пытался разглядеть, что творилось в километровой глыбе замерзшей воды. – Даже жалко, терять такого.
-Кажется, ты был о нем не лучшего мнения, Кэп? – Удивилась его собеседница. – Думала, только рад этому будешь.
-Мы с ним оба, - выделил боец последнее слово, - ошибались. Он боролся с безумием до конца, представь, случись это, когда все дети ещё там?

Не желая слушать окончание разговора, Юля царапнула воздух ладошкой, открывая голубой овал портала. Не в этом мире, так в другом, она больше не позволит своему другу. Страдать… С хвоста, исчезающего в проеме портала, на траву упали несколько белых снежинок, в теплом мире, куда отправилась девушка, им не было места.

Док.
Танцы набирали обороты, казалось на площадке негде яблоку упасть. На площади, по ощущениям, собрался уже весь лагерь. Толпа двигалась, под ритмичные звуки из колонок.

-Ну, где её носит? – пробубнил я под нос. И посмотрел на диджейский пульт, за которым уже стояла Мику. Быстро переодевшись, девочка щеголяла черно-голубым платьем, едва прикрывающим стройные бедра, а на ногах у неё были высокие чулки, под цвет платья. Настолько короткого, что неподалеку от пульта, уже собралась небольшая компания, восхищенно вздыхавшая, каждый раз как оно немного приподнималась. Удивительно то, что там были ещё и девочки, это совпадение, что они в розовом?

"-Девочки, которым нравятся девочки, ммм. – Мечтательно потянул Шиза".

Мику не стояла за пультом, умело подкручивая диски и регуляторы, она весело пританцовывала, покачивая в такт музыке головой. Необычного цвета длинные волосы, словно бирюзовые волны, плыли по воздуху. Сейчас, когда я мог разглядеть её во всей красе, то причина популярности девушки, стала понятной. Метиска, она взяла от родителей всё самое хорошее. Изящество, тонкие черты лица и тела, изгиб губ, от азиатской половинки. Светлая, словно сияющая изнутри кожа, большие аквамариновые глаза, и румяные щеки, от русской. Хотя я мог поклясться, что такого цвета глаз и волос, раньше не видел. На Мику был минимум косметики, небольшие тени, подводка, и всё. С моим зрением, в деталях рассмотреть кого-то даже на таком расстоянии – не проблема. А после многих лет учебы в меде, в компании преимущественно девочек, невольно начинаешь в этом разбираться. Нет, реально, я знал даже как выбирать колготки. Что поделать, если в свободное от учебы время девочки сплетничали о своем, а я был непроизвольным слушателем.

Но самым удивительным был голос, уже вторую песню, Мику пела САМА! И колонки разносили чистое, высокое, завораживающее с придыханием пение, по всему лагерю. Если приглядеться, то к воротнику платья, был прикреплен небольшой микрофон. Девочка пела, прикрыв глаза, отдаваясь музыке целиком, по белой шее стекала одинокая капелька, выступившего от усердия пота. Но тем не менее, она ни разу не сбилась, умело контролируя дыхание. Профессионал, даром, что на вид лет семнадцать. После одного прыжка, ветер немного приподнял подол её платья.

"-Белые, в голубую полоску, или голубые, в белую полоску? Вот в чем вопрос. – Философски начал Шиза. Но, не выдержав, сорвался. – Чувак, это же классика! Давай подловим момент, и рассмотрим в ускорении всё как следует!".

-Успокойся, давление подскочит, - улыбнулся я. Некоторые совершенно не меняются. – Хотя идея привлекательная, не спорю.
Мику успела переодеться, и привести себя в порядок. А вот рыжая задерживалась. Яма вроде приступила к своим обязанностям, да и Алиса, хотела спокойно привести себя в порядок, иначе фиг я бы от неё отошел!

"-Нет. Чувак, ты только посмотри, - вдруг добавил Шиза, - гирлянды на деревьях! Пластинки на пульте, танцы под открытым небом. Прям восьмидесятые, ей богу. Нам осталось найти зауженные джинсы, и розовую рубашку, с высоким воротником, или что там блатные носили. И будет полное погружение в прошлый век".

Шиза мог критиковать сколько угодно, но чувствовалось сто он доволен. На площадке было видно, как танцевала Ольга с физруком, не забывая поглядывать на свой отряд, как бы детишки не увлеклись. Славя плясала сочетая одновременно ритмичность и скорость, с какой-то, плавностью что ли. Ульянка сидела на скамейке, и, переводя дыхание, уплетала стаканчик мороженного. И где только достала? Хотя ещё минуту назад, исполняла странную смесь современного диско, и движения «Меня ударило током, но всё нормально».

Инцидент у ворот, был исчерпан. Смутьянов увезла скорая, а с прибывшими представителями закона, дела уладил лично Кэп. После всего этого, возвращаясь в лагерь, он удивленно смотрел на меня. Неужели реально думал, что я просто всех поубиваю?
Уши потихоньку привыкали к повышенной громкости, а не зря этой девочке поручили музыкальный клуб. Треки она подбирала умело, иногда запуская медляк, иногда что-нибудь поактивнее.

-Док. – Раздался рядом, еле слышный за громкой музыкой голосок. Ульянка подкралась, и теперь тянула меня за рукав рубашки. – Пошли, потанцуем, а то Алиска придет и уже не отдаст тебя.
Рыжик весело улыбалась, глядя на меня снизу вверх. Маленькая ладошка трогательно сжималась на ткани. В глазах веселые искорки.
"-Это тараканы в голове, фейерверк запустили, в честь праздника, - подхохмил внутренний голос".
Как тут отказать? Галантно протянув девочке руку, я принял её маленькую, липкую от пломбира ладошку, и позволил Ульянке увести себя. Мы не спеша танцевали медленный танец, мелкая еле доставала до меня. Приходилось быть очень осторожным, чтобы не наступить случайно на маленькие лапки в блестящих туфельках. Но в целом, мне понравилось. Рыжик не пользовалась косметикой, а вот духи у неё неплохие, не у Алисы ли часом одолжила?
-Спасибо за танец, прекрасная леди, - я галантно поцеловал маленькую ладошку. Стараясь не обращать внимания не легкие смешки окружающих. Если сейчас хоть кто-нибудь вставит неуместный комментарий, я прибавлю скорой работы. Но обошлось, только мелкая покраснела как помидор, и убежала, пролепетав «спасибо». Мягкие пушистые волосы, задели моё лицо, когда Ульянка разворачивалась. Приятное ощущение.
-Тебе спасибо, малышка. – Улыбался я, глядя, как маленькими шажками рыжик бежала к ждущим её подружкам.
"-Ну да, это ей не привычные шортики, - сказал Шиза, - в платье как метеор не полетаешь, пусть и туфельки у неё без каблуков".


Развернуть

Бесконечное лето Ru VN Фанфики(БЛ) Алиса(БЛ) Ульяна(БЛ) Виола(БЛ) лагерь у моря ...Визуальные новеллы фэндомы 

Лагерь у моря часть 50. Рут Алисы.

Страница фанфика на Фикбуке

Часть 40

Часть 41
Часть 42
Часть 43
Часть 44

Часть 45

Часть 46
Часть 47
Часть 48
Часть 49

Приб­режный кор­пус, ве­чер. В ши­роко рас­пахну­тое ок­но дул морской ве­тер, зас­тавляя жа­люзи слег­ка зве­неть. В ка­бине­те Ви­олы мер­но гу­дели при­боры, а сна­ружи шу­мели волны, обрушиваясь на песчаный берег. Этот кор­пус бли­же всех рас­по­лагал­ся к пля­жу, и те, кто тут жи­вут, уже при­вык­ли к кри­кам ча­ек, шу­му на­каты­ва­ющих на бе­рег волн, и го­мону от­ды­ха­ющих в днев­ные ча­сы. Сей­час, в су­мер­ках, Ви­ола от­кры­ла все ок­на, нас­лажда­ясь ти­шиной и све­жестью но­чи. Се­год­ня на­меча­лась об­ще ла­гер­ная ве­черин­ка, и на пля­же не бы­ло ни ду­ши. По­это­му де­вуш­ка мог­ла си­деть в ти­шине, пить ко­фе, и ждать. Да, ждать она уме­ла, не лю­била, но уме­ла. По­ка ещё не вклю­чили му­зыку, но Ви­ола бы­ла уве­рен­на, что она бу­дет до­носить­ся и сю­да. Не зря же ми­мо её кор­пу­са та­щили все эти ко­лон­ки.
Пос­ле всей этой ку­терь­мы. Ко­торая слу­чилась воз­ле пи­рами­ды, они с Яма­дой ожи­дали воз­вра­щения от­ря­да. Что­бы ус­лы­шать ис­то­рию из пер­вых рук. Яма­да, ут­вер­ждав­шая что сов­сем не вол­ну­ет­ся, си­дела ря­дом на ку­шет­ке, и по­лиро­вала свой меч, уже чет­вертый час под­ряд…

-Мо­жет пой­дешь встре­тишь Ми­ку? – спро­сила мед­сес­тра у неё, де­лая боль­шой гло­ток све­жеза­варен­но­го ко­фе, - как-ни­как, под­ру­га твоя.
-Ус­пею ещё, - ус­та­ло отоз­ва­лась чер­но­воло­сая де­вуш­ка, - на­ши на связь не вы­ходи­ли?
-Они не­дав­но пе­ресе­ли в а­эро­пор­ту на ма­шины, ско­ро бу­дут в ла­гере, - Ви­ола смот­ре­ла в ок­но на звез­дное не­бо, - точ­нее, сю­да при­едет толь­ко Кэп. Ос­таль­ные от­пра­вят­ся ор­га­низо­вывать на­шу обо­рону, я зап­ро­сила серь­ез­но­го прик­ры­тия. Ду­маю, на­чаль­ство да­же рас­щедрит­ся на ар­тилле­рию, и па­роч­ку крей­се­ров, пос­ле тех дан­ных, что мы им от­пра­вили. Яма­да воз­му­щен­но фыр­кну­ла, и вер­ну­лась к прер­ванно­му за­нятию. Не час­то бы­вали слу­чаи, ког­да её од­ной, в ка­чес­тве прик­ры­тия, бы­ло ма­ло.

Спус­тя пол­ча­са, дверь ка­бине­та рас­пахну­лась, и Ви­оле да­же не на­до бы­ло к ней по­вора­чивать­ся, так бес­це­ремон­но, сю­да за­ходил толь­ко один че­ловек.
-Ви! - Гром­ко, но всё же с нот­ка­ми ус­та­лос­ти ска­зал ка­питан. – Ты хо­чешь ме­ня уг­ро­бить? Зна­ешь, что там вы­пол­зло?!
-Не кри­чи, по­жалуй­ста, - Ви­ола по­ложи­ла пус­тую чаш­ку на по­докон­ник, и по­вер­ну­лась к ви­зите­ру, - знаю, по­ка вы сю­да до­бира­лись, я срав­ни­ла ва­ши дан­ные со все­ми ле­ген­да­ми и ин­форма­ци­ей из ар­хи­вов ор­га­низа­ции. Мо­жете гор­дить­ся, вы стол­кну­лись с разъ­ярен­ным бо­жес­твом, и все вер­ну­лись.

-Эта ано­малия - бо­жес­тво? – удив­ленно пе­рес­про­сил ка­питан, он ус­пел пе­ре­одеть­ся в граж­дан­ское ещё в по­лете.
-Ну, ес­ли учи­тывать, что ему пок­ло­нялись, вы­ходит именно так. – Спо­кой­но от­ве­тила де­вуш­ка. Ви­ола не­дав­но рас­па­кова­ла но­вый ха­лат, и сей­час нас­лажда­лась ком­фортом. Ста­рый ей был от­кро­вен­но мал. – Но, то, что это ано­малия, ог­ромной раз­ру­шитель­ной си­лы, то­же вер­но.
-Она выз­ва­ла смерч Ви! – Вос­клик­нул Кэп. – Ог­ромный, мать его, смерч!
-Ве­рю. А так же цу­нами, зем­летря­сение, и мно­жес­тво дру­гих по­доб­ных ка­тас­троф, - пе­речис­ли­ла мед­сес­тра, - это его осо­бен­ность, куль­тис­ты ведь, на­зыва­ли его Ку­куль­кан?
-Да, по­ка не ссох­лись!

-Ано­малия пог­ло­тила их, - Ви­ола кив­ну­ла на мо­нитор компь­юте­ра, - так, во вся­ком слу­чае, счи­та­ют ана­лити­ки. Куль­тис­ты слиш­ком ве­рили в неё, они са­ми впус­ти­ли сущ­ность в се­бя, вот и стали легкой добычей. По­это­му Ку­куль­кан так зап­росто их пог­ло­тил, а вас не смог. В поль­зу этой те­ории го­ворит то, что вы, не ле­жите сей­час всем от­ря­дом, ис­сохши­ми му­ми­ями.
-Ты так спо­кой­но рас­сужда­ешь, а на­до что-то де­лать! Там, под пи­рами­дой, ле­жит тварь спо­соб­ная раз­ру­шать го­рода! – Кэп вы­рази­тель­но по­махал ру­ками, а за­тем ус­та­ло опус­тился на один из стуль­ев, и с ви­димым нас­лажде­ни­ем за­курил.
-Уже сде­лали, - по­дала го­лос с ку­шет­ки Яма­да, де­вуш­ка пе­рес­та­ла чис­тить лез­вие, и уб­ра­ла меч в нож­ны.
-Уже? – пе­рес­про­сил ка­питан, удив­ленно взгля­нув на де­вуш­ку.
-Да, срав­ня­ли пи­рами­ду с грунтом, раз­бомбив ра­кета­ми зем­ля-зем­ля. На­чаль­ство ре­шило не мед­лить. – От­ве­тила вмес­то неё Ви­ола, осуж­да­юще пос­мотрев на ка­пита­на, и вклю­чив вы­тяж­ку. Она и са­ма бы­ла лю­битель­ни­цей ску­рить си­гаре­ту-дру­гую, но не в се­реди­не ка­бине­та же?! Мог бы хоть к ок­ну по­дой­ти…

-А Мек­си­кан­ско­му пра­витель­ству что нап­ле­ли?
-Ска­зали в но­вос­тях, что про­води­ли уче­ния, и ра­кеты слу­чай­но по­пали на по­лу­ос­тров. – По­яс­ни­ла Ви­ола.
-Ага, слу­чай­но, шес­тнад­цать раз… - хмык­ну­ла Яма­да, по­тихонь­ку со­вер­шая по­пол­зно­вения к ко­фей­ни­ку Ви­олы.
-В об­щем Кэп, из-под раз­ва­лин что-то вы­пол­зло, и уле­тело. Мы не­навяз­чи­во от­сле­жива­ем его пе­реме­щения. По­ка, дан­ных о том, что Ку­куль­ка­ну хоть как-то нав­ре­дили нес­коль­ко тонн взрыв­чатки, не по­луче­ны.

-Лад­но, я от­чи­тал­ся, а что тут тво­рит­ся? – За­дал воп­рос бо­ец. И за­тем пос­мотрев на Яма­ду, до­бавил. – Ты раз­ве не дол­жна ох­ра­нять тех де­вочек? Не сто­ит пре­неб­ре­гать за­дани­ем, ра­ди нас.
-По­ка ти­хо, - по­жала пле­чами Ви­ола, - но ду­маю это не­надол­го, ско­ро по все­му ла­герю бу­дет зву­чать му­зыка. Док весь день ша­та­ет­ся ту­да-сю­да, ду­маю с ним проб­лем не бу­дет. На ред­кость праг­ма­тич­ный и ра­зум­ный па­рень.
Пос­те­пен­но ка­бинет опус­тел. Кэп по­шел под­кре­пить­ся, Ви­ола уш­ла пос­пать, ес­ли ана­лити­ки пра­вы, и ано­малия то­чит на ла­герь зу­бы, на­до ус­петь от­дохнуть. Прав­да, они не ска­зали, по­чему имен­но на этот ла­герь. А Яма, от­пра­вилась на­конец ис­полнять свои обя­зан­ности.

Док.
Тем вре­менем на ос­та­нов­ке, я вы­ходил из ла­геря, ок­ру­жен­но­го до­воль­но вы­сокой кир­пичной сте­ной. За во­рота­ми бы­ло пус­то, от бли­жай­ше­го го­рода сю­да мно­го ки­ломет­ров ез­ды. Так что ни­кого лиш­не­го, в это вре­мя тут не оши­валось. Де­воч­ки, на­вер­ное, при­едут на так­си, так что, встре­чу их тут. Фо­нари не мог­ли ос­ве­щать всё, и то прос­транс­тво, ко­торое на­ходи­лось за их ра­ди­усом, ма­нило за­гадоч­ной тем­но­той. Тут не бы­ло при­выч­но­го го­род­ско­го шу­ма и смо­га, не ла­яли со­баки, не гу­дели дви­гате­ли лег­ко­вушек. Ти­шина, из­редка пре­рыва­емая ше­потом вет­ра или ше­лес­том листь­ев.

От­ку­да-то сбо­ку, раз­да­лись быс­трые ша­ги, на Али­сины не по­хоже. Я по­вер­нулся, что­бы раз­гля­деть при­шель­ца. Им ока­зал­ся один из во­жатых, пом­ню, как он за­ходил од­нажды, за кап­ля­ми для но­са. А вот имя и его от­ряд, при­пом­нить не мо­гу, да и не хо­чу, сдал­ся он мне.

-Док, там кто-то ле­жит без соз­на­ния, кровь из го­ловы идет, - вот и вы­яс­ни­лось, по чью он ду­шу, и как толь­ко на­шел ме­ня, или прос­то слу­чай­но нат­кнул­ся? - Я ско­рую выз­вал, но ког­да она при­едет? Мо­жет, пос­мотришь?
-Ве­ди, - ус­та­ло вздох­нул я, нас­тро­ение стре­митель­но па­дало. Ну что я ему сде­лаю? Без ап­течки, ид­ти за ко­торой че­рез пол ла­геря бу­дет слиш­ком дол­го, без ле­карств. Ну да лад­но, ес­ли там не чп, про­веду ре­визию ра­ны, чтоб ско­рякам мень­ше ра­боты бы­ло. Ес­ли чп, то фиг с ним, ду­маю, в ус­ко­рении до­несу до ка­бине­та, а там пе­ревя­жу. Толь­ко вот что стран­но, во­жатый шел, а не бе­жал. Ко­неч­но, эта бра­тия без­дель­ни­ков с про­курен­ны­ми лег­ки­ми да­леко не спорт­сме­ны, но…

Ког­да мы отош­ли от во­рот нес­коль­ко со­тен мет­ров, из-за уг­ла до­роги, скры­той кир­пичным за­бором, до мо­его уха до­нес­лись го­лоса. Нес­коль­ко муж­чин пе­рего­вари­вались по­луше­потом, дру­гой бы не ус­лы­шал с та­кого рас­сто­яния ни зву­ка, но не я.
-Он точ­но при­дет? – ска­зал нез­на­комый муж­ской го­лос.
-Дол­жен, Ва­ся ему ска­жет, что тут ко­му-то пло­хо, - от­ве­тил ему вто­рой, - ты уве­рен, что на­до его при­нять?
-Да млин, я вам сто раз ска­зал, он мне ни за что, мор­ду на­чис­тил, пос­мотри! – этот пис­кля­вый го­лос, был смут­но зна­ком…- глав­ное сра­зу в че­люсть да­вай­те, он здо­ровый, бры­кать­ся ещё бу­дет.

"-Оп, за­сада, - воз­бу­дил­ся Ши­за, по­чу­яв эк­шен, - прям клас­си­ка, ку­ча по­дон­ков в темноте. Чур, в этот раз без неж­ностей! Ло­май кос­ти, дро­би сус­та­вы, мя­со-кровь-киш­ки-хар­дкор!".
Не хо­чу встре­вать в ис­то­рии, на­фиг. Я уже поворачивался со­бираясь ухо­дить, как с той же сто­роны, ус­лы­шал сдав­ленный крик. Та­кой зна­комый…Али­са?! Я по­чувс­тво­вал, как пра­вое пле­чо обож­гло, что-то внут­ри ме­ня сно­ва за­шеве­лилось, злость, за­пол­ня­ла всё су­щес­тво.

По­чему лю­ди не мо­гут жить спо­кой­но, обя­затель­но ко мне лезть? Обя­затель­но тро­гать тех, ко­го я люб­лю?! По пра­вой ру­ке полз ожив­ший ри­сунок, чер­ная че­шуя, из­ви­ва­ясь, дви­галась, по­ка го­лова змеи не дош­ла до са­мой кис­ти. Мой спут­ник это­го не уви­дел, бы­ло тем­но, да и мыс­ли его ви­тали сов­сем в дру­гой сто­роне.
-Эй, - ти­хо поз­вал я.
И ког­да во­жатый по­вора­чивал­ся, рез­ко схва­тил его го­лову, и об­ру­шил об ка­мен­ный за­бор. Он не ус­пел да­же пис­кнуть. Шут­ки кон­чи­лись, ког­да де­ло ка­са­ет­ся тех, кто мне до­рог, ща­дить ни­кого не бу­ду. Да­же ус­ко­рение не по­надо­билось, я и рань­ше был силь­нее мно­гих, а сей­час есть по­доз­ре­ние, что ано­малия ме­ня­ет мое те­ло. Лег­кость и си­ла, обос­трен­ные чувс­тва…это все нес­прос­та. Во­жатый без­звуч­но спол­зал на зем­лю, пусть. Не­деля в трав­ма­толо­гии оту­чит его вес­ти се­бя как мразь.
"-Ха, те­перь вы­ходит он не врал, - одоб­ри­тель­но про­ком­менти­ровал Ши­за, - тут и прав­да кто-то без соз­на­ния, и кровь из го­ловы те­чет".

Я без раз­ду­мий свер­нул за угол, и уви­дел кар­ти­ну, от ко­торой ру­ки све­ло су­доро­гой. Ла­дони, са­ми со­бой сжа­лись в ку­лаки. Под све­том фо­наря сто­яли во­жатые, семь че­ловек, и Па­вел. Ста­рый зна­комый, ко­торо­го я за че­лове­ка в прин­ци­пе не счи­тал. Они взя­ли в коль­цо двух де­вушек, не давая пройти им к ла­герю. Али­са, и су­дя по все­му, Ми­ку, пы­тались выр­вать­ся, но во­жатые их не от­пуска­ли. Ми­ку, девочка с милыми циановыми хвостиками, при­жима­ла к се­бе боль­шие цвет­ные па­кеты, слов­но пы­та­ясь за­щитить­ся ими. А Али­са, с раз­ма­ху за­еха­ла по ро­же дер­жа­щему её здо­рово­му во­жато­му. Даль­ше со­бытия по­нес­лись неп­ред­ска­зу­емо, пос­тра­дав­ший во­жатый, рез­ко взмах­нул ру­кой, от­ве­шивая де­вуш­ке по­щечи­ну.

-Ай, - Али­са от­шатну­лась, на её ниж­ней гу­бе по­яви­лась кровь.
-Вы, прав­да, так хо­тите сдох­нуть? – я слы­шал свой го­лос как со сто­роны, всё вок­руг стих­ло. Пе­ред гла­зами поп­лы­ли крас­ные раз­во­ды, а стук сер­дца сто­ял в ушах. Се­год­ня у ско­рой бу­дет мно­го ра­боты, а мо­жет не толь­ко у неё. – Тол­пой на двух де­вочек, я знал, что вы трус­ли­вые уб­людки, но чтоб нас­толь­ко.
Все по­вер­ну­лись ко мне, че­го я и до­бивал­ся, от­вле­кая вни­мание. Али­са, схва­тив Ми­ку за ру­ку, вы­бежа­ла из коль­ца. Де­воч­ки на всех па­рах пом­ча­лись в мою сто­рону, а зас­тывшие во­жатые не ста­ли их прес­ле­довать.
"-А Алис­ка на­ша, мо­лодец, - вос­хи­тил­ся Ши­за, - мы же отом­стим за её гу­бу, так? Изу­роду­ем их. Хо­тя­яя, эволюция уже сде­лала это за нас, ребятки явно недалеко ушли от приматов".

-О, ко­го я ви­жу, - за­гово­рил Па­вел, этот то­щий во­жатый ещё не знал, что сей­час с ним бу­дет, одно его присутствие, меня раздражало, - Док, ка­кими судь­ба­ми.
-Смот­рю, вы храб­рые, ког­да вас во­семь, - мой го­лос был об­манчи­во спо­ко­ен, - но се­бе не лги­те, а? Свой ха­рак­тер каж­дый из вас по­казал, ког­да бро­сили де­тишек, и у­еха­ли.
-Док, мы толь­ко из ма­шины выш­ли, а тут эти… - на­чала го­ворить Али­са, но я её прер­вал.
-Сол­нышко, за­бирай под­ру­гу, и иди­те в ла­герь, - а я по­ка, по­гово­рю, с то­вари­щами во­жаты­ми.
-Ми­ку, иди, - Али­са под­тол­кну­ла под­ру­гу в сто­рону во­рот. Уте­рев кровь с гу­бы, тыль­ной сто­роной ла­дони, она сжа­ла ку­лаки. Бо­евая де­воч­ка, это мне в ней нра­вит­ся. Но не сей­час...

-Обе, марш в ла­герь! – прик­рикнул я, и Али­са не­охот­но под­чи­нилась.
-Ге­роя из се­бя стро­ишь, - ска­зал один из во­жатых, не знаю, что они уви­дели в мох гла­зах, но на­падать не спе­шили.
-Зат­кни­тесь на­хер! – прер­вал я их. Вы­раже­ния я не кон­тро­лиро­вал, пло­хой знак. Выдыхай Док, не надо портить карму трупаками. – Мне не ин­те­рес­но, что вам нап­лел этот пиз­дюк! Вы до­иг­ра­лись, бас­та! На­до­ело! Я мол­чал, ког­да вы ша­ро­еби­лись по ла­герю, за­бив на обя­зан­ности. Мол­чал, ког­да вы бро­сили по­допеч­ных и сбе­жали. Но пос­ледняя кап­ля, это, пос­ледняя кап­ля!
-Пав­лик не ска­зал вам? Что по­лучил за де­ло? – во­жатые пе­рег­ля­нулись, ви­димо не ска­зал… но это ни­чего не ме­ня­ет. Я вспом­нил кровь, на гу­бе ры­жей де­воч­ки. – Он от­ра­вил ре­бен­ка, МО­ИМИ ле­карс­тва­ми! И сей­час вы, ста­до трус­ли­вых ша­калов, раз­верне­тесь, и друж­но сва­лите в ту­ман, кро­ме не­го, он се­год­ня по­лучит ещё раз.

"-Ка­жет­ся, они не про­ник­лись, - за­метил Ши­за, гля­дя как тол­па дви­жет­ся ко мне".
Лад­но, ре­бят­ки, вы выб­ра­ли свою судь­бу. Я ни­ког­да не был храб­рым, ни­ког­да не стре­мил­ся ре­шать проб­ле­мы си­лой. Но испугаться мож­но че­го-то опас­но­го, они мне не ров­ня. Че­ловек не мо­жет бо­ять­ся му­сора, да­же ес­ли он хо­дит на двух но­гах, и мно­го и се­бе во­зом­нил. Крас­ная пе­лена зас­ти­лала уже всё по­ле зре­ния. В ушах пуль­си­рова­ло, а ру­ки на­тураль­но че­сались, жаж­да­ли дей­ствия. Уда­рили Али­су… Ус­тро­или за­саду мне…Пусть боль, ста­нет ва­шим учи­телем. Она на­учит вас, не тро­гать Дока.

Дос­тав из кар­ма­на ме­тал­ли­чес­кий ша­рик, я боль­шим паль­цем, под­бро­сил его вверх. Во­жатые не­воль­но от­вле­кись, под­ня­ли го­ловы, чтоб пос­мотреть что это. И проморгали момент, когда я бро­сил­ся на них, ус­ту­пив бу­шевав­шей ярос­ти. Это бы­ло да­же не ус­ко­рение, всё вок­руг дви­галось, но не быс­трее меня, с каж­дой ата­кой, с каж­дым вдо­хом, мои уда­ры ста­нови­лись силь­нее, а чер­ная змея пуль­си­рова­ла, на­пол­няя те­ло си­лой.
"-Да, да. ДА! – нас­лаждал­ся Ши­за. – По поч­кам их, но­гами! Корпусом работай, ну кто так бьет?".

Во­семь ду­рач­ков, пы­тались ме­ня дос­тать. Пе­рех­ва­тив ру­ку од­но­го из них, я гру­бо вы­вер­нул ему кисть, с та­кой си­лой, что пос­лы­шал­ся гром­кий треск. Вряд ли бли­жай­ший год, он смо­жет ей ма­хать, по­думал я, гля­дя как ору­щий че­ловек, осе­да­ет на ас­фальт. Семь. Вто­рой уда­рил ме­ня, он це­лил в го­лову, но я ус­пел зак­рыть ли­цо пра­вой ру­кой, хруст? Но мне не боль­но… Лег­кий тол­чок, вот и всё что я ощу­тил, а один из во­жатых, от­хо­дил, ба­юкая кро­вото­чащую ру­ку. Шесть. Зло­рад­но по­думал я. Чешуя черного рисунка, судя по всему весьма крепкая штука. Да и тело, покрывала странная дымка, как рябь над раскаленными предметами. Все удары, что я пропускал, почти не чувствовались.

Ещё дво­им, я обес­пе­чил серь­ез­ные пе­рело­мы, уда­рив од­но­го но­гой по ко­лену, и ло­мая его нап­рочь! А дру­гого под­ло­вил в мо­мент уда­ра, и вы­вер­нул пле­чевой сус­тав. Ночь ог­ла­сили кри­ки, кри­ки бо­ли, но я был к ним глух, каж­дый раз, ког­да в за­тума­нен­ном соз­на­нии воз­ни­кала мыс­ли о по­щаде, я вспо­минал за­жатых в коль­цо де­вочек. Пра­вая часть ри­сун­ка на спи­не, одоб­ри­тель­но гу­дела.
-Стой, да­вай по­гово­рим, - ска­зал один из тех, что сто­ял на но­гах, гля­дя, как я дер­жал в зах­ва­те ру­ку его при­яте­ля, сбро­шен­но­го на зем­лю.
-Го­ворю, - рез­ким дви­жени­ем, ло­маю вожатому клю­чицу, сок­ра­щая ко­личес­тво про­тив­ни­ков до трех. – Иди­те к чер­ту!

Ос­тавши­еся ре­шили не ис­ку­шать судь­бу, и бро­сились врас­сыпную, но я не со­бирал­ся их от­пускать. Про­ща­ют ве­лико­душ­ные…и ту­пые. Не каж­дый дос­то­ин про­щения, я боль­ше не бу­ду рис­ко­вать, ес­ли кры­са уку­сила один раз, уку­сит и вто­рой. Я трус, и бо­юсь ос­тавлять за спи­ной вра­гов, по­это­му сто­ит по­забо­тить­ся, что­бы у них и мыс­ли не воз­никло боль­ше со мной свя­зывать­ся! Ведь могут отомстить не только мне...

-Да­леко бе­жим? – По­ложил я ру­ку на пле­чо то­го здо­ровя­ка, ко­торый бил Али­су. Он был до­воль­но креп­ким на вид, но не мо­ей ве­совой ка­тего­рии. – Зна­комь­ся, ас­фальт!
Пос­та­вив ему под­ножку, я ус­ко­рил встре­чу фей­са вра­га и по­вер­хнос­ти, при­дав ему ско­рос­ти пин­ком ла­дони по за­тыл­ку. Удар по­лучил­ся силь­нее чем я ожи­дал, по­вер­женный под­нял це­лую ку­чу пы­ли.
"-Ка­кой смач­ный хруст, - Ши­за был в вос­торге, - это нос его так, или че­люсть? На­де­юсь, и то, и дру­гое".
Ос­тавших­ся я дог­нал у са­мых во­рот ла­геря, пред­послед­не­го я поз­на­комил с ощу­щени­ем ло­ма­ющих­ся ре­бер, хо­рошень­ко вре­зав об бли­жай­ший столб. Раз­дался оби­жен­ный звон ме­тал­ла, а од­на из лам­по­чек на­вер­ху по­гас­ла.

-Пав­лик, дру­жище, ку­да бе­жишь, - при­гова­ривал я, до­гоняя пос­ледне­го, - ты же так хо­тел по­гово­рить?
То­щий зас­ра­нец спа­сал­ся как зап­рав­ский сприн­тер, но к его глу­боко­му со­жале­нию, я быс­трее.
-Пом­нишь, что я тог­да ска­зал? – Спро­сил я у при­жато­го к сте­не ущер­ба. Его мел­кие глаз­ки бе­гали ту­да-сю­да, но вок­руг бы­ло без­людно. – Ска­зал, что изу­родую те­бя, ес­ли ещё раз уви­жу. Зна­ешь, при­дет­ся пос­та­рать­ся, что­бы пе­реп­лю­нуть при­роду, она и так на те­бе от­дохну­ла.
Он по­пытал­ся выр­вать­ся, звал на по­мощь, кри­чал так, что у ме­ня в ушах зве­нело. По­ка я про­шел­ся по-над за­бором, дер­жа его ли­цо вплот­ную к кир­пи­чам…
"-Это как на тер­ке, - вос­хи­тил­ся внут­ренний го­лос, - Чу­вак, ну ты да­ешь".
-Зна­ешь, - про­из­нес я, пос­мотрев пря­мо в это мер­зкое ли­цо. В воз­ду­хе пах­ло кровью, где-то за спи­ной, сто­нали и кор­чи­лись ос­таль­ные. – Я поп­ро­шу кол­лег, по­ложить вас в од­ну па­лату.
"-Так, а ну-ка, без неж­ностей! Сло­май ему ли­цо! В прош­лый раз, мы эту крысу по­жале­ли, и чем всё за­кон­чи­лось? – ска­зал Ши­за, и был прав".

-Это, за то, что не пос­лу­шал предупреждение, - я с нас­лажде­ни­ем, вкла­дывая весь вес и си­лу, нас­ту­пил ему на но­гу. Раз­давший­ся треск, не смог заг­лу­шить да­же тон­кий визг, выр­вавший­ся из его глот­ки.
-Это, за то, что ис­портил мне ве­чер, - удар по уязвимому месту лок­те­вого сус­та­ва. Как ока­зыва­ет­ся лег­ко что-то сло­мать, ког­да зна­ешь, как это ра­бота­ет. Не ду­мал, что од­нажды ис­поль­зую зна­ния ана­томии для та­кого.
-А это, за де­вочек, - в пос­ледний мо­мент, я ос­та­новил свою пра­вую ру­ку, чер­ная часть ри­сун­ка, упор­но со­бира­лась смять ему глот­ку, от­пра­вив тще­душ­но­го не­годяя в ад. Но, в пос­ледний мо­мент, мне уда­лось пе­ренап­ра­вить удар в че­люсть.
Итог, семь сто­нущих тел, и од­но не­под­вижное. А я, без еди­ной ца­рапи­ны, стою и дро­жу, на­поло­вину от злос­ти, на­поло­вину от шо­ка. Как же не­нави­жу та­кие мо­мен­ты!
"-Они прос­то умо­ляли се­бя по­бить! – вме­шал­ся в са­моко­пания Ши­за – я бы вер­нулся, и пнул ещё по па­роч­ке раз. Так, для про­филак­ти­ки".

Лад­но, по­ра ва­лить, тем бо­лее, вда­леке уже слы­шит­ся вой по­лицей­ских си­рен. И валить в темпе! Легкой трусцой, я побежал ко входу.
У во­рот ла­геря, ме­ня встре­тила раз­но­шерс­тная кам­па­ния. К вы­ходу нап­равля­лись Кэп, Яма­да и…Али­са.
-Док. Ты как? – спро­сила ры­жая, обес­по­ко­ен­но раз­гля­дывая ме­ня. Что она ду­ма­ет, ме­ня та­кая шай­ка да­же не по­цара­па­ет. Хотя, будь я обычным человеком, то валялся бы сейчас там. Нет, какие подлые всё таки гады.
-В по­ряд­ке, доб­лес­тную стра­жу ты выз­ва­ла?
-Ми­ку, - Али­са фыр­кну­ла, яв­но пе­ред­разни­вая под­ру­гу, - Док-сан в бе­де, на­до звать на по­мощь. Я-то зна­ла, что те­бе ни­чего не уг­ро­жа­ет.

А в гла­зах всё же вол­не­ние, гу­ба у де­воч­ки слег­ка при­пух­ла, но уже не кро­вото­чила. Не­види­мый друг прав, на­до бы пой­ти и до­бить.
-Лад­но, а вы тут ка­кими судь­ба­ми? – по­давив прис­туп жес­то­кос­ти, спро­сил я у во­як.
-Мы с мен­та­ми раз­бе­рем­ся, у нас пол­но­мочия ого-го, - по­яс­ни­ла Яма­да, по­ка ка­питан не­одоб­ри­тель­но зыр­кнув, про­шел ми­мо, - кста­ти, те­бе то­же ско­ро до­кумен­ти­ки сде­ла­ют. Бу­дешь у нас осо­бой вип.
При­чина та­кого ра­душия де­вуш­ки вы­яс­ни­лась сра­зу.
-Спа­сибо что по­мог мо­ей под­ру­ге, - Яма­да яв­но что-то об­ду­мыва­ла, и на­конец, - пой­ду по­жалуй к ней, Кэп сам спра­вит­ся. Ты всех за­мочил, да?
-Не до кон­ца, ес­ли ты об этом, - не знаю что уди­вило ме­ня боль­ше, буд­ничный тон де­вуш­ки, или от­сутс­твие осуж­де­ния в го­лосе.
-Ну, тог­да во­об­ще лег­ко, раз без жму­риков, - и Яма гор­до уда­лилась, фут­ляр за её спи­ной слег­ка бол­тался. Ин­те­рес­но, она всег­да с ме­чом хо­дит, и как мно­го в ор­га­низа­ции та­ких вот, «ги­тарис­ток»?

-Али­са, - я не мог по­доб­рать сло­ва, ус­пей я на миг рань­ше, моя лю­бимая не стра­дала бы сей­час.
-Да за­бей, - мах­ну­ла ру­кой де­вуш­ка, - ду­ма­ешь, я не дра­лась ни­ког­да? Ха, это пус­тяк. Да там откуда я...
Алиса прервалась на полуслове, явно сболтнув лишнего. Она об­ня­ла ме­ня, прос­то без лиш­них слов, при­жалась всем те­лом. За­пах ды­хания и теп­ло ры­жика оку­тыва­ли, за­бирая с со­бой раз­дра­жение и весь не­гатив. Я сно­ва до­волен и счас­тлив. Взяв де­воч­ку за под­бо­родок, я про­вел боль­шим паль­цем по её гу­бе, ощу­пывая пов­режде­ние. Всей ду­шой, же­лая заб­рать эту боль.
И тут слу­чилось неч­то стран­ное, по бе­лой час­ти ри­сун­ка, прош­ла вол­на теп­ла. Не об­жи­га­юще­го, а лас­ко­вого, рав­но­мер­но­го, буд­то теплый весенний ручеек. Мы с Али­сой, удив­ленно наб­лю­дали, как под ру­кавом дви­галась змейка, слег­ка под­све­чивая ткань из­нутри бе­лым све­том.

-Это что ещё та­кое? – за­дал я ри­тори­чес­кий воп­рос.
"-Без по­нятия, - отоз­вался Ши­за, и тут же до­бавил, - смот­ри, гу­ба!".
Под светом "татуировки", сса­дина Али­сы, за­жива­ла на гла­зах, пос­те­пен­но умень­ша­ясь, по­ка пол­ностью не ис­чезла. Де­воч­ка удив­ленно ощу­пыва­ла гу­бу, на ко­торой не ос­та­лось и сле­да от пов­режде­ния.
-Зна­ешь Док, - удив­ленно ска­зала она, - ты не пе­рес­та­ешь удив­лять.
Сей­час я при­поми­наю, ано­малия уже ис­це­ляла ме­ня, то­гда, на пля­же. Мож­но ска­зать, она пол­ностью ре­гене­риро­вала, по-нас­то­яще­му кри­тичес­кие пов­режде­ния, что ей ка­кой-то кро­вопод­тек? Ло­гич­но? Ло­гич­но!
"-Да чер­та с два логично, эта бе­лая змея стран­ная, - Ши­за за­думал­ся, - а хо­тя, впол­не в тво­ем ду­хе. И спо­соб­ность весь­ма по­лез­ная".
-Али­са, всё те­перь хо­рошо?
Дож­давшись кив­ка ры­жей, я лас­ко­во пот­ре­пал её по го­лове.
-Вот и слав­но, а сей­час, – я вы­дер­жал па­узу, - иди, пе­реве­ди дух, ес­ли ещё идем тан­це­вать. Платье не по­теря­ла в су­мато­хе?
-Нет, ко­не…По­годи-ка. – Гла­за ры­жей по­доз­ри­тель­но су­зились. – Уль­ян­ка про­бол­та­лась! Ну, я ей…
-Ты та­кая ми­лая, да­же ког­да злишься, - эти­ми сло­вами я ввел Али­су в сту­пор. И даже рассмеялся, глядя как она надула щеки.
-Уви­дим­ся на тан­цах, - бросила ры­жая, и убе­жала в сто­рону кор­пу­са.


Развернуть
В этом разделе мы собираем самые интересные картинки, арты, комиксы, статьи по теме Фанфики(БЛ) (+208 картинок, рейтинг 1,500.5 - Фанфики(БЛ))