Фанфики(БЛ)

Фанфики(БЛ)

Подписчиков: 30     Сообщений: 275     Рейтинг постов: 2,254.3

В этот тег мы постим свои фанфики по Бесконечному лету.

Написал фанфик- в личку к модератору Бесконечного лета за медалькой

Фанфики(БЛ),Бесконечное лето,Soviet Games,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,Визуальные новеллы,фэндомы,технический пост

"Книголюб"-писатель фанфиков на "Бесконечное лето"
 Возможно будет переквалифицирована на общефэндомный уровень


Развернуть

Фанфики(БЛ) Бесконечное лето Ru VN ...Визуальные новеллы фэндомы 

Глава 20 «нет места лучше дома?»

предыдущая глава


фикбук

группа ВК с самыми оперативными новостями и не только


И очень-очень-очень заблаговременный анонс (никому не рассказывайте!) релиз: не в этом году

Визуальные новеллы,фэндомы,Фанфики(БЛ),Бесконечное лето,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы



      Стенд спря­тал­ся на са­мом от­ши­бе пло­щади, со сто­роны жи­лой зо­ны. Мес­то бы­ло выб­ра­но так удач­но, что раз­гля­деть что-ли­бо на фо­не зе­лёных на­саж­де­ний мож­но бы­ло ли­бо в ре­зуль­та­те тща­тель­ных по­ис­ков, ли­бо по чис­той слу­чай­нос­ти.
 — А ес­ли дождь? — я вда­вил кноп­ку в де­ревян­ный щит, — раз­мокнет же всё.
 — Ка­кой, в без­дну, дождь? Жа­ра плюс трид­цать. Ты вверх-то смот­рел? — сес­тра от­сту­пила на па­ру ша­гов, чтоб оце­нить, нас­коль­ко ров­но приш­пи­лена стен­га­зета. — То­го и гля­ди об­ла­ка ис­па­рят­ся.
 — Ма­ло ли. Вдруг зав­тра ве­тер по­меня­ет­ся? Ту­чи на­летят, гром, мол­нии, сол­нечное зат­ме­ние…
 — …из­верже­ние вул­ка­на, — под­ска­зала Ан­на. — Пос­ле то­го как во­жатая всё зач­тёт — хоть тра­ва не рас­ти. Луч­ше бы ты по­думал, где дик­то­фон ис­кать бу­дешь.
 — А по­чему это я дол­жен его ис­кать?
 — По­тому что на мне вся наг­рузка по ор­га­низа­ции опы­та.
 — Этим и я мог бы за­нять­ся.
 — Да что ты, — прит­ворно уди­вилась сес­тра. — А мо­жет, тог­да всю ме­тоди­ку це­ликом из­ло­жишь?
 — По­жалуй­ста, — я за­думал­ся. — На дик­то­фон пред­по­лага­ет­ся за­писать речь од­но­го из нас?
 Ан­на ут­верди­тель­но кив­ну­ла и жес­том ве­лела про­дол­жать.
 — А с дру­гим, зна­чит, в это вре­мя бу­дет Сла­вя. — Толь­ко по­чему бы не ис­поль­зо­вать два дик­то­фона?
 — Вот по­это­му ду­мать бу­ду я, — от­ве­тила она, — ты хо­тя бы один для на­чала дос­тань, а там пос­мотрим.
 — Тог­да ска­жи ещё, как ты со­бира­ешь­ся оп­ре­делить, что пе­реда­ча про­ис­хо­дит без за­дер­жки?
 — Ты так ни­чего и не по­нял, — вздох­нув, сес­тра сно­ва скор­чи­ла ра­зоча­рован­ную ми­ну. — Пов­то­ряю, мы не мо­жем адек­ватно из­ме­рить ско­рость пе­реда­чи на дос­тупной дис­танции. Да это и не нуж­но. Ва­жен сам факт ком­му­ника­ции без ви­зу­аль­но­го кон­такта, он уже бу­дет го­ворить о том, что мы воп­ре­ки всем пос­ту­латам яв­ля­ем­ся сверх­слож­ной кван­то­вой за­путан­ностью.
 — Ли­бо о том, что в го­ловы нам вши­ли по ра­ди­опе­редат­чи­ку, нап­ря­мую под­клю­чён­но­му к моз­гу.
 — Что выг­ля­дит на фо­не пре­дыду­щего ва­ри­ан­та го­раз­до бо­лее ре­аль­но, — по­сето­вала Ан­на. — Но к со­жале­нию за­коны фи­зики не­совер­шенны и ре­аль­ность из­редка да­ёт течь. Ну да к чёр­ту ли­рику, вер­нёмся к де­лу. По­гуля­ете ве­чером с от­лични­цей вдоль бе­рега, по­бол­та­ете как бы нев­зна­чай. Но она не дол­жна знать в чём на са­мом де­ле зак­лю­ча­ет­ся эк­спе­римент. А по­том да­дим ей прос­лу­шать то, что за­пишу я. Воп­ро­сы?
 — Так, а по­чему…
 — По­тому что ес­ли она бу­дет знать, че­го от неё ждут, то по­явит­ся воз­можность сфаль­си­фици­ровать по­каза­ния.
 — Я не об этом, по­чему мы не мо­жем обой­тись без Сла­ви? Я ведь и сам мо­гу за­пом­нить, что го­ворю.
 — Ты — ис­сле­ду­емый объ­ект, твои по­каза­ния не мо­гут быть вос­при­няты в от­ры­ве от сто­рон­не­го наб­лю­дате­ля, — по­яс­ни­ла Ан­на с яв­но ску­ча­ющим ви­дом. — Тем бо­лее, вы яв­но нас­лажда­етесь об­щес­твом друг дру­га.
 — Ты на что на­мека­ешь? — нас­то­рожил­ся я.
 — Да так… ни на что, — бур­кну­ла сес­тра. — Мне, ес­ли хо­чешь знать, всё рав­но. Прос­то при­думай лож­ную цель эк­спе­римен­та и ми­нут двад­цать по­шатай­тесь где-ни­будь на зад­ворках ла­геря.
 — Я ведь уже го­ворил, что она мне не нра­вит­ся.
 — Да, ко­неч­но. Ра­да за вас обо­их…
 На­конец, с кноп­ка­ми бы­ло по­кон­че­но и я то­же по­пятил­ся на­зад чтоб взгля­нуть на ре­зуль­тат тру­да.
 — Вот чёрт! — вне­зап­но, Ань­ка без объ­яс­не­ний при­пала к стен­ду и сде­лала вид, что изу­ча­ет на­писан­ное.
 — А, раз­но­яй­це­вые, — бар­хатный го­лос, раз­давший­ся у нас за спи­ной, поз­во­лил не гля­дя опоз­нать свою вла­дели­цу, но бы­ло уже поз­дно. — Го­лова не бо­лит? Тем­пе­рату­ры нет? — Ви­олет­та Цер­новна бес­це­ремон­но раз­верну­ла ме­ня ли­цом к се­бе и при­ложи­ла мне ко лбу тыль­ную сто­рону ла­дони.
 — Н-нет? — ме­ня не­воль­но про­шиб пот. 
 — Слав­но, — зак­лю­чила она с не очень-то скры­ва­емым со­жале­ни­ем. Жар­ко се­год­ня… Поп­ло­хе­ет — жи­во ко мне. 
 — Спа­сибо, мы как-ни­будь са­ми спра­вим­ся, — по­обе­щала Ан­на.
 — Вы, пи­оне­ры, все по зорь­ке са­ми с уса­ми, — рав­но­душ­но от­ве­тила Ви­олет­та Цер­новна, — а по­том в мед­пункт че­рез од­но­го… Впро­чем, — она по­коси­лась на ме­ня, — есть и от­ветс­твен­ные, ко­торые… пре­дох­ра­ня­ют­ся.
 Я бы с ра­достью за­печат­лел ре­ак­цию сес­тры на фо­топ­лёнку, будь у ме­ня сей­час ка­мера. Уши крас­ные, глаз дёр­га­ет­ся, рот на зам­ке.
 Не об­ра­щая на Ан­ну вни­мания, док­тор Кол­лай­дер про­дол­жа­ла.
 -…на­дева­ют... го­лов­ные убо­ры, жид­кости мно­го пь­ют. С теп­ло­вым уда­ром шут­ки пло­хи.
 А сей­час я осоз­наю, что ес­ли зар­жу, то сра­зу по­ковы­ляю в мед­пункт с че­реп­но-моз­го­вой трав­мой.
 — Ну-с, что у нас но­вень­ко­го по­веси­ли? Пос­то­ронись, фа­заня­та. — ско­ман­до­вала Ви­ола, рас­чи­щая се­бе до­рогу к стен­ду.
 — Вам это ин­те­рес­но? — по­рази­лась Ан­на.
 — А то, — от­ве­тила она, скло­нив­шись над ри­сун­ком Ле­ны, где с эс­та­кады стар­то­вала ра­кета клас­са «Зем­ля-ми­мо», — под­рос­тки, де­воч­ка моя, вы­да­ют вре­мя от вре­мени пер­лы ни­чуть не ху­же во­ен­ных. Ва­ших рук?
 — Нет, — сов­ра­ла Ан­на.
 — Да, — я то­же сов­рал, на­шей ра­боты там был са­мый ми­зер.
 — Он врёт, — до­бави­ла сес­тра.
 — Впер­вые ви­жу ра­боту, ко­торую не за что рас­кри­тико­вать, — сдер­жанно пох­ва­лила Ви­олет­та Цер­новна. — Весь­ма... ми­нима­лис­тично. На­де­юсь, в в этом сон­ном царс­тве хоть кто-ни­будь ув­ле­ка­ет­ся ан­ти­уто­пи­ями, к со­жале­нию мир по­луд­ня Стру­гац­ких при­тор­но-ску­чен.
 — Брэд­бе­ри? За­мятин? Или мо­жет быть, Ору­элл? — как бы нев­зна­чай по­ин­те­ресо­валась Ан­на.
 — Граж­да­нин Ору­элл пе­редёр­ги­ва­ет, — про­ком­менти­рова­ла Ви­олет­та Цер­новна с са­модо­воль­ной улыб­кой, — ес­ли вы по­нима­ете, о чём я…
 — Вы его чи­тали? — изу­мил­ся я.
 — А вы? — Ви­ола по­доз­ри­тель­но со­щури­лась, стрель­ну­ла гла­зами в сто­рону, на­поми­ная клас­си­чес­ко­го че­кис­та, для ви­да на­тянув­ше­го вра­чеб­ный ха­лат, но быс­тро вер­ну­лась в роль. — Са­миз­дат, ра­зуме­ет­ся. Ещё ник­то нас­толь­ко не со­шёл с ума, чтоб ан­ти­совет­чи­ну вы­пус­кать в от­кры­тую пе­чать. Как ви­дите, ни­кому та­кое до­сад­ное ог­ра­ниче­ние жизнь не ом­ра­ча­ет. Впро­чем, в ва­шем воз­расте та­кое чи­тать ещё ра­нова­то.
[впер­вые в СССР ро­ман «Мы» Ев­ге­ния За­мяти­на был опуб­ли­кован в 1988 го­ду, тог­да же был снят зап­рет и на кни­гу Джор­джа Ору­эл­ла «1984», од­на­ко, Ан­на о дан­ном об­сто­ятель­стве не в кур­се, как, воз­можно, не в кур­се и Ви­олет­та Цер­новна, де­ло-то про­ис­хо­дит яв­но не в при­выч­ном нам Со­юзе, а вот «451 по Фа­рен­гей­ту пус­ти­ли в пе­чать ещё в 1956 го­ду]
 — Я ду­мала, — Ан­на вер­ну­ла мяч на дру­гую по­лови­ну по­ля — в ва­шем воз­расте та­кое уже не чи­та­ют.
 — Все лю­ди мо­гут со­вер­шать глу­пос­ти вре­мя от вре­мени, для это­го им не обя­затель­но быть юны­ми шко­ляра­ми, раз­ве нет? - отыг­ра­лась Ви­олет­та Цер­новна.
 Горн зах­ри­пел пря­мо на­до го­ловой — по моз­гам уда­рил сиг­нал к обе­ду и я не­воль­но заж­му­рил­ся. Ког­да реп­ро­дук­тор на­конец зат­кнул­ся, са­мые рез­вые пи­оне­ры уже бе­жали ми­мо Ген­ды в сто­ловую.
 — Ка­кая жа­лость, — по­качав го­ловой про­тяну­ла Ви­ола. — Сей­час раз­да­ток штур­мом брать бу­дут. Ведь хо­тела по­рань­ше прид­ти… Лад­но, фа­заня­та, по­ка чер­кну кое-что в на­зида­ние по­том­кам, а вы марш в сто­ловую.
 Дос­тав из кар­ма­на ав­то­руч­ку, она при­нялась что-то пи­сать, мур­лы­кая под нос стран­ную пес­ню:
 — Как вам толь­ко не лень в этот сол­нечный день иг­рать со смертью…

 Ан­на к еде не прит­ра­гива­лась. Вмес­то это­го, под­пе­рев го­лову ру­кой, она за­дум­чи­во рас­смат­ри­вала пей­заж сквозь то са­мое ок­но, че­рез ко­торое вче­ра пы­талась вый­ти Уль­яна.
 — Мо­жет хо­тя бы лож­ку под­ни­мешь для ви­да?
 — Ап­пе­тита нет… — без­различ­но квак­ну­ла она не по­вора­чива­ясь.
 — Без под­питки бел­ка­ми, жи­рами и уг­ле­вода­ми, — за­гово­рил я нас­та­витель­ным то­ном, — че­ловек мо­жет про­сущес­тво­вать на за­пасах собс­твен­но­го те­ла двад­цать-двад­цать пять дней, но толь­ко при ус­ло­вии упот­ребле­ния во­ды. Смерть от обез­во­жива­ния нас­ту­па­ет го­раз­до рань­ше — от трёх дней до…
 — Ты так и бу­дешь ну­деть? — ог­рызну­лась сес­тра.
 — Бу­ду, — по­обе­щал я. Ес­ли не ска­жешь, в чём де­ло.
 — Ни в чём. Прос­то ду­маю.
 — По­дели-и-ись ты дум­кою сво­ей… — стал на­певать я.
 — Ос­тавь ме­ня в по­кое, а? — взмо­лилась Ан­на. — Вон, луч­ше гу­ляш жри.
 — Она от­ки­нулась на спин­ку сту­ла, скрес­ти­ла на гру­ди ру­ки, и, обоз­на­чая, что про­дол­же­ния раз­го­вора не бу­дет, сно­ва от­верну­лась в сто­рону.
 Лад­но. Пус­кай сес­тра хан­дрит сколь­ко хо­чет. Раз на то пош­ло, она име­ет на это пол­ное пра­во. Да и гу­ляш в са­мом де­ле та­кая вещь, от ко­торой очень не­лег­ко от­ка­зать­ся… Меж­ду про­чим, се­год­ня и впрямь жар­ко, мо­жет на реч­ку рва­нуть пос­ле обе­да? И Ань­ку сма­нить, авось у неё нас­тро­ение под­ни­мет­ся. Н-да, раз­мечтал­ся. Она ско­рее ме­ня пин­ком за дик­то­фоном от­пра­вит. На­до Элек­тро­ника с Шу­риком бу­дет по со­вету Сла­ви по­расс­пра­шивать на этот счёт.
 — Я до­кати­лась до пош­лых ве­щей, — за­дум­чи­во про­гово­рила Ан­на спус­тя пять ми­нут, — в пят­ни­цу мир был прост и по­нятен. Спо­кой­но се­бе су­щес­тво­вала по-ти­хому, книж­ки чи­тала, на мет­ро ка­талась, а по­том бац — и я уже па­ранор­маль­ное яв­ле­ние. А за­кон­чи­лось всё по­падан­чес­твом на чёр­тов ку­рорт в стра­ну, прек­ра­тив­шую су­щес­тво­вать чет­верть ве­ка на­зад.
 — Не про­тив? — я отод­ви­нул уже опус­тевшую та­рел­ку и по­тянул­ся за её ста­каном ком­по­та. Сес­тра сме­рила ме­ня сер­ди­тым взгля­дом и я поч­ти по­чувс­тво­вал, как на лбу у ме­ня прис­тра­ива­ют­ся две крас­ные точ­ки ла­зер­ных при­целов. От на­мере­ний зах­ва­тить лиш­ний ста­кан приш­лось от­ка­зать­ся.
 — А ещё я к те­бе при­вяза­лась, дурья го­лова. И вслед за то­бой дру­гие лю­диш­ки по­лез­ли.
 — Не нра­вит­ся?
 — Я не знаю, — рас­те­рян­но про­гово­рила она, — тут та­кая шту­ка — моз­га­ми по­нимаю что пра­виль­ней бу­дет вер­нуть­ся в гад­кий уны­лый мо­нох­ромный мир и даль­ше вла­чить су­щес­тво­вание. А вот про­чие вы­чис­ли­тель­ные мощ­ности… в об­щем, по их мне­нию оно то­го не сто­ит. За­чем воз­вра­щать­ся? Кто во­об­ще при­думал, что так пра­виль­но?
 — На ми­нуточ­ку, ар­гу­мент про то, что иноп­ла­нетя­не так лю­дей во­ру­ют ещё в си­ле?
 — Ма­лове­ро­ят­но. Я бы ско­рее пос­та­вила на про­мыв­ку моз­гов. И всё же, вот ска­жи, стой пря­мо сей­час пе­ред то­бой вы­бор, ос­тать­ся тут или вер­нуть­ся в бу­дущее…
 — Это не прош­лое.
 — Не важ­но, суть ты по­нял. Что бы ты пред­по­чёл?
 — Ну, это мес­то нас до сих пор не уби­ло, — соб­рался я с мыс­ля­ми, — и ве­ро­ят­но, та­ких пла­нов у не­го нет. К то­му же, тут всё та­кое рет­ро. С дру­гой сто­роны, впе­реди де­вянос­тые… Впро­чем, тут они мо­гут и не сос­то­ять­ся. А ещё в бу­дущем ин­тернет и всё та­кое… Блин, не знаю я! Мне вез­де хо­рошо.
 — Вот и я о том же, — кив­ну­ла сес­тра. — Вро­де там семья, учё­ба, жизнь, а в то же вре­мя от­сю­да эта жизнь ка­жет­ся да­лёкой и не­важ­ной. Как файл сох­ра­нения в иг­ре — за­писал прог­ресс на се­реди­не про­хож­де­ния и заб­ро­сил. И гра­фика от­личная, и сю­жет как взап­равду, толь­ко без те­бя ни­чего не дви­га­ет­ся. Нет те­бя — нет и ми­ра. Для нас сей­час не су­щес­тву­ет ни двад­цать пер­во­го ве­ка, ни прек­расной Рос­сии бу­дуще­го, — Ан­на паль­ца­ми обоз­на­чила ка­выч­ки, — ниг­де, кро­ме тех ней­ро­нов, ко­торые хра­нят на­ши вос­по­мина­ния.
 — А как же нас­чёт вер­нуть­ся в род­ной Кан­зас к ни­щим дя­де и тё­те, а, До­роти?
 — Кан­зас… — она вя­ло ус­мехну­лась, — здесь то­же есть Кан­зас. И в дру­гих ре­аль­нос­тях то­же есть Кан­за­сы. А в ещё бо­лее дру­гих злос­час­тный ура­ган не толь­ко унёс до­мик в зе­лёную до­лину за пус­ты­ней [ав­тор пред­по­лага­ет, что стра­на Оз на са­мом де­ле не что иное, как Ка­лифор­ния, ко­торую по не­дора­зуме­нию Ба­ум счи­тал сплошь зе­лёной и изо­билу­ющей зо­лотом, ко­им от­че­го-то мос­тят до­роги], но и обор­вал не­удач­но про­летав­шей ми­мо ко­чер­гой жизнь дя­ди Ген­ри, бро­сив­ше­гося из пог­ре­ба спа­сать пле­мян­ни­цу. Не сто­ит за­цик­ли­вать­ся на пе­ремен­ных. Важ­но то, что есть здесь и сей­час, а не то, что бы­ло или мо­жет быть. В кон­це кон­цов, ес­ли этот мир бу­дет нас­толь­ко же ре­ален, то есть ли смысл воз­вра­щать­ся в преж­ний?
 — Те­перь ты рас­сужда­ешь как Оз, — под­ме­тил я. — Вот толь­ко ты са­ма го­вори­ла, что нас мо­гут в дур­ку упечь чуть что.
 — А ещё я го­вори­ла что это не пол­но­цен­ная ре­аль­ность, а кар­манное прос­транс­тво или си­муля­ция в компь­юте­ре. И вто­рое пред­по­ложе­ние бы­ло от­бро­шено пос­ле то­го, как я по­дума­ла над этим доль­ше ми­нуты. В ито­ге, всё вок­руг ра­бота­ет и ре­аги­ру­ет как впол­не обык­но­вен­ная ре­аль­ность. С тем же ус­пе­хом мы мог­ли бы ис­кать од­нознач­ные сви­детель­ства на­личия или от­сутс­твия бо­га. Это мес­то от­ве­ча­ет от­дель­ным приз­на­кам поч­ти каж­дой ги­поте­зы и всё ука­зыва­ет на то, что это нас­то­ящая Зем­ля с нас­то­ящи­ми людь­ми, хоть и нем­но­го аль­тер­на­тив­ная.
 — Я те­бя не уз­наю. А как же все те па­рано­идаль­ные те­ории? Прос­то от­ка­жешь­ся от них?
 — Слу­шай, — ут­ра­тив внут­реннее нап­ря­жение конс­трук­ции, Ан­на опус­ти­ла пле­чи и те­перь на­поми­нала бро­шен­ную на стул неб­режным кук­ло­водом ма­ри­онет­ку, — я на­де­ялась, что смо­гу ра­зоб­рать­ся во всём этом, но не справ­ля­юсь — она пом­рачне­ла, — ров­ным счё­том ни­чего не до­билась, толь­ко за­пута­лась боль­ше. За­иг­ра­лась в на­уку, ин­сти­тут­ка не­до­учен­ная.
 Сес­тра мол­ча ка­кое-то вре­мя раз­гля­дыва­ла плит­ку на по­лу. Я мол­ча ждал, что бу­дет даль­ше.
 — Я пы­талась до­казать се­бе, что всё, что вок­руг — под­делка, — мрач­но приз­на­лась она, — пы­талась дать все­му хоть нем­но­го вме­ня­емое, а не на­уч­но обос­но­ван­ное объ­яс­не­ние. На это уш­ло два дня. За это вре­мя слу­чались ве­щи го­раз­до стран­ней, но я про­дол­жа­ла упи­рать­ся ро­гами. Хва­тит. Ка­кой от ме­ня во­об­ще толк, ес­ли для вы­вода то­го же, что все бол­ва­ны и так при­нима­ют на ве­ру я уби­ваю двое су­ток, ища в чёр­ной ком­на­те не­сущес­тву­ющую чёр­ную кош­ку?!
 Ань­ка зли­лась. И зли­лась она на се­бя, что силь­но ме­ня бес­по­ко­ило. Что про­ис­хо­дит, ког­да вол­на её не­доволь­ства вып­лёски­ва­ет­ся на ок­ру­жа­ющих бы­ло уже из­вес­тно — всё слу­чалось быс­тро и од­ной вол­ной, пос­ле че­го всё пе­рехо­дило на ста­дию от­те­пели. Смо­жет ли она так же по-доб­ро­му от­нестись к се­бе — за­гад­ка.
 — Нь­юто­на не ус­тра­ива­ла кон­ста­тация фак­та «ес­ли под­нять пред­мет и от­пустить, он па­да­ет вниз» — ре­шил я под­бодрить сес­тру, — и он за­нял­ся этим воп­ро­сом вплот­ную, от­крыв впос­ледс­твии за­кон все­мир­но­го тя­готе­ния. Тра­ек­то­рия па­да­ющих тел от это­го не по­меня­лась, а вот мир впос­ледс­твии по­менял­ся. Эй­нштейн [на са­мом де­ле его фа­милия — Ай­нштайн, спа­сибо на­дом­зго­вому ме­тоду тран­сли­тера­ции] в сво­их ис­сле­дова­ни­ях до­шёл до пре­дела, при ко­тором не ра­бота­ла нь­юто­нов­ская ме­хани­ка, и то­же из­ме­нил мир, соз­дав ре­ляти­вист­скую ме­хани­ку. Эти двое, как и мно­гие дру­гие не пла­ниро­вали из­ме­нять мир, а толь­ко со­вали свой нос даль­ше дру­гих, так что не смей…
 — А я не по­няла! — воз­му­щён­ный го­лос Али­сы, а сле­дом и са­ма Два­чев­ская гря­нули как гром пос­ре­ди яс­но­го не­ба, — ты ме­ня ки­нуть ре­шила, да?
 — Аха… — вя­ло при­ветс­тво­вала под­ружку Ан­на.
 — Га­мар­джо­ба, ры­жая, — поз­до­ровал­ся я, рас­плыв­шись в улыб­ке, — ты как раз вов­ре­мя…
 — Алис, не до те­бя сей­час, — бур­кну­ла сес­тра. — Во­жатая ра­ботой за­вали­ла…
 — Да? И как она те­бя из рай­цен­тра заг­ру­зить су­мела? — хмык­ну­ла Два­чев­ская. — Ко­лись, где всё ут­ро тор­ча­ла?
 — Где-где… Там уже нет. Слу­шай, мне не­ког­да.
 — Ко­роче так, — пе­реби­ла сес­тру Али­са — ты ме­ня ут­ром ки­нула, ты мне те­перь дол­жна. Пош­ли, по­ка на­род сли­нял, по­том поз­дно бу­дет.
 — Два­чев­ская, те­бе го­ворят, я не мо­гу! — взор­ва­лась сес­тра. — А те­перь, по­жалуй­ста, не зас­тавляй ме­ня усу­губ­лять си­ту­ацию, спа­сибо!
 — Я-яс­но, — про­тяну­ла Два­чев­ская. — Псих, — об­ра­тилась она ко мне — что за проб­ле­мы?
 — Го­ре от ума у неё. Слиш­ком мно­го ду­ма­ет, а в баш­не от это­го нем­но­го пе­реки­па­ет. Мо­жешь её от­влечь до ве­чера?
 — Спра­шива­ешь, — лю­без­но отоз­ва­лась ры­жая.
 Я по­пытал­ся взять сес­тру за за­пястье, но она вык­ру­тилась, упорс­тво­вать я не стал.
 — Ань, я не ша­ман и в бу­бен дать не мо­гу, но вот те­бе мой со­вет — схо­ди с Али­сой и взбод­рись нем­но­го.
 — Во пер­вых, я не ус­та­ла, — про­вор­ча­ла она. — А во-вто­рых, как пос­мотрю, за ме­ня тут всё ре­шили?
 — Да, ре­шили. У те­бя вон глаз от нер­вов дёр­га­ет­ся.
 — У нас нет на это вре­мени… — зап­ро­тес­то­вала сес­тра.
 — Уж че­го-че­го, а вре­мени у нас до ве­чера ва­гон. — па­риро­вал я. Иди и без счас­тли­вой ми­ны на ли­це не воз­вра­щай­ся. А я по­ка всё под­го­тов­лю.
 Ан­на тя­жело вздох­ну­ла.
 — Праз­дный раз­гиль­дяй, — объ­яви­ла она мне при­говор.
 — Слышь, — вме­шалась Али­са, — а что ве­чером бу­дет?
 — Тан­цы бу­дут, — бур­кну­ла Ан­на. — А ты! — она ука­зала паль­цем на ме­ня, — ес­ли я вер­нусь и ни­чего не бу­дет го­тово — я из те­бя ван Го­га сде­лаю.
 — Я ста­ну пос­мер­тно из­вес­тным им­прес­си­онис­том? — от­шу­тил­ся я.
 — Ухо от­ре­жу, - про­рыча­ла она.
 — Это мне под­хо­дит.
 На том и по­реши­ли. Али­са ута­щила сес­тру из сто­ловой, а я, всё-та­ки до­пив её ком­пот, соб­рался на­ведать­ся в кру­жок ки­бер­не­тики име­ни ко­сыгин­ской эко­номи­чес­кой ре­фор­мы.

Развернуть

Бесконечное лето Ru VN Фанфики(БЛ) лагерь у моря Мику(БЛ) Юля(БЛ) ...Визуальные новеллы фэндомы 

Лагерь у моря 2. Часть 35 (продолжение в комментах)

Страничка на фикбуке. 


Ричард. Тренировочная площадка бункера 112.



 Ветер. Его потоки одновременно мягкие и мощные, они окутывают с ног до головы, ласково охлаждая кожу, теребя одежду и развевая волосы. Тело такое легкое, кажется, что стоит только подпрыгнуть, как взмоешь вверх, до самого потолка. Однако прошлых ударов о стены мне хватило за глаза, пока что повременю с «полетами» — целее кости будут. Не сомневаюсь в медицине будущего, но лучше лишний раз не рисковать.
 Протираю высохшие от ветра глаза — один из минусов использования этой способности. Начинаю подумывать о защитных очках. Комната для тренировок здесь что надо. Половина моих прошлых инструкторов отдали бы полжизни, чтобы тренировать тут своих протеже. Искра сказала, что раньше её использовали для практики в стрельбе, легкой атлетики и даже единоборств. Ну, до тех пор, пока подземные жители не забросили себя до такой степени, что словосочетание «физическая культура» перестала встречаться даже в учебниках.
 Огромное помещение, километр в диаметре и с потолком высотой сто метров. Множество муляжей, беговых дорожек, снарядов всех форм и калибров, а также датчиков, позволяющих анализировать каждый чих занимающихся и при необходимости поправлять огрехи. На мне надето обтягивающее серое трико (нет, серьезно, я уже начинаю ненавидеть этот цвет!), в ткань которого тоже встроена высокотехнологичная начинка — от измерителя пульса до сенсоров напряжения мышц. Вентиляция и лампы тут работают на полную, так, что создается ощущение солнечного весеннего дня. В меру ярко, в меру тепло, в меру влажно. Крутотень!

 С тех пор, как я покинул Лето, прошло уже две недели. За это время Искра отыскала в записях местонахождение убежища номер три. Им оказался район возле побережья, рядом с самой мощной аномалией этого мира. Путь не столько далекий, сколько трудный. Если верить бестиарию погибшего Семнадцатого, то наверху нас ждет не самая легкая прогулка. В глубине ущелья не встречаются самые опасные твари, а вот ближе к выходу их полно. Но идти мы обязаны. Славя, во всяком случае, рвется домой с поразительным упорством. И как раз именно из-за неё мы пока не можем выдвинуться. Такой вот парадокс.
 Блондинка ещё не восстановилась после прошлого марш-броска, и новые нагрузки сейчас её просто угробят. Так что Славяна, волей-неволей, придерживалась разработанного Искрой специально для неё курса реабилитации. Отдыхала, кушала здоровую пищу, принимала тоники и физиопроцедуры. Чтобы не скучать, она соблазнила на это ещё и Сашу. Скромная кошкодевочка не смогла устоять перед обаянием добродушной атлетки, и теперь они вдвоем принимали лечебные ванны, ходили к Искре на массаж, и прочее, и прочее.
 Что насчет Мику, то цифровая девушка с каждым днем становилась всё печальнее и печальнее, медленно, но верно агитируя остаться в бункере хотя бы Сашу. Своё слово, что никого держать силой не будет, она выполняла, но хитрожопости циановой управляющей было не занимать. Каждый день она угощала нас разнообразными вкусностями (от десертов до свежей рыбы и грибов, при виде которых неки хором мяукали от счастья), крутила фильмы, показывала интересные события истории, которые удалось задокументировать.

 Системы бункера позволяли получить любой ресурс, за счет матриц органической репродукции. Штука для некоторых страшная (в моральном плане), но, несомненно, полезная. Мне, например, абсолютно безразлично, что овощи, которые я ем, выросли на генномодифицированной лиане, щедро удобренной фитопланктоном и растущей под светом ламп. Виола создала этот планктон на основе эвглены зеленой — микроорганизма, сочетающего в себе как свойства водоросли, так и животного. Искра показала мне структуру, получившуюся в ходе исследований. Она изменила начальный генотип — манипуляция столь тонкая, что сделай Виола это в нашем времени, то одно из двух: либо доктора станут почитать, как творца во плоти, либо сожгут на костре…
 Кстати. Молоко в бункере получают почти так же — оно выделяется из клонированных тканей вымени, хранящихся в специальных резервуарах, поддерживающих питание и тканевое кровообращение. Представляете? Хвостатая несколько дней не пила молока, когда увидела комбинаты в глубинах бункера, где его получают!

 Меня тоже аккуратно обрабатывали, шаг за шагом, показывая, насколько комфортно тут можно жить. Но никакие развлечения не сравнятся с Элизиумом, доступ куда запрещен по понятным причинам. Я даже в Half-Life 3 поиграл! Понадобилось сотни лет и наступивший конец света, чтобы ее, наконец, выпустили (в бункерах приличное железо и программное обеспечение). Но Мику даже не подозревала, что кроме спокойной жизни был ещё один приличный стимул навсегда остаться тут. Ушасто-хвостатый стимул.
 Юля окончательно обосновалась в моей комнате, постели, а главное — в сердце. Представить жизнь без мягкого бока прелестной неки теперь не получалось. Просыпаться утром от ласкового, но требовательного укуса за мочку уха — это кайф. А засыпать, поглаживая утомившуюся кошечку за то, к чему крепится хвост, ещё лучше. Мы стали очень близки, во всех смыслах этого слова, с каждым новым днем узнавая друг друга лучше. Вы знали, что если зажать кончик пушистого ушка подушечками указательного и большого пальцев, а затем хорошенько потереть, то нека расслабится и замурлычет? Я теперь знаю! И ещё много чего.
 Хорошо, что у Искры нашлись на складе презервативы — никто не скажет, как подействует на аномальную девочку противозачаточное, и подействует ли вообще. Ровно как никто, в том числе сама виновница дилеммы, не в курсе, сможет ли она забеременеть. Правда, Юля первое время поднимала меня на смех с этими, как там она говорила, «резиночками», но потом привыкла. Уж я приложил все усилия, чтобы не разочаровать хвостатую любовницу. И пальцы, и язык, и самые хитрые ласки заставляли неку извиваться и стонать в постели. Особенно если ласкать основания ушек и хвоста — от этого она просто закатывала глаза и уходила в нирвану. В глубине души я понимал, что такая жизнь скоро закончится. Нам необходимо попасть домой, нас ждут. Кроме того, рано или поздно, но неке наскучит такая жизнь. Характер не тот.

 Однако, кроме веселой праздности, мы проводили время ещё и с пользой. Славя собрала столько данных, что по возвращению домой аналитики и тактический отдел ей памятник поставят, это как минимум. Саша осмотрела все ключевые места бункера, её любопытный нос не знал покоя. И если Юля облазила всё убежище просто из спортивного интереса, то вторая нека вдумчиво изучала всё мало-мальски значимое. Видимо, жизнь на поверхности научила её некоторой прагматичности. Пусть она ещё совсем ребенок, но вопросы выживания её интересовали больше всех. Девушка в красках расписала нам бассейны с фитопланктоном, инкубаторы, подземные плантации. Искра разрешила брать любую информацию, так что все эти данные об автономной экосистеме сейчас скопированы на джой. Я ношу на левом запястье целое состояние! Автоматизированная биосфера, не зависящая от внешнего мира! Снимаю шляпу, Виолетта Церновна.
 Пускать меня обратно в виртуальный — хотя какой, нахрен, виртуальный, Лето практически неотличимо от реальности! — в другой мир Мику наотрез отказалась: нет гарантии, что Бегунок так легко отпустит меня после второго погружения, и эти смутные обрывки разговора с кем-то странным… К нашему планируемому выдвижению необходимо сделать немало важных вещей. Искра обещала поделиться снаряжением, назвав наши костюмы древним отстоем, и, разумеется, запасами. Но самым главным подготовительным моментом стали мои тренировки. Даже имея в наличии современное оборудование и оружие нельзя сбрасывать со счетов могущество аномалии. Взять того же Дока. Да он в одиночку разнесет средних размеров армию или небольшой город! И даже не почешется!

 — Контроль аномалии хорош, даже не верится, что ты стал носителем совсем недавно, — раздался голос Искры из динамиков джоя, а сама проекция аквамариновой девушки появилась в двух шагах от Юлии, сегодня решившей понаблюдать за ходом тренировок. Нека удобно устроилась пятой точкой на неподвижной беговой дорожке и, царственно помахивая хвостиком, внимательно наблюдала за происходящим вокруг, от избытка внимательности часто и широко зевая во все свои тридцать два зубика. — Вот только в воздухе тебе не хватает равновесия. Без него летать не получится.
 — И как мне добиться, этого равновесия? — Взмах — и за спиной появляются два полупрозрачных крыла. С их помощью я уже могу прыгать выше десяти метров, или планировать с отвесных стен, так что разбиться от падения с высоты мне уже не страшно, но свободный полет пока что далекая мечта. Создавая больше крыльев силой аномалии, я уменьшаю время её использования. Кукулькан, поглощая энергию извне, стал практически божеством, мне же приходится ограничивать применение стихий. Ресурсы тела человека небезграничны.
 — Хм… — Искра приложила указательный палец к губам, а на проекции грациозной девушки появились очки. Вот любит она внешний вид менять, спасибо хоть щупальца не отращивает (в глубине души, я бы на это посмотрел). Внезапно прозвучал странный вопрос: — Что общего между Кукульканом, Юлей и самолетом?
 — А? — переспрашиваю я. И правда, что? Юля вопросительно подняла ушки и громко фыркнула, явно недовольная сравнением её прекрасной хвостатой персоны с каким-то облезлым пернатым змеем и летающей железкой. Одну минуточку… Хвостатой. — Хвост!
 — Садись. Пять! — Мику подняла большой палец вверх и широко улыбнулась. А кошкодевочка тем временем взяла свой пушистый атрибут в лапки и стала задумчиво его поглаживать.

 — И как я раньше не догадался! — Теперь кажусь себе полным идиотом, отлично! — Крыльев недостаточно, они могут оторвать от земли, и не более того. Для маневрирования в воздухе нужен механизм, выполняющий функцию руля. Хвост! Выдерни птице все хвостовые перья — и она не сможет летать. Сломай вертолету задний пропеллер — и он тотчас же рухнет. Всё было так просто с самого начала! Даже Кукулькан, в бытность свою человеком, носил длинный плащ из перьев, для того, чтобы летать. Мне нужно что-то подобное… Представь себе это, Ричард. Пусть ты только встал на пусть носителя — память Кукулькана подскажет, а знания аэродинамики помогут решить задачу. Система полета!
 — Так пойдет, Искра?! — Расставив руки в стороны — от привычки поддерживать баланс руками и ногами я ещё не избавился — создаю восходящий поток. Ветер приподнимает тело над землей, но на это раз я не упаду. Движение в сторону. Взмах крыльев сопровождается движением воздушного хвоста, с расширением у края. Примерно такой был у виверны.
 — Длинное завихрение соединяет крылья и плавно переходит по позвоночнику в хвост. — Девушка получала информацию со всех сенсоров, расположенных в комнате и на костюмах. — Ты объединил всё в единую систему, о, даже сделал отдельный поток, поддерживающий ноги. Напоминает дельтаплан. А полететь быстро сможешь?

***



 — Ну, для первого раза неплохо, скажи? Я прямо как орел, — проворчал я, с помощью Юли соскребая себя с пола. Сарказмом я сглаживаю неловкость, а приземление жопой вверх очень даже неловкое! Первые несколько минут я летел без проблем, но стоило только увеличить скорость, как потерял управление и поздоровался со стеной. — Ауч, кажись, синяк на ноге останется.
 — В следующий раз, вместо мишеней, установлю тут надувной батут, и падай на здоровье, — предложила Искра, пока дроны увозили манекены, продырявленные в нескольких местах. С сего дня официально заявляю: мне не нужно огнестрельное оружие. Водяные капли под огромным давлением вполне сносно пробивают даже металл — спасибо памяти Кукулькана и знаниям современного мира. Мне не достичь его чудовищной мощи (поглощать души в больших количествах я не собираюсь), но, используя силу аномалии на тонком уровне, можно превратить стихии в поистине смертоносное оружие. У меня уже столько задумок, от воплощения которых останавливает только ограниченный запас сил. После Элизиума, во сне, я увидел себя поглощающим все скопившиеся в бегунке души. Какой соблазн — стать практически всесильным! И как я устоял?
 — Но было красиво, это да, — утешила меня Юлия, ласково притираясь сбоку. От тела неки шло приятное тепло, так что я, не раздумывая, приобнял её талию. Пушистые ушки прижались к макушке, на щеках девушки появился довольный румянец. Вот так и устоял. Есть вещи ценнее бездумного могущества. Сейчас мир для меня — это одна хвостатая девчонка.
 — Кстати, вот приблизительно это можно взять с собой, — Мику провела рукой в воздухе, создавая большой экран. Множество незаметных лазерных лучей со всех сторон комнаты скрещивались под определенным углом и интенсивностью, создавая объемное изображение, как проекции Искры, так и самых разных вещей, которые она желала показать. — Изначально этот бункер создавался для изучения возможностей Бегунка и полного погружения. В военных убежищах выбор снаряжения покруче, но и у нас тоже есть чем поживиться. Костюмы, в которых вы добрались сюда, не предназначены для долгих путешествий.

 — Если мне не изменяет память, мы переместились в экипировке для кратковременных боевых операций, — кивнул я, соглашаясь с управляющей. Нога побаливает уже меньше, но вставать лень и Юлю отпускать не хочется, да и она сама довольно ластится. Посидим так ещё немного.
 — Могла бы вам и силовую броню дать, хоть её у нас раз-два и обчелся, но носить её учатся годами, — рядом с проекцией аквамариновой красотки появилось трехмерное изображение боевой брони, своей массивностью скорее напоминающей средневековый доспех. Смутно знакомые черты каркаса. — Даже ты, со всей своей полевой подготовкой, не сделаешь в нем и шага. Там принцип нейро-тактильного управления. То есть, ты задаешь начало движения, а броня работает как экзоскелет. В мой бункер ещё до начала войны завезли десяток, практически невосприимчивых к огню и кислотам — пригодился бы, если нарветесь на крылатых.
 — Нет, не пригодится. Мы нашли такой возле реки, — теперь я вспомнил, где мог видеть эту шутку раньше. — Дракон просто скинул на неё камень, размером с небольшую машину.
 — Мда-а… — протянула Мику. — На такие нагрузки она не рассчитана. Ладно. Есть ещё легкая всесезонная защита. Там полимерная прочная ткань, ремешки, кармашки для всякой мелочи, кольчужная подшивка из виолиума…
 — Из чего? — заинтересовалась вдруг нека, вот уже минуту вольготно сидевшая на моих коленях. Рука сама собой оказалась на пушистой голове, и гладила и гладила её мягкие волосы. Могу так хоть весь день.
 — Одно из чудес моей создательницы. Сплав вольфрама и ещё целой кучи различных металлов, полученный с применением катализатора, — Искра показала нам сам металл на картинке — темный, почти черный, с едва различимым фиолетовым блеском. — Прочный, практически неразрушимый, гибкий и ковкий, а самое главное — инертный к температуре, электричеству и химикатам. Сетка такого металла под тканью превращает её в легкий бронежилет. Синяк от пули или ожог от плазмы останутся, но жизнь спасет. А ещё возьмете оружие. Думаю, пары тактических винтовок хватит. Дротикомет верну, но начинку тоже сменим, а вот ваше старое ружье только в мусор. Оно создавалось по прототипу, но поделка весьма грубая. Кстати, мне очень интересно, откуда в вашем времени оружие такого типа. Славя хотела его забрать, но сам посуди — тяжелое, ненадежное, тратит заряд за несколько выстрелов. Оно вам надо?
 — Эта винтовка спасла нам жизнь, — я нащупал свой старый добрый нож в ножнах возле бедра, про себя думая, что блондинка просто не хочет бросать доверенный ей прототип. Если Искра снабдит нас современной экипировкой её времени, то в начале двадцать первого века это будет настоящий прорыв в области военных технологий. Так что ругать за потерю ценного инвентаря её никто не станет, а если все же станет, то я лично его прибью. Виолиум. Ха. А госпожа Виолетта Церновна не лишена такой штуки как тщеславность. В действительности, гений её уровня заслуживает намного большего.

 — Ещё раз глянь на список и подумай, что вам надо, а что нет. Будь наверху хоть подобие дорог, то забирайте хоть весь бункер, а так — только то, что сможете унести на своих двоих. Лететь по воздуху — форменное самоубийство, ну, если у вас, конечно, нет человека, способного прикончить парочку драконов. Что будет непонятно — спрашивай. Склады в вашем полном распоряжении, — Искорка вздохнула, постучав кончиком указательного пальца по своему запястью, и исчезла. Намекает, что услышит через динамик, где бы она ни была. Чувства девушки можно понять. Одна-одинешенька под землей, в компании серых стен и в шаге от прекрасного виртуального мира, не в силах туда попасть. Даже не так — она осознанно остается тут, защищает бункер сто двенадцать, с телами тех, кто не факт что сможет ещё в них вернуться. И вот сейчас она снова помогает нам собраться в путь, максимально обезопасив всех. Скрепя сердце, приближает момент расставания. В этом цифровом сердце гораздо больше сопереживания, чем в тысяче простых людей из плоти и крови! А может, так сказывается воспитание Виолетты?
 — Вот это что такое? — указываю пальцем на строку «стимулятор Х2 шт».
 — Панацея. Практически от всего, — на экране появилось изображение шприца со встроенным пневматическим инъектором. Однажды я уже видел такое: просто колешь, а давление само вводит лекарство. Для тех случаев, когда даже нет сил нажать на поршень. — Регенерирует даже открытые переломы, главное — делать укол ближе к повреждению. Также выводит яды и токсины, убивает бактерии, активируя иммунитет. Универсальная штука.
  –Круто, а можно нам тогда таких побольше?
 — Осталось всего два, — развела руками девушка. — Его синтезировали из крови живой аномалии. Ушло несколько лет, прежде чем Виола смогла очистить его настолько, что перестали проявляться побочные эффекты.
 — Дай угадаю: рептилия состарилась и умерла, и теперь достать сырье негде? — предположил я, жалея, что столь ценный препарат ограничен.
 — Состарилась?! Пфф, — фыркнула Мику. — Эта тварь бессмертна. Сбежала из бункера, где её содержали, до сих пор по поверхности бегает. Лекарство искусственно не воссоздать, но мы успели надоить несколько тысяч доз. Что-то доставляли в другие убежища, что-то разграбили бандиты, что-то разобрали военные. В любом случае, в нынешних реалиях одна такая доза стоит дороже золота. Если к снаряжению вопросов пока нет, я просто загружу все характеристики на твой джой, понадобится — посмотришь. А пока отдохни, дай телу восстановиться. И ещё кое-что, я тут разузнала про Дока, о котором обмолвилась ненароком ЮВАО…
 — И? — Не знаю почему, но я что-то напрягся.
 — В нашем мире он не состоял в Организации, — Мику показала трехмерное изображение высокого человека. Это он, несомненно, вот только глаза у нашего Дока карие, а тут голубые, и выражение лица у того, кого знаю я, добрее, что ли? Док этого мира выглядит очень опасно. Я не говорю, что наш безобиден, с контрабандистами во время первой моей миссии он расправился даже как-то буднично, словно пылинку с дороги смахнул. Славя утверждает, что, пока его не спровоцировать, Док добрейшей души человек. А тут он выглядит натурально устрашающе, может, это просто погрешности изображения? — Данные абсолютно засекречены, мне удалось вытащить лишь то, что он погиб до того момента, когда в вашем мире надел маску Генды. Точнее, есть предположение, что его устранила сама Организация. Но думаю, что не всё так просто. Я долго размышляла: если наличие одного человека предотвратило катастрофу в вашем мире, то…
 — То что, Искра? — Девочка молчала целую минуту, задумчиво глядя в никуда. Пришлось её окликнуть.
 — То быть может, мы сами виноваты во всем, что случилось? Раз своими руками убили единственного, кто мог переломить ситуацию и остановить гибель человечества?
 — Не знаю, подруга. Не знаю. Мы пойдем? — задаю риторический вопрос, чувствуя, как на моей руке сжимаются пальцы Юлии, стоило хвостатой девочке глянуть на эту проекцию, как она заметно напряглась. Ну и хватка у неки! Даже мой тренер по рукопашному бою так не мог. Больно же!

***



 — Ричард, ты какой-то грустный сегодня, — подала голос кошкодевочка, когда спустя десять минут мы переступили порог спальни. Всю дорогу до этого момента она молча держала меня за руку и едва заметно хмурилась. Раньше я и не заметил бы перемены в её настроении, но за время, проведенное вместе, я научился определять значение большинства её телодвижений. Например, встопорщенные ушки. Если оба стоят торчком в виде буква V, значит, ей любопытно. Если одно стоит, а второе прижато к голове, значит ей любопытно, но там что-то опасное. Если прижаты оба, то нека расстроена или даже напугана. И так далее.
 Комната встретила нас свежим воздухом из кондиционера, связкой бананов на тумбочке (Искра, вот если бы не Юля, клянусь, позвал бы замуж!) и юркнувшим под кровать роботом-пылесосом. Серость интерьера уже становится привычной, хотя я обнаружил тут интересную штуку: щелчок по панели джоя — и на стене появляется голографическое окно с пейзажем Альпийских гор. Один из тысяч разных эскизов.
 — Нет. Задумался немного, только и всего, — подхожу к окну, по звуку падающего тела на кровать понимая, что кошка устраивается на послеобеденный сон.
 — И о чем же? — Слышу шорох падающей на стул ткани. Девочка снова становится жизнерадостной — хорошо, а то я уж думал, что что-то её расстроило. Прыгнула на постель, скинула одежду… мне два раза намекать не надо.
 — Да так, — за окном светило солнце, ветер колышет травы и цветы. Голубое небо, высокие горы вдалеке красуются заснеженными вершинами. Бороздят высоту орлы. Всё как настоящее, совсем как там… — Слушай, кое-чем поделюсь. Только разденусь и к тебе залезу. История будет долгая.

Полчаса спустя



 — Говоришь, переживаешь за Виолу, — промурлыкала Юлия, лежа в моих объятиях. Голос такой милый, что хочется слушать его постоянно. Нежная, теплая кожа и пушистые волосы девушки поднимали на вершину блаженства просто от одного касания. Минуту назад я закончил свой краткий пересказ событий в Лете. Нека повернулась ко мне спиной, прижавшись настолько плотно, что одно неловкое движение — и наши обнимашки перерастут в нечто большее. Она держала мою ладонь у самого рта, так, что я чувствовал её дыхание. А если сосредоточиться на том, чего касается остальная рука… О-о-о!..
 — Да. Она в одном мире с уймой игроков, но по собственному желанию сидит в одиночестве, окруженная куклами, — левая рука обхватывает девушку посередине, её груди такие мягкие и упругие, чувствую, как двигается живот в такт дыханию. Правая ладонь на автомате поглаживает ушки неки. Тревоги отступают. Так хорошо… Юля, как я раньше жил без тебя? — Почему не хочет жить как все там?
 — Ты не понимаешь, Ричард, — прошептала Юля, блаженно зажмурившись и подаваясь навстречу гладящей её ладони. Девочка тихо мурчала от удовольствия, ерзая бедрами, её хвостик щекотал мои ноги. Настолько игривое и ласковое чудо, что я просто таю. Она активно двигает головой, чтобы получить больше ласки и поглаживаний. В груди перехватывает дыхание, когда я целую основание её шеи, отчего девочка вздрагивает, но заканчивает предложение. — Если всё так, как ты говоришь, то… Разве она может наслаждаться жизнью, когда Искра тут, совсем одна?

***



Пять дней спустя



 Снаряжение было укомплектовано, припасы — собраны, оставшаяся информация —
переброшена на носители, а участники предстоящего марш-броска, то бишь мы, проходим последний осмотр.
 — Ну что, могу поздравить, Славя, ты полностью восстановилась, — резюмировала Мику, осматривая блондинку в медицинском отсеке. Командир проходила процедуру в последнюю очередь и, забираясь в капсулу, она немного нервничала (тут, смотрю, любят такой тип техники, правда, в этой капсуле были только датчики, без подключения к Элизиуму, однако, С ролью своей справлялись, сканируя организм от «а» до «я»). — Ричард тоже практически здоров, аномалия пока никак не влияет на твоё физическое состояние, наоборот, она ускоряет твою регенерацию и поднимает физические показатели, но будь осторожен. Иногда, набрав силу, аномалия может выйти из-под контроля, или даже изменить тело носителя. Хочешь один день проснуться рогатым или с хвостом? О чем это я — уже просыпался!
 — Я всегда осторожен, — гордо выпятив грудь, соврал, не моргнув и глазом. Этот кабинет немного действовал на нервы. Пусть вытяжка и сглаживает запах лекарств, от которого щемит в груди у каждого, кто побывал в военных госпиталях (а я травмировался немало, пока постигал основы боя), но сам вид такого количества приборов, игл и стеллажей с ампулами… Брр.
 — Ну да, ну да, — скептически промолвила Искра. Осматривала она нас сканерами капсул, но пришла в своем физическом воплощении. Оптический камуфляж искусственного тела принял форму классического костюма японской медсестры, даже белый чепчик аккуратно удерживал аквамариновую шевелюру. Почему девушки в форме так заводят мужскую фантазию? Стоит только вообразить Юлю в этом наряде, с торчащими из-под чепчика ушками и высовывающимся сзади хвостом, а ещё чулочки, обязательно белые, и как хвост приподнимает край халата, и ещё… — Ричард, проснись. Чего в облаках витаешь? Теперь насчет Саши, она тоже оправилась от истощения поверхностью, даже набрала несколько килограмм.

 — А вот это можно было вслух и не говорить, — смущенно пробубнила девушка с соседнего стула. Александра и правда выглядела совсем не как в нашу первую встречу. Мех на ушках и хвосте просто шикарно лоснился. Уход Слави и хорошее питание сделали своё дело. Одежду она меняла раза два — та становилась тесновата ей в груди и бедрах (Искра поделилась этим по большому секрету, и не дай бог нека узнает — она и так считает меня похотливым кошкофилом, причем не без оснований!). Так что сейчас она выглядела ещё красивее и женственнее, что ли? Никакого следа от угловатой девчонки. Молодая, красивая, живая и юркая девушка. Вот только смущается всё ещё, и избегает меня, если рядом нет никого больше.
 — И теперь вы можете продолжить свой путь, — на одном дыхании проговорила Искорка. — Правда, я так и не могу понять, как вы попадете домой, даже если доберетесь до врат. Это не портал из старых игрушек. Недостаточно просто сказать «хочу домой», а контролировать пространственные перемещения между мирами мог разве что тот, кто вас сюда забросил. Наши аналитики так и не смогли освоить аномалии врат. Даже с Бегунком облажались, он оказался опаснее, чем те думали.
 — Для этого есть я, — довольно зажмурившись, заявила Юлия, утыкаясь макушкой о мой подбородок. Славя с Сашей дружно улыбнулись, а вторая нека ещё и покраснела. — Открыть портал в этом мире я не могу, но если доберусь до разлома, то перенесу нас куда угодно.
 «Она имеет ввиду наш мир? Или просто случайную точку пространства? Надо будет уточнить потом».
 — Я тоже смогу попасть домой, — кивнула Саша, задумчиво почесав за ушком. Девочка опять сидела на стуле в позе «потому что могу», изящно уложив под себя ноги — миниатюрное телосложение позволяло. Повторить такой фокус тут больше ни у кого не получится. Из неки бы вышла отличная гимнастка. Так, Ричард, не представляй её в спортивном трико! — Разлом — источник бесконечной мощи, одной капельки, необходимой мне, чтобы вернуться, он даже не заметит.

 — Что ж. Раз так… — Искра замолчала, на мгновение её аквамариновые глаза угасли, чтобы снова засветиться. Что за чувства были в глубине её зрачков? Не стоило забивать на курсы психологии. — Выспитесь сегодня хорошенько. Все! Ты тоже, Ричард. Хватит истязать себя тренировками, твой контроль уже превосходит большинство носителей прошлого. Иди и выспись.
 Легко ей говорить. Ещё в нашем мире, занимаясь всем, от рукопашного боя до стрельбы из миномета, я всегда считал, что это только прихоть отца. Становись сильнее, быстрее, опаснее. Но для чего? Ради признания? Однажды Юля сказала, что видит во мне пустую силу, без цели в жизни. Но с тех пор много воды утекло. Сейчас разница между тренировками, чтобы гордился отец и не били инструкторы, и обретением силы, способной сохранить мне и спутникам жизнь, очевидна. Ты была права, хвостатая. Ричард больше не солдат, отбывающий службу. Я тренируюсь, чтобы защитить тех, кто мне дорог. Пойду ещё раз отработаю «водяные пули».
 — Ричард, спать! — раздался голос девушки из динамика джоя. Ну да, проскочишь мимо неё… — Серьезно, я не открою тебе зал. Надорвешься же! Марш под бок к Юле! Или в какой позе вы там обычно спите, я же не вижу её.
 — Вот интересно тебе подслушивать? — задаю вопрос.
 — И подглядывать, — призналась Искра, невинно хлопая глазками на экране КПК. — Я же говорила.

***


Развернуть

Бесконечное лето Ru VN Фанфики(БЛ) лагерь у моря Женя(БЛ) Ульяна(БЛ) ...Визуальные новеллы фэндомы 

Лагерь у моря 2. Часть 34

 

Страничка на фикбуке. 


Паутинный рой: бестиарий Семнадцатого.

 Сегодня мы лишь чудом вырвались из лап рока. Преследуемые по пятам бандитами, мы дошли до самого края ущелья, там, где проход наиболее широк, река глубока, а горы возвышаются на километры вверх. Отсюда мы выбрались в большой мир, и теперь возвращаемся обратно. Бандиты не отстают, наверное, не надо было освобождать рабов и убивать надсмотрщика. Теперь прикончить наш и так небольшой отряд для них дело даже не выгоды, а принципа. Ублюдки! Двадцать первый уже подстелил с десяток рейдеров, но врагов ещё слишком много. Ущелье встретило нас запахом мертвечины и тоннами мошкары, кружащей в воздухе. Следов падали в поле зрения не было. Меня это насторожило, ведь в прошлый раз всё было по-другому. Бояться того, что сильнее тебя — это не глупость, а благоразумие. Ледник намертво вбил в нас этот урок. Ребята называли меня трусом с того самого дня, как мы ступили на поверхность. Однако сейчас я бесспорно глава отряда, не раз и не два сохранив наши шкуры.

 Именно я создал бестиарий нового мира, исследуя тварей, которых другие даже в глаза не видели. Именно я, Семнадцатый, выходец из убежища сто двенадцать, первым разгадал самую смертоносную тайну этого мира. Ночной убийца. На поверхности нельзя спать без источника света. Когда нет луны, сама гибель рыщет по поверхности, и риск не проснуться весьма, весьма велик. Это не призрак, не какая-нибудь потусторонняя или мистическая тварь, и даже не порождение радиации. Всё до ужаса сложно, но банально просто. Такой вот парадокс. Пауки. Реликтовые пауки. Они причина всех загадочных смертей. Страшно подумать — нас спасла простая случайность! В ту ночь, когда мы ночевали на цветущем плато, я спал в противогазе. Мои постоянные спутники — страшная аллергия на пыльцу и очень тонкий слух — в тот день сохранили нам жизнь. Шорох травы разбудил меня. Стоило только взяться за оружие, в глаза бросилась первая странность: мои товарищи, заматеревшие в стычках бойцы, не могли подняться на ноги. Растолкать их не получалось, а шум всё приближался. Мотыльки и прочая живность вокруг лежала неподвижно. Паралич накрыл всех, кроме защищенного противогазом меня.

 Они выползали отовсюду, из подземных нор. Замаскированные землей входы не разглядеть невооруженным взглядом. Нас зажали. Вырваться из западни, со всех сторон окруженной огромными пауками… Если у меня когда-нибудь появится семья, именно эту историю я буду рассказывать детям как страшилку на ночь. Первым делом я нацепил противогазы всем в отряде, а затем истратил практически весь запас нашего стимулятора. Ресурс ценный, но жизни в разы дороже. Более быстрого способа подняться на ноги и вывести из организма друзей отраву не было. Ох и блевали они потом!..

 Поднявшись на ноги, мы чудом прорвали кольцо пауков, всё продолжавших лезть из тоннелей. Нам помогало не столько оружие, сколько свет фонарей. Монстры боялись его как огня. Буквально! Мы подожгли поляну, расчищая путь. Огонь уничтожил ещё и паутину, практически невидимую в темноте. Мы радостно бежали прямо в ловушку, от которой нас спасло пламя. Красиво. Пылающие в небе нити были так красивы, что, даже находясь на грани и рискуя лишиться жизни, я сфотографировал происходящее на свой наручный КПК. Будет что показать Искорке, когда вернемся. Скучает она, наверное, после нападения виверны вход завалило, но мы расчистим. Только бы крылатая тварь убралась оттуда, в бункер всё равно не пролезет, жрать захочет — улетит.

 Итак, из той битвы мы унесли не только ноги, но и главное сокровище — Знание. В том числе и тела нескольких небольших пауков. Первое, и самое главное, наблюдение: все пауки — колония. Они действуют сообща и разделяют роли. Самые мелкие, размером с шакала — это пауки-рабочие. Их тела нам и достались в качестве трофеев. Мощный хитиновый каркас и панцирь, прочностью способный дать фору черепашьему. Также внутри их брюшка происходит постоянная химическая реакция, создающая нейропаралитический газ, выходящий наружу через крупные поры. Любые живые существа с поверхности даже не могли понять, что именно их убило. Газ предшествует появлению роя.

 Вскрывая тварей в противогазе и слушая «ласковые» эпитеты своих спутников, я заметил странность: у них не было паутинных желез, а также сетчатка аномально развита. Твари прекрасно видели в кромешной тьме, как следствие, оказались неспособны адаптироваться, получая сильнейший ожог глаз от любого света. Также, только пауки-рабочие носили пищу в туннели: мелких животных и насекомых — сразу, крупных, скорее всего, забирают потом, делая под трупом подкоп. Поэтому иногда удавалось находить тела павших от их лап людей, которые не успели закопать ночью, и поэтому некоторые искатели приключений так и пропали без вести.
 Вторая каста — огромные пауки, размером со скаковую лошадь — пауки-воины. Мы смогли убить лишь одного такого, и то благодаря моим не совсем обычным навыкам из Элизиума. Воины отличались от мелких тем, что не выделяли ядовитый газ, вместо этого они спокойно могут перекусить человека пополам мощными жвалами. Играют роль кавалерии, если попадается сильная добыча, которую не сразу валит яд.
 Ну и, наконец, третья каста. Её мы не видели, но они же уносят куда-то еду, а не поглощают её на месте. А значит, там, в тоннелях, что-то есть, что-то страшное. Скорее всего, это своеобразная паук-матка, которая откладывает новые яйца, раз уж они так похожи на пчелиный улей.

 Мои теории неполные, но вполне объясняют странность этого феномена, а также причину, по которой драконы ещё не полноправные хозяева поверхности. Катаклизм привел в наш мир этих рептилий, а вот пауки… про исчезновения во тьме слухи появились намного раньше. Пауки нападают из тоннелей и постоянно мигрируют глубоко под землей, расставляя свою ловушку то там, то здесь. На охоту выходят ночью, и, по-видимому, не переносят даже лунный свет. Паутина крепче стали и уязвима лишь к воздействию пламени. Кроме того, пока что это только предположение, они появились из глубин, а не как продукт радиации последней войны. На это указывает сложность строения, а также повадки. Что-то загнало их в недра планеты, а потасовка наверху выпустила наружу. Пауки с большим удовольствием жрут абсолютно всё. Мы так и не видели королеву тварей, но Двадцатый клянется, что пока лежал на земле, слышал, как что-то поистине огромное рвет скальную породу под плато. Скорее всего, это матка роя — именно она плетет ловушку, в которой дохнут даже виверны (убегая, мы заметили два скелета в паутине), и именно в её ненасытную утробу рабочие таскают собранную на поверхности еду.

 Мы выжили лишь чудом, и теперь сладковато-гнилостный запах от пиршества членистоногих я чую на мили. Его ни с чем не спутать. Вход в наше родное ущелье стал новым местом кормежки роя (если, конечно, их не несколько). Столкновение с каждым из врагов по-отдельности стало бы нашим концом, но, как говорится, в битве двух супостатов побеждает третий. Столкнувшись с роем во второй раз, мы были готовы к опасности и завели преследователей в ловушку, подгадав время. Наш отряд покинул паутину в сумерках, выжигая дорогу огнем, а рейдеры… они не могли даже кричать, пока их, парализованных, заживо пожирали монстры. Этот хруст костей и звук рвущейся плоти в ночи до сих пор снится в кошмарах. А ведь на их месте могли быть мы.
 Эти пауки… Реликты дней давно минувших, старше нашей цивилизации, а может, старше самих динозавров. Живучие, сильные, злобные, голодные. Кто знает, сколько они спали в толще земли? Скольких людей они уже погубили? Ещё одна серьезная преграда для возвращения к жизни на поверхности, но ведь однажды наши предки прогнали их во мрак глубин? Человечеству стоит объединиться, иначе нас ждет поистине незавидная участь. Бойтесь темноты.

Дирижабль «Причеши бровь». Ловушка паутинного роя.



 «Есть! Мы достали его!» — скандировал возбужденно Шиза. Этому парню, в отличие от меня, был знаком азарт битвы. Лично я предпочитаю быстро разобраться, и не рисковать лишний раз.
 — Не похоже. Шифт! — Сосредоточиться. Время. Мир замирает, застывает колышущаяся паутина, затихают все звуки, кроме стука моего сердца. Столь долгое оттачивание навыков сейчас приносит плоды. Энергия аномалии — часть меня, абсолютная, неотделимая. Перенаправляя её на какой-то отдельный фокус, можно многократно усилить и так нечеловеческое восприятие. Сейчас рисунок на моей спине переполз на лицо. Черная и белая змеи поднялись по шее, и разрез их глаз совпал с моим. Правый глаз окружает черная, а левый — белая чешуя. Свет становится невыносимо ярким, а ночь за пределами освещенного круга отступает. — Картина, достойная фильма ужасов.
 «И не говори, чувак!»

 Их очень много, лезут отовсюду. Прожекторы держат мелочь на расстоянии, а крупные особи уже поднимаются по нитям вверх. Нет сомнений: если свет погаснет хоть на миг — нам конец. Плюс ко всему, нельзя сбрасывать со счетов газ. Ветер практически стих, а надышавшись его, мы станем легкой добычей. Ускорение расходует очень много энергии, придется выйти из него. Шифт! Копьё. Спрессованная в один мощный залп кинетическая энергия, удар которой насквозь пробивает танковую броню не хуже снаряда артиллерии, оказалась неэффективна. Здоровенный паук, в холке повыше меня будет, держался на нитях с пробитым насквозь брюшком, но падать не спешил. Около тридцати таких же здоровых ползало вокруг, не спеша приближаться. Подпрыгиваю и толчком энергии бросаю тело в сторону дирижабля.
 — Твою мать! — Совсем забыл про паутину! Уделяя всё внимание копошащимся вокруг и внизу гадам, я упустил из виду висящую ловушку и влип. Дергание ничего не дало, только раззадорило больших пауков, чувствующих биение добычи. Добычи? А ВОТ ХРЕН! Группируясь, прижимаю ноги и руки к телу в позе эмбриона. Гул энергии, текущей вокруг меня, нарастает, напоминая работающий трансформатор. Выкусите! Кинетический всплеск. Резкий выброс поля во все стороны, сопровождающийся грохотом больше двухсот децибел. Что-то вроде мини-взрыва. Двойной слой поля покрывает всё тело, а потом наружный просто разлетается в стороны, создавая обширный удар по площади. Не повезет в этот момент всему, что на расстоянии меньше метров пяти от источника. Опутывающую ловушку просто порвало в клочья.

 А паучки-то забегали. Понимают, что поймали проблемы на свою голову? Жалко, двигатели так не освободить — тут нужна тонкая работа, на которую просто нет времени. Запас электричества не бесконечен, а большинство генераторов работают на солнечных батареях. Кто знал, что на военном судне придется устраивать светопреставление посреди ночи? Точно не проектировщики. Вонь вокруг невыносима, скоро воздух даже здесь, наверху, насытится ядом, срочно нужен противогаз, за ним я к дирижаблю и направля…
 — Держи! — В открытое окно иллюминатора высовывается хрупкая ладошка со шлемом. Ульяна дрожит, но двигается вопреки страху. На голове — наспех натянутый шлем с воздушным фильтром, а второй она протягивает мне. — Женя еле говорит, но заставила нас надеть это, и дать один тебе.
 «Определенно, они с Виолой одного поля ягоды, — восхитился альтер-я. — Мгновенно сориентироваться в такой ситуации, да ещё после собственного отравления!»
 — Старайся не высовываться наружу, — кладу руку на плечо Ули. Девочка так и сжимает за спиной копьё — для уверенности, что ли? Как же она дрожит. Страх перед пауками потихоньку меняется на злость к этим насекомым.
 «Грубо говоря, пауки не насекомые, скорее, животные», — включил зануду Шиза. О! Он такое может в любой момент, независимо от ситуации. Кстати, о ситуации.
 — Джо! — обращаюсь к пилоту по внутренней связи.
 — Если ты спрашиваешь про то, полетим мы или нет, то разочарую, — из рубки доносится возня и приглушенный противогазом голос. — Двигатели сдохли. Паутина?
 — Она самая, — подтвердил я, наблюдая, как раненый паук, едва волоча лапы, продолжает раскачиваться на паутине, орошая своих собратьев внизу зеленой кровью. Даже слишком живучие! — Пропеллеры там целый клубок намотали. Если я порву сеть, мы упадем или зависнем?
 — Зависнем, но двигаться не сможем, — обеспокоенно сказал Кэп вместо пилота. Кроме того, где гарантии, что впереди не ждут опасности похлеще?

 Два едва уловимых щелчка — глушитель превращает звук выстрелов крупнокалиберной винтовки в пшик. Раненый паук только покачнулся, пуля выбила сноп искр из его хитинового щита, а вот ползающий намного дальше мелкий черный гад рухнул вниз с лопнувшей головой.
 — Пули больших не берут, даже бронебойные, а вот тех что помельче — вполне, — снайпер успел забраться на каркас судна, устроившись между двумя прожекторами. Таким образом, мужик убивал сразу двух зайцев: свет из-за спины был в глаза паукам, не давая сосредоточить на нем внимание, и получал неплохой обзор округи. — Есть ещё идея бросить пару светошумовых гранат, но их количество ограничено. Отсюда всё видно, как мы избавимся от этого моря врагов?
 «Не считая той скалы под нами, за ней обзора ноль!» — Шиза тоже оценивал обстановку, и расклад его явно не радовал. В этом мире мы слишком ограничены. Я слишком привык, что по щелчку пальца за моей спиной открывается портал со всей мощью Организации.

 — Полетаем! — По телу прошелся импульс энергии, как удар тока. Мышцы напряглись, кровь побежала быстрее, сердце забилось в разы чаще. Резкий разворот вокруг своей оси, сопровождающийся рубящим ударом руки — и сорвавшееся в бой кинетическое лезвие, рассекает подраненного паука пополам. — Такое даже вы не переживете. — Делаю глубокий вдох, живая татуировка двигается, переползая на кожу. Связки и легкие наполняются нечеловеческой силой. — ПРОЧЬ!
 Последняя попытка вырваться без боя. Крик, обращавший, а бегство целые отряды, подобный раскату грома разносится по ущелью, заставляя членистоногих удивленно замереть, а несколько мелких пауков даже сорвались вниз с прочных нитей. Не сработало. Самые крупные особи полезли вперед, клацая хелицерами и протирая лапками глаза.
 «Смотри, они страдают, дохнут, но упорно ползут вперед, — подметил внутренний советчик метания пауков. — Будто их подгоняют. Прислушайся!»
 — И правда, — в ночном воздухе раздавалось странное шептание, глухое, будто бормочет шепелявящий старик, откуда-то снизу, от скалы, перегородившей треть ущелья. Других привычных звуков не было — паучье разогнало всю живность в округе, половина разбежалась, а другую сейчас, скорее всего, уже едят. Я бы тоже сейчас перекусил, аномалия жрет много энергии. — Они уже близко.
 — Док, — раздался приглушенный шепот в наушнике. Голос Жени был очень слаб, как у только что проснувшейся девушки, а не оклемавшийся от паралича язык ощутимо заплетался.
 –Тебе нельзя говорить! Поперхнешься! — я поспешил ответить, попутно отсекая самому ретивому из громадных пауков передние лапы. Тот кубарем свалился вниз, раздавив несколько десятков мелких сородичей, но продолжал упорно трепыхаться. Даже падение с такой высоты не пробило хитин чудища. Вечер перестает быть томным, как любила говорить одна гетерохромная подруга.
 — У них… Кх-а… Черт. Горло. У них должно быть уязвимое место, нервное сплетение под глоткой. Пусть и не обычные, но это пауки, там, где головогрудь переходит в брюшко, есть нервный ганглий, бейте туда, — Женя замолчала, и на фоне послышался голос Ульяны. Рыжая была в легкой панике, и наверняка раскаивалась в том, что пробралась на дирижабль. Голос выдавал, что она вот-вот разрыдается:
 — Женя! Женя, не спи! Ей снова плохо!
 — Ребята, берем самый крупный калибр, что у нас есть, и палим, куда сказала аналитик! — Дал команду Кэп, выходя на мостик с тяжелой винтовкой. Такая пробивает бронежилеты, как дешевый картон. Из-за шлема с противогазом лица командира не разглядеть, но наверняка на нем застыло отвращение.

 Выстрел — и ещё один крупный враг падает вниз, а снайпер отчитывается по внутренней связи:
 — Действительно, если попасть под брюхо и ближе к центру — дохнут. Только надо подгадать момент, когда они задирают лапы, а то сверху хитин слишком прочный, рикошетит почти всё.
 Мда. Почему у нас не как в кино, когда героя окружает толпа монстров, но нападают благородно по одному, по два? Их действительно слишком много, и это только крупные особи, мелочи не сосчитать! На небе, как назло, ни луны, ни даже звезд не видно — всё заволокло густыми тучами. В воздухе едва заметна рябь растворенного газа, парализующая отрава уже добралась наверх. Надеюсь, противогазы помогут. Что-то они чересчур ускорились! Пауки спешили к добыче. Мелочь свет держал на расстоянии, а вот большие членистоногие продолжали приближаться. Настоящие махины для убийства, весят под полтонны, если судить по тому, как под ними прогибается паутина.
 Сила хищников велика, но к вашему несчастью… Я рвал на части тварей и пострашнее! Прикончим всех! И спокойно полетим дальше. Рывок вперед, к ближайшему противнику — паук, несмотря на размеры, отреагировал мгновенно, выставив вперед передние лапы и челюсти. Шифт! И время для меня практически останавливается, а враг замирает соляным столбом.
 «Улыбнись. Сейчас вылетит птичка!»
 Змея с левой руки буквально выстрелила из рукава, появляясь в воздухе в трехмерном виде и засверкав ярче любого прожектора. Я заранее отвернулся и закрыл глаза, а не переносящий яркого света гигант заметался, до крови потирая лапами все свои восемь глаз и корчась от боли. Чем ближе ко мне поле, тем сильнее я могу его зарядить, и лучше контролировать.
 «Давай, чувак! — Подбадривал внутренний голос. — Бей в уязвимое место, как говорил наш очкастый соблазн. Эх, ну что за девушка! Мне б такую…»

 Шифт! Выходу из скоростного режима, но парировать удар враг уже не успеет, да и пусть попробует отбить это! Кинетический бур! Замахиваюсь кулаком. Удар по воздуху, сопровождающийся направленным всплеском силы. Вращающаяся со скоростью дрели атака, разрывающая на части всё, чего коснется. Мощнее, чем копьё — не только пробивает материю, но ещё и сверлит насквозь. Жалко, радиус не такой уж и большой — метров десять, а дальше дестабилизируется. Паука просто растащило на вонючий фарш, будто его закинули в миксер. Ошметки брызнули во все стороны. Хорошо что я защищен полем. Гадость! По полупрозрачной преграде перед моим лицом стекали склизкие внутренности, в которых плавал один из глаз паука. Он будто не верил, что уже мертв.
 «Ну, или так», — поддержал радикальный способ уничтожения альтер-я.

 Им нет числа! Я без остановки изучал врага, с каждой секундой, с каждым вздохом. Взгляд тщательно подмечал слабые места, моторику движений, слепые зоны. Как наиболее эффективное оружие против пауков зарекомендовали себя кинетические лезвия — тонкие, но запредельно мощные сгустки энергии в форме полумесяца отсекали им мерзкие лапы, а даже когда твари удавалось выжить, продолжать сражение она не могла.
 Лезвиями я прикончил ещё троих гигантов, двух, подставивших под огонь брюшко, снял снайпер, подобравшегося близко к дирижаблю паука сжег огнеметом Джо. Модификация огненного девастатора, когда-то использовавшегося против Рептилии. Модель более легкая и компактная, напоминает листодув, если смотреть со стороны. В рюкзаке за спиной — метательный механизм с капсулами размером с теннисный мяч. Пневматический выстрел мечет такой почти на триста метров, а, разбиваясь, капсула покрывает цель липким напалмом, тут же вступающим в реакцию с кислородом и воспламеняющимся. Адовая штука. Пауканы оценили.

 — Он же натурально вопит! — удивился Джо, когда подстреленный им враг стал шипеть, свистеть и дрыгаться в бесполезных попытках сбить с себя пламя. Хитиновый панцирь слишком прочный, и сразу не сгорает, но этого и не нужно. Огонь превращает его в живой котелок, делая из противника агонизирующее фрикасе. А затем пламенный поток перекинулся с него на опору, и паутина весело затрещала, сгорая дотла. Огненной кометой монстр сорвался на землю, оставляя дымный след. Фух, представляю, какой сейчас запах в воздухе! Спасибо противогазам, они не только фильтруют яд, но и спасают от вони.
 «Вот бы ещё выглядели нормально, а то фильтр на нижней половине так и намекает сказать фразу: „Люк, я твой отец!“»
 — Джо, — обратился я к солдату, перекрикивая визг горящих заживо тварей. Пламя перекинулось на сухой кустарник и успело сжечь немало копошащейся там мелочи. Вот только погасло подозрительно быстро, интересно, почему? Навскидку, в яде, который они выделяют в воздух, много углекислого газа, а с ним у огня дружба не очень. Показываю бойцу на полыхающую паутину. — Пропеллеры двигателей ведь металлические?
 — О! Понял! — вспотевшее от перенапряжения лицо Джо просияло, и он побежал в сторону хвоста корабля. Почему-то, пот на темной коже напомнил мне вкусное эскимо, там, на шоколаде тоже капельки когда его развора… тьфу. Мне определенно хочется поесть.
 — Дооооок! — протянул снайпер, даже отсюда видно, как не самый трусливый мужик ощутимо бледнеет. Палец стрелка указывал на скалу под нами, точнее, на то, что казалось скалой. Обрушилась почва. Мощные лапы габаритами с фонарный столб выкапывали огромное тело. По сравнению с этим тарантулом висящие сейчас на паутине — просто жалкие букашки. Он больше дирижабля! Хитин даже на вид непробиваемый.
 — Кошмар арахнофоба, — сглатываю слюну, готовясь выкладывать козыри. А паук тем временем повернул голову к нам. Восемь фасеточных глаз отливали молочной белизной, ему безразличен свет, он слеп! Черное волосатое тело двигалось, ломая тонкие деревья, на спине у паука бледнели участки седых нитей, а сзади волочились обрывки паутины. Он привстал на задних лапах, поворачивая низ брюха в нашу сторо…
 «Атас!»

 — Спасибо, Ши, успел. Фух! — Появившееся между дирижаблем и атакующим кинетическое поле приняло на себя заряд паутины. Прилепившийся трос паук тут же потянул на себя: успей он зацепить каркас судна — и нам не позавидуешь, а так я просто убрал поле, и паутина шелковым каскадом поплыла по воздуху. Как он, сука, видит, куда стрелять? А, понятно! Всё плохо. По громадине бегали крупные пауки, на его фоне казавшиеся паразитами. Они смотрели в нашу сторону, а затем наклонялись к великану и щелкали челюстями. После чего он снова готовился к выстрелу. Они общаются! Это не просто тупые твари, а рой! Женя, ты тысячу раз права! Надо делать решительные ходы. Время играет на нашей стороне, с восходом солнца враг потеряет боеспособность, но до рассвета ещё надо дожить. Жизни тех, кто там наверху, слишком ценны для меня. И даже если придется выложится на полную, даже если я сейчас ограничен как никогда… — Я защищу вас! Кэп! Помнишь, ты однажды спрашивал, какая у меня самая мощная атакующая форма поля? — Ситуация, скажем прямо, не очень. Выхода нет, начинаем козырять. Ох и больно мне будет! От одной мысли передергивает.
 — Было такое, — вспомнил вояка, снимая одного их ползущих к кораблю пауков из плазменной винтовки. Фантастическое оружие пригодилось гораздо раньше, чем мы планировали. Сгусток светящейся плазмы оставил в черепе паука приличную такую дырень. Тем временем Джо поджег огнеметом паутину на двигателях. Багровый огонь яростно накинулся на легковоспламеняемую ткань, испепеляя клубки, сковывающие механизм.
 — Уводи всех внутрь, — солдаты на миг застыли, посмотрев на командира. — Живо!
 — Есть! — Третий раз повторять не пришлось, солдаты быстро нырнули внутрь дирижабля, спрятавшись за обшивкой и пуленепробиваемым стеклом. Что ж, целее будут.

 «У нас тут ещё два здоровяка лезут как бы, — подметил Шиза двух подобравшихся близко пауков. Кроме них были ещё сотни крупных особей, ползали внизу. Если вся эта орава рванет наверх, мало не покажется. — По-видимому, первое время лезли те, что раньше других адаптировались к свету. Скоро поток ядовитых гадов станет неиссякаем, ещё и тот здоровый сейчас снова пальнет паутиной».
 Сила не имеет ценности, если не использовать её в нужное время. Сила не принесет пользы, если разбрасываться ей просто так. Сила не достигнет совершенства, если ей не придать форму и не направить. Змеи обретают форму, на пару мгновений становясь толще древесных стволов. Молниеносный рывок — и черно-белый таран сбивает двух оставшихся наверху врагов. Вокруг разносится треск хитиновых панцирей. Аномалия буквально размазала их, заставив остальных оцепенеть. Она определенно не просто тупые животные.
 — Долгая дорога домой не прошла бесследно, — ослабляю поток, позволяя себе опуститься прямо на кишащую пауками землю, два оставшихся наверху врага замерли на миг и тут же получили по смертоносному удару лезвием. Двигатели корабля снова работают, но паутина, что сковала корпус, ещё держится, её так просто без риска не спалить. Пусть этот прием и не совершенен, пусть он практически разрушает меня изнутри, но сейчас это самый оптимальный выход. Аналитики однажды предположили, что убить меня можно только внезапно, и были правы. Анализ, расчет, оценка ситуации. Враги уже трупы! Самое время им это доказать. Кинетический…КАТАКЛИЗМ!

 Чистая кинетическая мощь раскидывает в стороны землю и камни, поднимает в воздух тонны пыли. Чудовищный поток энергии, многократно превышающий даже ударную волну, вихрится вокруг. Аномалия обретает трехмерную форму, черная змея обвивает ноги, укрепляя стойку. Белая же окутывает кольцами остальное тело, постоянно исцеляя лопающиеся сосуды и погибающие ткани. Сила настолько опасная, что разрушает даже тело носителя. Человеческая физиология просто не выдерживает такой поток. Если бы не способности к регенерации, то лежать мне тут трупом. Опускаюсь на колени, вихри вокруг становится плотнее, образуя вращающееся кольцо кинетической энергии, в которое продолжает поступать сила. Ещё! Ещё! Ещё!
 Гул становится невыносимым, чувствую, как из ушей что-то течет, горячей мокрой дорожкой прямо по шее. Почему что-то? Кровь! Трещат кости, ломаясь и срастаясь вновь, болят и сокращаются мышцы, глаза, кажется, сейчас вылетят из орбит. Боль. Больно! Как же больно! Не люблю боль. Именно поэтому можно по пальцам пересчитать количество раз, когда я использовал это умение. Кольцо вращается уже со скоростью звука, аномалия наполнила его таким количеством силы и разогнала до такой скорости, что оно шипело и сверкало, выбивая из влаги и пыли в воздухе мелкие молнии. Давление становится как на глубине в километр под водой, тело трещит, а рисунок полностью покрыл кожу чешуей, защищая от отдачи.
 Собери! Придай форму! Отпусти! Приходится удерживать поток в форме кольца. Если он ударит хаотично, то от дирижабля останутся рожки да ножки. Поднимаюсь на ноги, стиснув зубы от ужасной боли, будто по всему тело одновременно вонзились сотни раскаленных игл. Шлем лопается на части, разлетаясь десятком осколков. Одежда рвется. На руках появляются и тут же заживают десятки ссадин и глубоких порезов. Сила аномалии пульсирует в теле, наполняя первозданной мощью. Не раз и не два я доказывал самым сильным врагам, что Человек — это существо, с которым придется считаться.

 Пора! Резкий толчок руками в стороны — и бешеный поток энергии бьет по кругу. Выброс такого количества силы страшен. Это даже не волна, что сносит и ломает предметы, это чистое физическое уничтожение. Средоточие аннигиляции. Квинтэссенция разрушения. Кинетическая энергия высвободилась, стирая в пыль ВСЁ на своем пути. Земля будто взорвалась на многие мили вокруг, взмывая в воздух и разлетаясь в порошок. Это не просто силовая атака — энергия постоянно резонирует, уничтожая материю почти на молекулярном уровне. Катаклизму без разницы, что встало у него на пути. Кусты, камни, почва… всё смела беспощадная мощь массовой атаки. Не прошло и полсекунды, как всё кончено. Атака, однажды стершая с лица земли целый город. А я ведь обещал себе больше не использовать её. Но тут альтернативы не было. От пауков остались лишь воспоминания, даже запах и ядовитый газ снесло потоком.
Воронка. На несколько километров вокруг осталась лишь смесь пыли, щепок и каменного крошева, даже русло реки перестало существовать, а вода постепенно заполняла кратер, превращая в грязную топь. Нихрена не видно, взвесь пыли закрывает обзор, лишь сверху едва пробивается свет прожекторов. Хорошо! Значит, корабль в порядке. Связаться нечем, наушник вытек вместе с кровью и валяется где-то в траве. После катаклизма уцелел лишь небольшой участок метр на метр где стоял, собственно, я. Кольцо свои выбросом уничтожило даже самого большого паука.
 — К-ха-х! — откашливаюсь от пыли, замечая на руке кровавые разводы. Дышать трудно, легкие еще восстанавливаются, капилляры по всему телу полопались, где только можно. На руках и ногах синяки, голову рвет на части мигрень. — Да. Здорово мне досталось.
 «Ну нахрен! Вот это накрыло! — Разделял мои ощущения Шиза, и навряд ли ему нравилось текущее состояние! — Нельзя показываться на глаза Ульяне в таком виде!»

 Моё потомство, да кто посме… а, это снова ты, — раздался прямо в голове обманчиво прекрасный женский голос. От одного только его звука по спине пробежали мурашки. — Каждый, кто прольет кровь моих детей, попла…
 Собрав волю в кулак, прогоняю наваждение. Моя ментальная защита практически безупречна, будь тут менее защищенный человек, и ему кранты. Кажется, я знаю, кто прячется в глубинах этого мира. Думал, что убил её в прошлый раз. Это всё усложняет.

 Сажусь на землю, возвращая сбитое дыхание. Он прав. Глаза сейчас наверняка кроваво-красные от полопавшихся сосудов. Напугаю только рыжика. С каждым вздохом тело восстанавливалось. Заживали раны, рассасывались синяки, срастались трещины в костях. Боль отступала, но теперь мне нужно больше суток на восстановление. Рисунок на спине потускнел, а несколько чешуек отвалились. Ничего, отдохну и буду как новенький. Щупаю поверхность рукой, пальцы успели достаточно исцелиться, натыкаюсь наконец на мелкий наушник. Сломан. Ну да ладно, пять минут — и смогу хотя бы на дирижабль взобраться.
 «Не понадобиться, Чувак».
 — Ты прав, дружище, — смотрю наверх, и треснувшие губы сами собой растягиваются в подобии улыбки. Свет приближается. Кольцо если не разрушило сами горы, то метров десять земли с них смахнуло, а значит, распылило и цепляющуюся за них паутину. Ловушки больше нет, и первое, что сделал отряд, снизил корабли для моих поисков. — И это, когда вернемся, напомни мне сделать одну вещь.
 «?»
 — Выкинуть за борт Оракула!
Развернуть

лагерь у моря Бесконечное лето Ru VN Фанфики(БЛ) Мику(БЛ) Виола(БЛ) ...Визуальные новеллы фэндомы 

Лагерь у моря 2. Часть 33

Страничка на фикбуке. 
Часть 32 (на этой неделе 2 главы, да)

 Объект «Сигнальный текст»: запись в засекреченных файлах организации.
 Тип: аномалия с неизученными свойствами
 Код: пустой (уровень угрозы не установлен)
 Уровень регистрируемого излучения: 0,5% (остаточный след)
 Примечания:
 Я долго думала, каким словом можно описать практически любую аномалию, и остановилась на «странная». Да, почти все аномалии выбиваются за рамки знакомого человечеству мира и материи, пусть некоторые из них можно полностью объяснить с научной точки зрения (такие как неуязвимая рептилия с её мгновенной молекулярной регенерацией). Большая часть объектов сейчас вне пределов нашего понимания. Может, со временем, когда технологии шагнут вперед, даже самые невероятные аномалии, можно будет досконально изучить. К таким как раз и относится «сигнальный текст».

 Впервые мы обнаружили аномалию в Японии, город Сендай, 10 марта 2011 года. Один из жителей написал в своем твиттере странную новость, которая заинтересовала нейросеть организации, отслеживающую в интернете паранормальные явления. Житель Фукусимы писал, что спокойно сидел в туалете у себя дома, телефон был разряжен, и со скуки пришлось читать аннотацию к освежителю воздуха. Внезапно он заметил, что некоторые иероглифы выделяются… часть из них была в квадратных скобках. Со странной дотошностью, характерной для азиатов, он прочитал выделенные иероглифы в порядке с начала текста. Получилось одно единственное слово «逃げろ» («нигэро» — спасайся бегством). Почему японец не счел это глупой шуткой, кто знает? Может, он оказался слишком суеверным, а может — просто банальным трусом, но после прочтения сразу же собрал вещи и уехал к родне в Токио. Некоторые из читателей социальной сети последовали его примеру. А на следующий день на северо-западное побережье Японии обрушилось чудовищное по силе цунами, вызванное землетрясением в океане и практически уничтожившее Сендай с префектурой Мияги. Тот самый освежитель беженец забрал с собой, вот только скобки на иероглифах пропали. Теперь это был просто текст с аннотацией на нескольких языках.
 Второй случай произошел в Америке, апрель 2014 года. Простой студент-технолог печатал курсовую, когда заметил, что некоторые буквы в его работе сами собой заключаются в квадратные рамки. Попытки редактировать текст не привели к хоть какому-нибудь результату. Решив, что программа зависла, он хотел было перезагрузить ноутбук, но перед этим прочитал все буквы по порядку. «Look at the sun for last». Парень счел это глупой шуткой, даже проверил систему на вирусы, но буквы твердили ему одно и то же. На следующий день он попал в аварию, полностью утратив зрение. К тому времени, как информация достигла ушей организации, текст снова исчез, а сам ноутбук фонил аномальной энергией в полпроцента.
 Третий случай. Москва, январь 2015 года. Девушка, подрабатывающая уборщицей в отеле, читала книгу. На середине она заметила, что в тексте появились выделяющие некоторые буквы скобки. На опечатку было не похоже, и девушка просто сложила буквы в том порядке, в котором они шли в книге. Слова твердили «У тебя девочка». Она не жила половой жизнью, даже парня не было. Но тест на беременность показал положительный результат. Спустя почти год выяснилось, что работница стала жертвой управляющего отеля, который подсыпал девушкам клофелин и насиловал. Опять же, книга попала к нам слишком поздно. Текст исчез, оставив на память только остаточное излучение.

 Заключение:
 Сообщения о подобных казусах стали появляться всё чаще. А сколько тех, кто наткнулся на сигнал, но не придал ему значения? Сущность аномалии пока не удается установить. Аналитики спорят о её природе. Причем на данный момент мнения серьезно разделились: одни считают, что это способ какой-то сущности, находящейся за пределами нашего понимания, связаться с человеком и сравнивают с силой Оракула, другие — что сигнальный текст — не что иное как выброс информационного поля самого мира, не считающееся с такими мелочами как время, пространство, а так же языковые барьеры. Третьи уверены в том, что «скобки» существуют только в голове того, кто видит текст. Одно ясно точно: во всех случаях сигнал призывал к какому-то важному действию. Японец вполне мог найти свой конец под завалами, а вместо этого спас не только себя. Студент мог попытаться сохранить здоровье, а девушке текст подсказал провериться на беременность и вовремя сделать аборт. Задача организации в текущей обстановке — собирать все данные о тексте! Запустить дополнительную нейросеть, пусть сканирует каждую новость, каждый пост в социальных сетях. Нам нужна эта аномалия и возможности, которые она открывает. Как говорят Американские коллеги: Secure, Contain, Protect…

 Ричард. Элизиум.

 С чем можно сравнить погружение? Да ни с чем! Никогда раньше я не испытывал подобного. Тот шлем, который использовался для трансляций фильмов, давал эффект присутствия, не более. Шлем в капсуле тяжестью и сложной структурой напоминал инопланетный модуль. Стоило мне лечь внутрь, перед этим практически полностью раздевшись на глазах у Мику, как случилось нечто. До ушей донеслось последнее «Передай ей привет». Мир вокруг дрогнул, расколовшись на части. Первым пропало зрение, оставив разум кромешной темноте. Затем настал черед вестибулярного аппарата, словно каким-то образом капсула перенесла меня в невесомость. Пустота. Ничто. Я один, вишу в абсолютной темноте и вакууме. Но внезапно…
 Тысячи белоснежных светящихся нитей, они возникли отовсюду, сияя, словно лучи невероятно яркой звезды. Они пронзили меня насквозь, и в этот момент я ощутил себя очень странно, будто сижу на ладони гиганта, который с искренним интересом рассматривает меня. Никакой враждебности или других эмоций.
 — Ты пойдешь со мной? — голос молодой девушки, прекрасный настолько, что хотелось слушать и слушать, наслаждаться каждым мгновением его чарующего звучания. По-видимому, она ждет ответа.
 — Да. Пойду. — Даже смешно, разве можно было сказать иначе?
 Водоворот, не жестокий, а мягкий, подобный течению теплой морской воды. Он окутывал и уносил далеко, далеко… В этот момент удалось почувствовать себя чем-то большим, намного большим, чем обыкновенный человек.

***



 — Вставай, лежебока, — послышался строгий женский голос откуда-то сверху. Таким суровые учителя отчитывают непоседливых детишек. — Никак, весь день спать собрался?
 Что? Что за нафиг? Я лежу? А в глаз бьет яркий солнечный свет, который из-за закрытых век кажется красно-оранжевым. Тепло. Так тепло и приятно коже…
 — А? — открываю глаза, вскакивая на ноги. Тело удивительно легкое. Даже мне, привыкшему, что после тренировок на пределе сил оно как гибкая пружина, было в новинку.
 — Совсем молодежь обленилась! Средь бела дня ворон считают, — недовольно высказалась женщ… нет, девушка, для женщины она ещё слишком молода. Строгий голос, абсолютно не стыкующийся с внешностью, он вводил в заблуждение. А красивая — пышные каштановые волосы, рассыпающиеся по плечам и переливающиеся в лучах солнца, зеленые глаза, загорелая кожа, стройное тело в белой рубашке и длинные ноги в голубых джинсах. Если бы ещё эта дурацкая и совершенно безвкусная панама не портила образ. О чем я, блин, думаю? Тем временем она уже скрылась, даже имя не успел спросить. Так. Надо осмотреться и оценить обстановку. Отец и все военные инструкторы учили главному: первое, что надо сделать в незнакомом месте — это провести рекогносцировку.
 Искра. Надо будет обязательно сказать тебе пару ласковых… Где я, черт побери? Пейзаж вокруг поражал. Нет не так. ПОРАЖАЛ! Твою мать, как такое вообще возможно?! Ярко-голубое небо с редкими проплывающими по нему кучевыми облаками. Солнце, чей свет падал на асфальт под ногами. Широкая дорога и мощеный каменной плиткой тротуар с растущей за обочиной травой. Я стоял возле ворот. Массивных железных ворот, встроенных в каменный забор высотой метра два. Вокруг врат толстые декоративные колонны, а на дороге, граничащей с парковкой, множество машин, самых разных — от иномарок до потрепанной, видавшей виды старенькой «волги». Но удивительным было даже не полное ощущение реальности, вплоть до легкого, пахнущего солью ветерка на коже, и капли пота, что скатилась с моего лба — вокруг не было ни души. Ну, если не считать той девушки, что только что скрылась за воротами. Деревья шумели зеленой кроной, наводя на мысли о позднем лете или ранней осени. Да тут даже бабочки летали, и мухи жужжат возле урны у ворот! Запах! Ни одна технология даже теоретически не должна быть способна обмануть обонятельные рецепторы. Но вокруг ПАХНЕТ летом!
 — Очень странно. Может, я попал не туда? — вслух сказал я, пытаясь проморгать навязчивый блик глаз. Не получалось, но стоило только к нему приглядеться, как он стал больше, занимая верхнюю треть поля зрения.

 Ник: (скрытый)
 Класс: Созидатель (мифический)
 Уровень: 119
 Здоровье: 21674/21674
 Мана: 0/0
 ЭС: 1000/1000

 — Мда. Это вам не в древнее ММОРПГ на компьютере позадротить, — значит, и правда —
игра с полным погружением. В меню интерфейса целая гора информации и статов: интеллект, сила, ловкость и т.д. Работает всё на интуитивном уровне. Стоит только на чем-либо сосредоточиться, как информация становится ощутимо больше, и её легко читать. Кроме панелей статуса много системных вкладок. Всё на русском: задания, статус, друзья, карта и… Стоп! Карта! Ты-то мне и нужна, родненькая.
 Локация: Лагерь у моря
 Статус: Закрытая. Мирная. (Любые военные действия, охота и дуэли запрещены. Доступ — только по приглашению).

 — Хммм… Интересно девки пляшут, — если верить карте, которая развернулась прямо перед глазами, закрывая собой почти весь обзор, я нахожусь в большом лагере для отдыха. — Семь многоэтажных корпусов, значит. Так. А тут море, лес, горы. И во все эти места можно пойти?
 Мимо как раз пробегала собака. Самоедская лайка, с длинной пушистой шерсткой и характерно закрученным хвостом. Так, если тут все работает по схожему принципу, значит, достаточно сосредоточить на ней взгляд. О как! Над мордочкой с вываленным на бок языком (а попробуйте в такой шубке летом побегать) высветилась информация.

 Питомец: Самоедская лайка (редкий)
 Кличка: Пират.
 Уровень: 12
 Взор Создателя: Добродушное животное, тем не менее, имеющее сильные лапы и клыки. Может использоваться как сторож, охотник или ездовая собака. Хозяин: Славя. Статус: неагрессивен, испытывает сильную жажду.

 Блохастик, ни минуты не задерживаясь, скользнула за ворота, помахивая роскошным хвостом, и я, решив, что фиг с ними со странностями, зашел следом за ней. Аллея с растущими по обеим сторонам березами. Скамейки по обе стороны дороги, и даже парочка торговых автоматов. Высокие фонарные столбы, чистые бордюры. Ни следа мусора. Чистый воздух отдает ароматом моря и свежей зелени. Вдалеке виднеются громады корпусов, к которым ведут дорожки. Ярко-зеленая трава с вкраплениями цветов, по большей части желтые одуванчики с редко встречающимися зрелыми семенами, белыми шариками, разбавляющими буйство красок. Щебет птиц и шорох крон. Умиротворенный рай, абсолютно пустой внутри, если не считать белой собаки, блаженно зажмурившейся в тенечке возле фонтана и, судя по изменившейся строке статуса, уже порядком налакавшейся журчащей там водички.

 — Так не бывает! — ущипнув себя, я не отличил «игру» от реальности. Тактильные ощущения мир предавал полностью. Если бы не подсвечиваемая информация, я бы ни за что не поверил, что это не настоящая реальность. Например, вон то дерево. Присмотримся. Так и есть: контур ствола подсветился, а рядом с ними появилась табличка с информацией. Береза обыкновенная, материал для ремесел, если собрать семена, возможна посадка схожего растения. А рядом предупреждение, что дерево принадлежит лагерю, и рубить его нельзя. — А что у меня в скиллах? Раз уж Искра дала мне высокоуровневый аватар, он что-то да может.

 — Пусто? Да ладно! — понадобилось несколько минут, прежде чем я нашел вкладку способностей и тут же закрыл. Слишком сложно. Персонаж Семнадцатого оказался каким-то исключительно редким, и вместо ожидаемых простых способностей, вроде «огненный шар» или «удар мечом», у него были скиллы практически без описания. Например, пассивный «Взор создателя», с коротким описанием, что обладатель этой силы видит больше других. Наверняка благодаря ему я и прочел дополнительную информацию о питомце. Славя? Сколько загадок. Времени нет. Банально до ужаса: я тут только ради одного — найти кого-то, кто мне расскажет про порталы. Искра говорила, что она он сам меня отыщет, а это значит только одно: — Френдлист, где-то должен быть френдлист. Давай, меню, что ж ты, сука, такое запутанное! Другие, поди, годами играли и привыкли. Вкладки, вкладки. Задания — не то. Инвентарь — соблазнительно, но не то. Журнал — нет. Друзья — ВОТ! Оно! Так, весь френдлист оффлайн. Негусто. А нет, есть один подсвеченный ник. Виолетта…
 — Церновна Коллайдер, — спокойно закончил женский голос за моей спиной. Сосредоточенный и злой как тысяча чертей женский голос. — Кто ты, черт побери, такой?!
 — Спокойствие, только спокойствие, — цитирую бессмертную классику, медленно поворачиваясь в сторону источника звука. Так и есть. Виола. Собственной персоной, в халате, легкой хлопковой рубашке и брюках. Ничем не отличающаяся от той, что осталась в нашем родном мире. Гетерохромные глаза, сосредоточенно осматривают от макушки до кончика пят. Сейчас и я заметил, что экипирован в очень странный костюм — белая кольчужная броня из тысяч мелких колечек. Над головой у Виолы тоже висела информация: «Виолетта Церновна: уровень??? класс???» Большая часть инфы скрыта. Точно, Мику говорила об этом с самого начала! — Я не он! Искра пустила меня через аккаунт Семнадцатого, чтобы поговорить с тобой! Я не вру!
 — Не врешь, говоришь? — на мгновение её лицо дрогнуло, после чего девушка заметно расслабилась. Ветер, хоть убей совсем не напоминающий виртуальный, развевал подол её халата. Длинные темные волосы цвета вороного крыла колыхались, а голос стал привычно томным. — Да как по-другому ты мог попасть в Лето? Искра, конечно, добрая девочка, но кого попало сюда не пустит. Давай так, побеседуем, пока есть время. А его немного, если, конечно, не хочешь остаться здесь навеки.
 — С превеликим удовольствием, — улыбнулся я, чувствуя, как напряжение спало. — Почему бы и не поговорить с умным человеком.
 — Хм. Ричард, значит. Из прошлого времени, и, возможно, даже другой реальности, — спустя минут десять рассказов моих приключений, что привели нашу компанию в бункер, Виола щелкнула пальцами, и мы оказались на берегу моря. Кишащий отдыхающими пляж, стоящие рядом шезлонги и зонтики. Множество взрослых и детей, играют, загорают, купаются. Подростков, конечно, больше. За ними приглядывают вожатые с отличительным повязками на предплечьях. Там же Славя! А вон — Алиса! И даже та, с каштановыми волосами, если верить по нику над головой, Ольга Дмитриевна. Ноги утопали в мягком песке, а шум волн и ветра был тихим и успокаивающим. По самой кромке прогуливалась чайка, периодически склевывая мелких рачков. Почему никто не обращает внимания на появившихся из воздуха людей? Или телепортация в игре привычное дело?

 — Как настоящий, да, — красавица смотрела на моё лицо, что-то щелкая на виртуальной клавиатуре, появившейся под её правой рукой. — У тебя такое же выражение, как у любого игрока, попавшего сюда впервые. Радует. Всё-таки эту локацию создала я сама, лично. Всё продумано до мельчайших деталей, при желании можно даже порыбачить возле берега.
 — А разве вы не потеряли контроль над этим миром? — опускаюсь на корточки, хватая горсть песка, медленно разжимаю кулак, наблюдая, как искрящиеся в лучах солнца песчинки утекают меду пальцев. — Создать локацию, да ещё такую. Это… это уровень бога.
 — Снаружи. Да, — кивнула девушка, присаживаясь на шезлонг. Одежда на ней сама по себе превратилась в изысканный купальник, а на глазах появились солнцезащитные очки. Черный, открытый, офигеть! — Но наше детище подобно текущей реке: если перекрыть одно русло, вода проложит новый путь. Мы слишком сильно сдавили кандалы на аномалии, вот она и вырвалась. Вместо того, чтобы получать обновления от администрации, бегунок стал сам выстраивать мир. Разум человека — разум творца, именно его он и использует. Однажды я слышала, как игроки собрались у костра и травили придуманные ими байки, а уже на следующее утро монстры и локации из рассказов, появились в нашем мире.

 — Ты не просто игрок, — констатирую факт. Создатель локации, управляет предметами…
 — Да. Я, как первая создательница Искры и Элизиума, стала его ГМом, — девушка приспустила очки и легла на шезлонге животом вниз. — Пусть не всё, но контролировать могу многое. Небожитель местного разлива. Например, создала последнее место, в котором чувствовала себя свободной. Моё тело уже не восстановить, но разум здесь, в вечном рае одиночества. Намажешь меня кремом? Скажем, это плата за то, ради чего ты здесь.
 — Межмировые порталы, — озвучив интересующую меня информацию, я подошел к шезлонгу, не зная, что делать дальше, как в моих руках появился тюбик с кремом. Сбоку от него высвечивалась информация.
 Предмет: Крем для загара (обычный, расходуемый)
 Кол-во использований: 10/10
 Описание: Элитный крем для загара с легким ароматом клубники. Понравится любой девушке. Подходит для ухода за кожей.
 Взор Создателя:Способен исцелять кожные болезни. Основные ингредиенты: авокадо, глицерин, пыль цинка, экстракт ацеласа.

 — Порталы, значит, — Виола крепко задумалась. — Неудивительно, что все данные скрыли. Я лично курировала проекты аномалий-врат. Опасность они представляют нешуточную. Большинство данных осталось в запечатанном убежище номер три. Там же и то, что вы ищете. Координаты разлома. Как добраться до него, можно узнать у моей до… у Искры.
 — Разлома? — Честно? Сосредоточится удавалось с трудом. Кожа Виолетты бархатом ласкала пальцы. Хотелось продолжать втирать крем часами. Блин, это, выходит, в игре можно делать всё? Вот прямо абсолютно всё? И случайно ли меня привели именно сюда? Вполне возможно, что она хотела показать мне, что даже тут можно наслаждаться жизнью.
 — Да. Тайна, которую я так и не смогла разгадать. О, ещё раз между лопаток, пожалуйста. Вот так, блаженство… Меня так хорошо давно не мяли. Даже жалко, что времени в обрез, — на меня посмотрели глаза хищницы, чем-то до ужаса напоминая кошачий взор Юли. — Каждый раз, как мы думали, что подбираемся к сути разлома, он выкидывал очередной финт. Путь в никуда? Или дорога к новым мирам? Кто знает — ни один испытуемый так и не вернулся, чтобы рассказать, что там. Но ты сказал, что с вами ЮВАО. Сколько лет организация и я сама потратили на её поиски! Да, она сможет вас провести по дороге, недоступной другим.
 — Если здесь цифровой мир, то почему Искра не живет с вами, не наслаждается морем? Она управляет бункером совсем одна, долгие годы, — задал я вопрос Виоле, почувствовав, как спина девушки под моими руками окаменела.
 — Наверное, мне никогда не понять, насколько сильно она желает быть здесь, — странным голосом, растерявшим всю томность, ответила Виола. — Оставшись здесь, Искра не сможет защитить бункер и Элизиум. Год, десять лет? Сколько просуществует убежище без живого контроля? Автономные управляющие модули не совершенны. Бегунок невозможно уничтожить, он неуязвим, это не просто программа, а энергия, существующая в другом измерении. Однако, никто не гарантирует, что с падением Элизиума, центра связи всех игроков Земли, проект «Лето» не прекратит своё существование. Цена нашей свободы — от жизни под землей. Цена нашего рая — её одиночество. Теперь, когда Семнадцатого больше нет, тебе пора. Задержишься ещё дольше — и кнопка выхода исчезнет.
 — Хорошо, — кивнул я, отыскав в меню панель «выход». Она уже начала становиться полупрозрачной, и пришлось быстро нажимать на неё. Пошел обратный отсчет. «Вы покинете Лето через 15…14…13…12…» — Можно только последний вопрос?
 — Валяй, — Виола перевернулась на спину, не спуская очки. На щеках девушки что-то подозрительно блестело. 10…9…8…
 — Ты говорила — одинокий рай, но… — я красноречиво обвел толпу на пляже, сотни людей. Кто-то играл в пляжный волейбол, кто-то катался на водяном мотоцикле, мимо нас пробежали несколько девочек с ведрами песка, а с берега им уже махали подруги, рассевшиеся возле недостроенного песочного замка. 6…5…4…
 — Ах это, — печально улыбнулась девушка. — Я же сказала, что сама создала это место, сюда нет доступа другим игрокам.
 — Неужели… — Люди на пляже стали исчезать, постепенно становясь полупрозрачными. Один за другим их силуэты таяли без следа. Вот пропадают ребята, игравшие в пляжный волейбол, а вместе с ними и Ольга. Следом растворяются Славя и маленький мальчик, которому она помогала собирать красивые камушки. Песок, яркое солнце, бесконечное небо и безбрежное море — и больше никого, только одинокая темноволосая девушка на шезлонге. 3…2… Мои ноги отрываются от земли. Неведомая сила тянет вверх, к небу.

 — Передай ей привет, пожалуйста…
 1…
 Темнота.

***



 Снова то странное пространство. И почему оно кажется таким знакомым? Пустота. И пристальное внимание некой сущности.
 — А ты интересный, — прозвучал женский голос в голове. Приятный. И знакомый, определенно. Мысли путаются. Может, спросить что-нибудь?
 — Кто это говорит? — пытаюсь сказать, но не могу пошевелить губами. Однако невидимому существу они не нужны.
 — Кто Я? — задумчиво ответила девушка. — Не знаю. Имя — это то, что дают, а не то, что ты собой представляешь. Я — это я. Я начало, и я конец, а ещё, я — это ты.
 Всё вокруг вспыхнуло. Сначала робко, а затем всё ярче и ярче, в темноте загорались звезды и туманности. Будто открытый космос зарождался вокруг. Он звал раствориться в нем, стать единым целым с вечностью.
 — Э, нет. Тебе пока рано, — хихикнуло неведомое существо, и я ощутил легкий толчок между лопаток. — Проснись, ты свободен.

***



 — Искра! Твою налево! Можно было предупредить! — Я снова чувствую своё тело. Блин! В капсуле прохладно.
 — Чтобы ты перед погружением на нервы изошел? — ехидно поинтересовалась аквамариновая зараза. А затем, отвернувшись, добавила: — Ну как, узнал?
 — Да. Всё, что нужно, — ответил я, замечая, что плечи и голова печально Мику опущены. — А ещё она передавала тебе привет.
 Искра дернулась, и её проекция начала пропадать.
 — Завтра поговорим. Ступай наверх.


Развернуть

Бесконечное лето Ru VN Фанфики(БЛ) лагерь у моря Ульяна(БЛ) Женя(БЛ) ...Визуальные новеллы фэндомы 

Лагерь у моря 2. Часть 32

Страничка на фикбуке. 


Док. Небо над пустошью.



 — Ну, хоть занятие себе все нашли, — тихо пробормотал я, глядя на идиллическую картину. Сумерки. Солнце село за горизонт, но темнота ещё только готовится занять своё законное время, вдалеке светится багровая полоса света, а воздух уже пахнет свежестью ночи. Отлично. Жара последнее время такая, что не спасает даже климат-контроль на судне. Тем временем на небе появились первые звезды, всего несколько блестящих точек, но скоро их будет тысячи. Люблю ночь. Пейзаж бесконечного моря, раньше однообразным ковром простиравшийся от горизонта до горизонта, сменила суша. И, пусть она и не отличалась обилием интересных мест, по большей части представляя собой сухую саванну и пустыни, следить за поверхностью теперь было интересно, чем, собственно, и занимался практически весь экипаж. Ульяна нагло уселась на правом бортике дирижабля и вместе с Кэпом и одним из солдат смотрела в бинокль. Рыжая непоседа отвлекалась только на то, чтобы сходить в душ или поесть, любопытные глаза постоянно пялились в окуляры, иногда замечая детали, упускаемые сложным оборудованием и профи. Всё, что она находила интересным, будь то сухое дерево, большая ящерица или куст, тут же удостаивалось громких комментариев.
 «А что, устроилась она со всем комфортом, — подчеркнул Шиза. — Вон, постелила себе плед, и лежит, балдеет. Только зачем ещё ту штуку острую с собой таскает, не наигралась, поди, в китайского полководца? Пойдем к ней?»

 Так я только что оттуда, ещё буквально минуту назад Ульяна сидела у меня под боком. С другого борта смотрели на землю Женя и наш снайпер, не выпускавший из рук оружия. Биноклем ему служил оптический прицел. Хороший мужик, пусть многих и обманывает его угрюмое молчание. Аналитик не сидела на месте, хотя нет, она как раз сидела, но при этом записывала в свой ноутбук все поступающие данные — от карты до проб почвы. И как у неё голова не пухнет? Я лично могу похвастаться такой концентрацией только в режиме ускорения. На плечи девушка накинула лабораторный халат, заранее утеплив его камуфлированным жилетом. Все уже привыкли к дебильному климату этого неба, когда днем жара такая, что земля трескается, а ночью — дубак, что аж зубы сводит. Надеюсь, ближе к земле перепады температуры мягче, иначе Ричарду и девочкам придется несладко. То и дело один из её дронов, с которыми темноволосая управлялась с завидной виртуозностью, срывался вниз и возвращался через пару мгновений с горсткой земли или пойманным насекомым. Парочка дроидов так и не вернулась. Камеры напоследок сняли смазанные тени, нападавшие с веток и раздолбавшие ценные механизмы. Но спускаться и разбираться, что да как, времени и желания не было. Одно ясно: в кронах деревьев встречаются довольно крупные хищники. Мстительно сносить всё на своем пути нет и необходимости: мы наверху — они внизу. На Ричарде был прототип персонального компьютера нового поколения, так что даже без спутника мы его запеленгуем, только надо сократить радиус до нескольких километров. Дальше даже его сенсоры не ловят.
 Джо и остальные наблюдали за обстановкой из капитанской рубки, где был расположен перископ и пульт управления самим судном. Темнокожий боец всё время сидел за штурвалом, а когда спал, то включал автопилот себе на замену, благо лететь можно просто прямо, по курсу, который указал Оракул. Провидец-псих не ошибается: если он сказал, что, следуя в этом направлении, мы найдем наших попаданцев, значит, так оно и есть. Надеюсь, они не столкнулись с местным отребьем, Ричард ещё ладно — перебьет врагов не медля, а вот альтруизм и чрезмерная мягкость Слави однажды её погубят. В Гинзе доброта блондинки чуть не стоила ей жизни.

 — Как продвигается сбор анамне… тьфу, привычка… данных? — Мне тоже было нечем заняться, вот я и курсировал от левого борта к правому, на данный момент решив поинтересоваться работой Евгении. Раньше тут стоял раскладной стул, но, беря пример с Ульяны, девушка притащила себе большое теплое одеяло, устроив весьма удобную площадку, на которой и разложила ноутбук с программой управления дронами. Рядом одиноко лежал батончик СП в индивидуальной упаковке, на случай внезапного нападения голода, и колба с водой. Бутылка легко упадет и скатится за борт, а посуда с широким основанием — нет. Женя гораздо предусмотрительнее остальных, её проницательности можно только позавидовать.
 — Радиации нет и следа, но климат слишком влажный, да и температура воздуха больно высокая. В этом мире если и есть зима в умеренных поясах, то она очень мягкая, — Женя сортировала поступающую информацию, одновременно поглядывая на меня. Причем делала это она очень ненавязчиво: глянет, слегка покраснеет, отвернется. Не привыкла, что кто-то, кроме Виолы, интересуется её делами? — Давление воздуха непостоянное, вот погода и шалит. Этот мир ещё исследовать и исследовать.
 «Обычно она всех своим ворчанием на милю отгоняет, а к тебе, смотрю, совсем привыкла. Вон как запросто лялякает, — шепнул в ухо внутренний голос. — А замечательная девочка, как ни посмотри. И сколько таких милашек, что прячутся за масками отчуждения? Определенно, современный социум и общество свернули где-то не туда».
 — И чего нам ждать? — краем глаза смотрю на карту. Женя добросовестно расчертила весь пройденный маршрут. Наверняка работала даже по ночам, о чем красноречиво свидетельствуют мешки под усталыми глазами.
 — Радиоактивного фона я и правда не обнаружила. Нигде. Следов токсинов или прочей химии — тоже, но вот… — Женя замялась, непроизвольно начав крутить пальцем один из своих темных локонов. Сердце девушки стучало быстрее, чем обычно, а дыхание было неровным. Устала она, но долг не позволяет спать. Виола, что ты сказала ей такого, что лентяйка наподобие Жени из кожи вон лезет?
 — Но вот что? — подтолкнул я уставшую девушку к ответу, а то зависла на ходу. Сейчас вытяну всё и потом сразу отправлю её спать: мне тут только полного истощения не хватало для счастья!

 — Местная фауна очень странная, — Женя кивнула на проплывающие внизу кусты. Дирижабль летел невысоко, метрах в пятидесяти над землей. В местах, где было в достатке воды, например, возле рек или озер, жизнь просто кипела. Леса сменялись саванной, болота соседствовали с полями. А вот в остальных района царила засуха. Например, сейчас мы пролетаем над глубоким ущельем. Справа и слева высокие горы, а на земле — широкая река. — Насекомые превосходят размерами все мыслимые и немыслимые пределы. Что тому причина — не знаю, но, скорее всего, изменения климата и позволили им так вырасти. Я сфотографировала муравья размером метра полтора, не меньше, когда мы час назад пролетали над большим холмом, скажу даже больше: подозреваю, что тот холм — это муравейник. Эхолокаторы показывают огромные пустоты под землей, размерами с тоннели метро. Представляешь? А в озере, куда Джо так рвался остановиться на рыбалку? Дроны спустили туда сонар — там рыбины размером с корову! Хотя, кому я рассказываю…
 «Вот-вот, милочка, — согласился Шиза, прокручивая в своей абсолютной памяти самые странные реальности, в которых мы только ни скитались. — Подумаешь, фауна странная. Мы побывали в мире, населенном цветными говорящими пони! Милейшие, кстати, создания».
 — Жизнь удивительна, — я присел рядом с девушкой, которая сразу сделала вид, что поправляет очки. И чего она вдруг застеснялась смотреть в глаза? Краснеет ещё. — Она всегда разная, порой странная, порой пугающая, а порой прекрасна настолько, что от одного только её созерцания невозможно оторваться.
 «Чувак, опять тебя понесло в философию. Лучше бы чаю сварил».
 — Жизнь и смерть, черное и белое, созидание и разрушение. Сочетание противоположностей рождает чудеса, Женя. А любопытство человека не имеет границ. — С легким шелестом аномалия пробуждается. Черная змея переползает на правую кисть, а белая — на левую. Они обретают трехмерную форму, переплетаются, но размерами пока не больше обычных степных змеек. Если надо, моя аномалия превосходит размерами ствол баобаба. Девочка во все глаза смотрела на причудливый танец антрацитовой и светящейся, как свежевыпавший снег, чешуи. Отблески с белой части аномалии играли на коже её лица, отчего оно казалось бледнее обычного. — Ведь именно это тебя толкает к изучению нового и работе аналитика в целом. Я угадал?
 — Д-да, — ответила темноволосая, на этот раз посмотрев мне прямо в глаза. Свет солнца почти полностью пропал, а далеко внизу разносились трели сверчков, которые, если верить Жене, тут должны быть размером с собаку. Солдат, карауливший неподалеку, коротко кивнул и тактично ушел в каюту, не забыв прихватить свою винтовку. — Очень интересно. Знаешь… Я мало кому говорила это, но мне нравится наука, и история, и вообще, почти все исследования и творчество. Нравятся книги, пыльная тишина библиотек, архивы, накопители с самой разной информацией. Подумать только, мне их уже складывать некуда! Поэтому в детстве меня постоянно дразнили. Другие дети бегали и играли на улице, пока я смотрела «В мире животных» и сама себе читала сказки. Мелочь в большинстве своем так жестока, они стараются поддеть всех, кто отличается от привычного им стада. Когда ты непохожа на других, жизнь вовсе не сахар. И портфель рвали, и тетради пачкали, иногда даже били. Однажды выкрали мой личный дневник и зачитывали оттуда стихи прямо в классе. Чуть от стыда в тот день не сгорела! Все смеялись. Как не наложила на себя руки — не знаю. Родителям было наплевать, в жизни дочери их интересовала только отметка в конце четверти. Признаюсь, я всем отомстила. Когда стадо разделяется, оно теряет свою силу.

 — И поэтому ты спряталась за маской злой ворчуньи? Чтобы никто и никогда тебя не больше не задел? — осторожно обнимаю хрупкие плечи. Это дружеская поддержка, Шиза! Не надо пошлостей! — Не бойся. Ты больше не одна. Если кто обидит, за твоей спиной целая армия и я. А это не самая слабая сила в мире.
 — Маска… может быть. — Она улыбнулась! Черт! Я много всего видел, но такую улыбку, пожалуй, вижу впервые. Загадочная, чуть тронувшая уголки губ, одновременно печальная и бесконечно светлая. В глазах девочки отражались далекие звезды, на которые она смотрела. Неожиданно темноволосая макушка ткнулась мне в плечо. Губы тихо прошептали: — Как жалко, что мы познакомились так поздно.Док.
 — Впереди ещё вся жизнь, — пожал я плечами, думая про себя: «Если только Алиса не узнает, что мы тут обнимаемся, и не прибьет нас обоих». — Успеешь. И радоваться, и творить.
 «Гениально! — фыркнул внутренний критик. — Из всех фраз для поддержки ты выбрал самую непонятную».
 — Творить… Было дело. А хочешь, я сочиню стих? Вот прямо сейчас придумаю, талант не пропьешь! — предложила Женя, оглядываясь по сторонам и убеждаясь, что рядом никого нет. — Раньше неплохо получалось, хоть единственным критиком моих произведений была я сама.
 — Спрашиваешь! Момент, — змейки нырнули обратно в тело, и нас накрыло мощное кинетическое поле, свежесть ночи как отрезало, но вместе с ней — и звуки. Плотный щит ничего не впускал и не выпускал. — Теперь хоть петь будем — нас никто не услышит.
 — Это да, — хихикнула в кулак девчонка. — Про твоё пение в организации ходят легенды. Другие аналитики реально предлагали использовать его как оружие, но Виола сказала, что это чересчур жестоко даже против самых отъявленных преступников! Ладно, слушай. Только никому не рассказывай! Даже рыжим. Засмеют! Кха-кхм. — Девушка демонстративно поднялась на ноги, отряхивая халат от несуществующей пыли, откашлялась, и почти пропела:

Однажды ночью на прогулке
Наверх смотрю, нет больше слов.
На небе звезды ярко светят,
Туманным отблеском веков.

Среди незыблемых теней,
Сверкая россыпью алмазов,
Их свет ласкает взор людей
Сквозь необъятное пространство.

Зашла домой, легла в кровать.
Накрылась теплым одеялом.
Сегодня я не буду спать.
Со мной осталась только память.

Когда не вижу их глазами,
Свет звезд почувствую душой.
Он проникает прямо в сердце
Даруя девушке, покой.



 «Рифма самую малость прихрамывает, а так норм», — выдал свой вердикт Шиза.
 — Не то чтобы я большой спец по стихам, но звучит приятно, — прозвучала искренняя похвала Жене. Наверняка я — единственное живое существо, удостоившееся слушать творчество нашего аналитика, пусть и спонтанное.
 — Спасибо, — прошептала она, тут же меняя тембр голоса. Всё-таки смутилась. — Представить не могла, что кому-нибудь покажу такую себя. Только чтобы между нами!
 «Ой, да ради бога! — вставил свои пять копеек Шиза. — Тайна века. Можно подумать, вы тут сексом занимались! Чувак, кстати, про секс. Девушка красивая. Ты только посмотри, какие у неё… ну, эти самые, под халатом. Он же в груди ей жмет, совсем как Виоле! Ух!»
 «Шиза! Тебе не надоело?»
 «Не. Ничуточки, — отмахнулся альтер-Я. — Должен же быть островок стабильности в этой вселенной? Трава зеленая, небо голубое, Шиза — пошляк. Эх! Будь у меня тело, такой гарем бы сколотил!.. Мечты-мечты».

 — Знаешь, чего мне сейчас немного не хватает? — заговорщически прошептала Женя, оглядываясь по сторонам. Романтика! Темнота и звезды, только парочка прожекторов работает на носу дирижабля, нарушая природное спокойствие ночи. Эх, Алиса, почему тебя нет рядом?
 — Хмм. Может… Нет. Не знаю. Удиви меня. — Действительно, что творится в этой вихрастой голове — одному богу известно.
 — Бу-тер-бро-да! — выложила она как на духу. Удивительная девушка: только что обсуждали с ней звезды и стиха, а тут переключились на столь приземленную материю! — Только где хлеба взять в постапокалиптическом мире? Пекарни поблизости что-то не вижу.
 «А может, она просто исчерпала лимит уверенности в себе и резко меняет тему? — предположил Шиза. — В конце концов, за один день полностью характер не перекуёшь. Годы закомплексованности берут своё».
 — Мда. С рационом у нас действительно туго, — согласился я с аналитиком. — СП и воды хватит на месяцы, тем более та, что используется для гигиены, просто циркулирует через фильтры и практически не тратится. А вот с разнообразием еды и воды — проблемы, не насекомыми же питаться. И колы почти не осталось. Вот где боль. Хотяяяя… Некоторые личинки на вкус очень даже ничего, а короеды — так практически деликатес. Не смотри на меня так! Не представляешь, где я только не побывал. Иногда приходилось есть то, что вслух назвать страшно.
 — Док, — тихо хихикнула девушка, прикрывая рот ладонью и зажмуривая глаза. — Удивительно, но мне начинает нравиться говорить с тобой по душам.
 — Чего тут удивительного? Я же классный! Так что всегда пожалуйста! Мне тоже с тобой интересно. Это даже можно отметить. — Шифт. Для Жени прошло мгновение, а я уже стою с двумя флягами колы, протягивая одну ей. Перелить напиток в компактные фляжки-термосы было гениально, как минимум! Какой я молодец!
 «Приехали. Очередной приступ самовосхваления. Можно я сидя похлопаю?»
 «Ши, иди в жопу», — ответил я своему альтер-эго.
 «Да, да, Чувак, я тоже тебя люблю», — он ещё и ржет!

 — Всё ТАК серьезно? — деланно удивилась Евгения, пробуя содержимое фляги и широко раскрывая глаза. Красивые брови медленно, но верно полезли на лоб. — В условиях, где её запас строго ограничен, жадный до сладкой воды Док делится колой? Эй, я тут Алису подменять не буду!
 — Ой, не раздувай из мухи слона. Алису мне никто не заменит. Принимай знаки внимания как подруга. Давай! Твоё здоровье. — Шутит ведь? Блин, что-то тоска вдруг обрушилась. Как там поживает моё рыжее чудо? Женя, блин, взяла и расшатала нервы! Чокаюсь с ней посудой. Бока фляг издают мелодичный металлический звон, тонкий слух привычно улавливает всё вокруг. Вот Ульяна напевает какую-то мелодию из репертуара Мику. Точно, это та, с концерта в Гинзе. Вот приелась! Стыдно признаться, но присутствие Ульяны меня дико радует. Пусть и опасно, но без неё я бы сейчас волком выл. А чем маются остальные? Кэп — хомячит сало на камбузе. Ха! Думает, никто не в курсе, но мои ушки на макушке. Помня свои прошлые похождения при погрузке корабля, я первым делом занес на борт почти мешок соли. Её-то Кэп и использовал. Добытый нами на берегу кабанчик был безжалостно разделан и пущен на всевозможные блюда — от супчика и жаркого до холодца. В капитане же, видимо, проснулись дремлющие гены его отца с Украины. Он аккуратно срезал с тушки жир, весьма неплохо его засолив. Но, как подметила ранее наш аналитик, есть приходилось без гарнира. Ни хлеба, ни круп — да почти ничего нет! Уминать жирное соленое сало всухую могли разве что сам Кэп и Ульяна. Рыжик вообще способна за милую душу умять практически всё, что угодно. Нет конфет? Нет котлет? И сало сойдет!
 Что до других звуков, то далекое стрекотание сверчков и звук работающего двигателя дирижабля стали уже привычны. Опять холодать начинает. И как насекомые не дохнут по ночам? Или, став в разы больше, они могут переносить холод? Помню нечто подобное. Морозные пауки в одном из тех миров, где пришлось искать портал очень долго, спокойно бегали по снегу, наплевав на все законы биологии, жрали оленей, лисиц, людей, медведей и опять людей. Жуткие твари. Кстати, что за шорох там внизу?

 — Жень, а твои механические разведчики ещё не разрядились? — спрашиваю девушку, вглядываясь вниз. Что-то среди кустов шевелится в темноте.
 — Нет, там заряда ещё хватает. А что? — Девушка поправила очки, проверяя данные автоматических разведчиков на экране ноутбука.
 — Пошли одного вниз, пусть посмотрит, что сейчас под нами, — воздух пахнет странно —
сладковато-гнилостный запах. Запах разлагающейся плоти. Пока что его чует только мой нос с обонянием в разы сильнее человеческого. Один из лежащих рядом с аналитиком дронов бесшумно взлетел и камнем рухнул вниз в темноту, только у самой земли переходя из падения в свободный полет. На нем был встроенный прибор ночного видения, тепловизор и ещё куча разнообразной херн… очень нужной аппаратуры, так что нужды включать лампочки пока не наблюдалось.Что-то неспокойно мне от этого запаха. Вдыхаю побольше воздуха, и мой громкий голос разносится по всему кораблю: — Джо! Набираем высоту, и желательно быстрее. Турпоход закончен, всем внутрь! Вооружаемся. Чтобы за пределами бронированного корпуса и иллюминаторов оставались только солдаты с оружием! Я СКАЗАЛ — СОЛДАТЫ, УЛЬЯНА! БЫСТРО В КАЮТУ!
 — Ты тоже дуй внутрь, оттуда сообщишь, что да как, — беру Женю за руку, помогая той подняться на ноги, но девушка завороженно смотрит на ноутбук.
 — Смотри, смотри! Только посмотри на это! — возбужденно махала руками девушка, привлекая к себе внимание.
 — Да уж, такое захочешь — мимо глаз не пропустишь. — На экране ноутбука, транслировавшего запись с камер, кишмя кишели пауки, тысячи черных пауков размером с пекинеса или небольшую кошку! Они сновали среди зарослей, деловито пеленая в паутину неподвижных сверчков и прочую живность. За спинами паукообразных не было видно земли — столько их собралось. Вот с куста падает мышь, прямо в лапы к хищникам, даже я не разглядел, кто её укусил. Молниеносно, бесшумно. Вспомни черта — он и явится. Только эти пауки выглядят иначе. — Ядовитые. Не надо быть детективом, чтобы это понять. Вон какие жвала. Лапками так херак, херак. Бррр!
 — Да ладно? Могучий Док боится пауков? — удивилась темноволосая красавица, поднимаясь вместе с компьютером, но не спеша его закрывать.
 — Док много чего боится, — поделился я с Женей, осматриваясь по сторонам и приготовившись накрыть щитом хоть весь воздушный корабль. — Потому и могучий, чтобы уничтожать то, чего боюсь.
 «От сейчас хорошо сказано, — похвалил Шиза. — По делу и без пафоса. Респект! И вообще, Чувак, тебе не кажется, что с ними что-то не так?»

 — Невероятно! — Женя внимательно смотрела за происходящим, умные желтые глаза подозрительно прищурились. — Это рой! Они работают сообща, как муравьи или пчелы. Обрати внимание: добычу не едят, а утаскивают, причем в одну и ту же сторону.
 — Женя. Внутрь, — подталкиваю девушку в спину, но она ничего не видит, кроме экрана, управляя полетом дрона. А машина тем временем летела над самыми спинами пауков. Всё хитиновое брюшко покрывали какие-то наросты, напоминая бородавки. Длинные лапы и хелицеры животных не были покрыты волосками, как это бывает у тех же тарантулов. Но один фиг смотрелись ужасно стремно.
 — Они всё в пещеру тащат, явно искусственно вырытую, — Евгения провела изящным пальцем по тачпаду, приказывая дрону приближаться к большому отверстию в земле. Свежевырытый провал, диаметром, навскидку, метров десять, в бездну которого спускались и поднимались пауки. Конвейер для добычи пищи. — Ничего не видно даже с прибором ночного видения.
 — Стой, не на… — я хотел остановить девушку, но не успел. Женя включила свет, и дрон ярко вспыхнул в темноте десятком светодиодных фонариков.
 Что тут началось! Первым делом, пауки мгновенно застыли, словно примороженные, а затем медленно повернули головы к чуду шпионской, блядь, техники. Жуть! Восемь глаз каждого гада жутко светились, отражая лучи прожекторов, напоминая рассыпанный по земле жемчуг. Но самое страшное, что из провала светились ещё восемь «глазиков», только размером с бочку! Миг — и все пауки разбежались в стороны, дергаясь, как припадочные, и потирая лапками моргала. А в пещере послышался удаляющийся грохот. Именно оттуда тянуло падалью, да так сильно, что отголоски вони долетали до дирижабля.
 — Боятся света, как огня, значит. Хорошо! — сделал я нехитрый вывод. — ДЖО! Врубай всё, что светится! От прожекторов до подсветки на своих беспонтовых часах!
 — Есть! — отрапортовал темнокожий боец, бурча, что нормальные у него часы, и все прожекторы, что только были на дирижабле, одновременно засияли в ночи. Большие светильники спереди, средние по бокам и сзади, много-много ламп. Привыкшие к темноте глаза даже ослепли на пару мгновений. А когда мы проморгались, то увидели две вещи. Первое — это огромное черное море из пауков, расступающееся в стороны от набирающего высоту дирижабля. И второе… как Женя и сказала: пещера оказалась искусственной, на наших глазах вход закрыл клапан из камней и песка, прочно склеенных паутиной. Причем неведомая тварь работала паутиной изнутри, снаружи же ничего не отличало крышку от поверхности земли. На ней даже кусты и мелкие деревца росли!
 «Ебаный кошмар! — выругался Шиза. Даже обожающее приключения альтер-эго терпеть не могло такую крипоту. — А если бы мы на своих двоих шагали? Ну не пиздец? А? Пизде-е-ец!»
 — Согласен, — от мысли того, как такая ловушка открывается перед нами, да ещё и в кромешной темноте… Бррр.
 — Ты с кем-то говоришь? — дрожа, пробормотала Женя. Девушка так и осталась возле меня, одной рукой вцепившись в майку, а другой продолжая управлять своими механизмами. Виола как-то обмолвилась, что лентяйка даже приноровилась носить дронами себе перекусы.
 — Да так, мысли вслух. Боюсь спросить, а что ты делаешь? — приглядываю за дирижаблем, одновременно наблюдая за пауками. Мерзкие твари разбежались от света, но там, за кромкой сумерек, мои глаза ещё различали шевеление цепких лапок. Фу! Скажите мне, что бойцы захватили хоть один хороший огнемет. Такую пакость надо жечь. ЖЕЧЬ ДОТЛА! — Женя, что там тащит твоя машинка снизу?
 — Образцы, — девушка, посвистывая, пыталась улизнуть, но на хрупкое плечо опустилась большая ладонь.
 — Ну мне же интересно! Я аккуратно его изучу, честно, — Женя сделала попытку имитировать глаза «просительная Ульяна», но повторить подвиг рыжей у неё не вышло, мордочка не такая жалобная.
 — Выкинь его нафиг! — Дрон поднимался наверх, а под ним болтался паук, почти не уступающий механизму размерами, но здорово проигрывающий в весе, а посему тщетно пытающийся вырваться из металлического захвата.
 — Ну пожалуйста! Я его быстро препарирую и выброшу, — продолжала клянчить девушка, прекрасно понимая, что последнее слово будет за мной.
 — Хорошо, но только с одним условием.
 — Каким?
 — Вот таким! — Создаю на левой руке кинетическое поле, маленький, но острый, как бритва, диск, и щелчком пальцев отправляю его прямо между глаз подлетевшего довольно близко паука. На землю фонтаном льется прозрачная кровь. Вокруг и так воняет до одури, не хочу чуять ещё и это.
 Женя философски пожала плечами — надо так надо — и уже хотела заходить внутрь, сопровождаемая дроном с отвратительной ношей (что бы там она не говорила, трогать паука руками девушка не стала), как пошатнулась и чуть было не упала. Очки съехали набок.

 — Эй, товарищ аналитик, что с тобой? — я успел вовремя подхватить одной рукой талию девушки, другой — ноутбук. Лишившись управления, дрон с глухим треском врезался в дверь, выронив тушку паука. Женя молчала, а я прилагал все силы, чтобы понять, что с ней произошло. Говорить и стоять не может, только открытые глаза показывают на пау…
 — Вот гадство! — Взмах руки — и труп накрывает непроницаемый купол, воздух внутри которого тут же покрывается едва уловимыми разводами. Такие видны, когда из труб протекает газ. Бородавки на брюхе паука выделяли отраву в воздух, даже несмотря на то, что он уже издох. Вот как они охотились — пробегали по периметру, собирая надышавшуюся паралитического газа добычу! Та мышь упала именно от этого, а не от быстрого укуса. Как обычно, в экстренной ситуации голова работала подобно вычислительной машине. Пауки обычно хранят запасы пищи живой, им невыгодно убивать мгновенно, достаточно обездвижить и замотать в паутину. В пользу этой теории говорит ещё и легкая слабость в ногах. Я тоже успел вдохнуть газ, но, по сравнению с хрупкой Женей, моя выносливость куда как выше, а метаболизм и сила белой аномалии спасали от ядов в разы страшнее этого. Жалко, что змейка только ускоряла естественные процессы, себя я лечил не задумываясь, а хрупкая девчонка может не перенести.
 «Никогда не забуду яд Василиска, — передернуло внутренний голос. Он-то помнил все наши скитания, в отличии от меня. Человек такое существо, что стремится забыть страшные моменты. Иногда абсолютная память — не самая прекрасная вещь. — Как его клыки в пасти вообще помещались. Ох и больно тогда было!»

 Паук полетел за борт, в свете софитов и со всеми спецэффектами. Я подхватил Женю, которая слабо шевелила губами и покраснела до самых корней волос, а майка задралась, пока она соскальзывала с рук. Девочка парализована, и сама прикрыться не может. Поправил майку. Покраснела ещё сильнее, бешено вращая глазами. Забравшись внутрь, мы застали картину настоящей катавасии. Солдаты спешно вооружились, сосредоточенно наблюдая за экранами камер и видом из иллюминаторов. Джо жал на педали, рычаги, кнопки и вращал штурвал, задавая курс подъема. Снайпер спешно менял магазин с бронебойными патронами на разрывные, более эффективные против фауны. В этом хаосе одна лишь Ульяна тихо сидела в углу, сжимая в потных ладошках гуань-дао. Прямо когнитивный диссонанс какой-то. Вокруг творится бардак, а главный энерджайзер даже не шевелится.
 — Никому не бояться, — успокаиваю солдат тихим голосом, про себя думая: «Достаточно того, что боюсь я…»
 — Что с Женей? — Ульяна уставилась на нас широко раскрытыми глазами. — Там пауки, огромные! Я ловила пауков, но не таких же! Её укусили? Укусили?!
 — Нет. С Женей всё в порядке, — укладываю обмякшую девочку рядом с Ульяной. И правда: пульс и дыхание ровные, скоро придет в себя. С моим обостренным восприятием даже на расстоянии можно наблюдать за её самочувствием. Если что, прибегну к последнему козырю и исцелю её. А пока лучше пусть оклемается сама, без истощения тела от мгновенной регенерации.
 — Как там с обстановкой? — спокойно спрашивает Капитан, щелкая предохранителем плазменной винтовки. Изначально их планировали использовать против другого противника, но и тут лучше полагаться не только на огнестрельное оружие. Тем более, яд паукам не страшен, раз уж они паралитическим газом как воздухом дышат.

 — Fuck! — выругался рулевой, переходя на родной язык, а наш летательный аппарат ощутимо тряхнуло. Подъем значительно замедлился, или, лучше сказать, практически остановился. Интересно из-за чего? — Мы за что-то зацепились!
 — За что можно зацепиться в двухстах метрах над землей? — подал голос один из бойцов. Мужики уже успели полностью экипироваться и были вооружены до зубов. Ульяна щупала лоб Жени, покрывшийся холодным потом, и кутала ноги девушки в плед. Аналитик, не привыкшая к подобной заботе, пыталась ёрзать и отнекиваться, но нормально передвигаться ещё не могла. Отлично, значит, эффект недолгий, либо она просто не успела вдохнуть много яда.
 — Я осмотрюсь, — двигаюсь к выходу, подхватывая небольшой мини-наушник, предусмотрительно брошенный снайпером.
 — А всё будет в порядке? Ты же боишься пауков? — сдала меня Ульяна с потрохами. Кто-кто, а она, проживая с нами в Совёнке, прекрасно знала, какую «любовь» я питаю к паукообразным.
 — Я когда-нибудь лез зря на рожон почем зря? — Все молчат.
 «О! Я могу назвать кучу случае…»
 «Цыц, Шиза».

 Выхожу наружу. Этот запах никуда не делся, только бы он не въелся в обшивку. Небо чистое, под нами кусты и целое море шуршащей живности. Хорошо хоть свет держит их на расстоянии. Шаг. Привычно ставлю под ногами кинетическое поле, твердая дорожка, по которой отхожу на десяток шагов в сторону. Дирижабль висит в воздухе, двигатели работают на полную, но корабль стоит на месте. Шелест цепких лапок действует на нервы. Залить бы тут всё напалмом к ебени матери. Но что это? Ветер гудит, будто колышутся невидимые струны. Закрываю глаза. Я сам слух. Само восприятие. Мужики, ну кто шептуна пускает в такой-то момент?
 — Джо, — тихо говорю под нос, устройство связи передаст даже шепот. В груди холодеет от догадок. — У нас есть ультрафиолетовый источник света?
 — Включаю, Док, — ответил темнокожий вояка. Вот циркач циркачом, а в критической ситуации на него можно положиться. Чем-то напоминает Анн со своей постоянной маской, толстыми очками и чудовищной ленью, которая, как только запахнет керосином, выкладывается на все двести процентов. Уже бы оба давно могли стать главами отделов, но Джо любит работать в поле, а Анн слишком ленива, чтобы добровольно брать на себя большую ответственность.
 — Кажется, у нас проблемы, — как только на борту дирижабля загорелся фиолетовый прожектор, с которым обычно искали обширные утечки топлива, стала видна истинная картина происходящего. Мы увязли в паутине. Тонкие, не толще бельевой веревки, нити опутали корабль. Их и днем не увидишь, пока не попадешь в ловушку. В ультрафиолетовом спектре они проявлялись и начинали светиться. Но мы высоко, очень высоко. Куда она крепится?
 «– К горам, Чувак! Она крепится к горам! На много, сука, километров! Посмотри направо?!»
 Паутина дергалась, раскачивая дирижабль. Из кабины послышался визг Ульяны, а нити так и прыгали. Ритмично, будто по ним кто-то ползет. Почему будто? Паутина для этого и нужна — западня. Весь выход из ущелья перекрыт паутиной.
 — Ладно, иногда надо встречать свой страх лицом к лицу, –окружить нас сейчас куполом защиты значит — оборвать нити. Корабль может пострадать, если резко потеряет опору. Тем более, двигатели почти заглохли, намотав на себя столько паутины, что стали напоминать мотки ниток для шитья. А со стороны гор медленно двигалась огромная тень с восемью длинными лапами и стекающим с хелицер ядом. — Бах!
 В сторону врага бьет огромное, пересыщенное энергией кинетическое копье. Настолько мощное, что оставляет за собой иммерсионный след. Сражаться на износ, падать, вставать, кричать пафосные фразы? Не, это для героев-показушников. Уничтожить. Одним единственным, смертоносным ударом, вот так проблемы устраняю я! Треск лопающейся плоти нарушает тишину. Со всех сторон раздается возмущенное клацанье челюстей. Ход сделан.
Развернуть

Бесконечное лето Ru VN Фанфики(БЛ) лагерь у моря Юля(БЛ) Мику(БЛ) Славя(БЛ) ...Визуальные новеллы фэндомы 

Лагерь у моря 2. Часть 31 (продолжение в комментах)

Страничка на фикбуке. 



  Объект «Водоворот»: Запись в засекреченных информационных файлах организации.
 Тип: аномалия врат (?)
 Код: оранжевый (опасна при определенных обстоятельствах)
 Уровень регистрируемого излучения: 62%
 Примечания:
 Аномалии врат существуют тысячелетиями, сотни тысяч лет. Точный возраст большинства из них не определить никаким методом, включая радиоуглеродный. Как правило, они появились задолго до зарождения человеческой цивилизации, и, вполне возможно, переживут её.
 Аномалия «Водоворот». У побережья Восточно-Китайского моря, в районе [Доступ запрещен], два раза в год наблюдается обширная аномалия нестабильных врат. Особенность конкретно этой заключается в том, что у водоворота нет четкой геолокационной привязки, он появляется в случайном месте в случайное время, примерно на расстоянии километра от берега. Активная стадия существует примерно десять минут, создавая водоворот радиусом двести метров. После первой фазы происходит полный спад излучения, который длится ровно семь дней. По истечении срока врата появляются в том же самом месте и снова на десять минут. Циклы повторяются каждый год: появление — исчезновение — повторное появление — а затем новый цикл в новом месте.
 Приблизиться к водовороту не удается — сильнейшее электромагнитное поле гробит любую технику, а попадавшие в него люди не возвращались. Так откуда нам известно, что это именно аномалия врат? Водоворот приходит не один. С каждым его появлением из глубин воронки выплывают дельфины. Неизвестный науке вид, он больше всего похож на дельфинов рода Афалина (Tursiops truncatus), однако отличается от последних красно-оранжевым окрасом. Китайские рыбаки, испокон веков живущие в деревнях на берегу моря, говорят, что эти дельфины появлялись всегда. Прибытие умных животных во время цикла отмечали ещё во времена доисторического Китая, задолго до династии Ся. Красные дельфины, в отличие от своих собратьев, никогда не подплывают к людям, они появляются в море с первым водоворотом и исчезают со вторым. Один из жителей деревни клянется, что видел, как дельфин летал по небу, подобно птице. До сих пор непонятно, так ли это, или тем наблюдением мы обязаны обилием рисовой водки у рыбаков. Кроме того, незначительно меняется химический состав воды. В ней так же обнаружили некоторые виды микроскопических водорослей, на земле таких нет. Нигде. Красные дельфины тоже фонят, измеритель улавливает около 17% излучения на расстоянии в семьсот метров от каждой особи — ближе животные не подпускают, а ловить их не стали.

 Заключение:
 Необходимо наблюдение за аномалией в долгосрочной перспективе. Лишних человеческих и технических ресурсов сейчас нет, а самый сведущий носитель на пушечный выстрел не подходит к межмировым вратам, но тайны каждого портала — это возможности для человечества, и упускать их не следует.

Доктор В.Ц. Коллайдер.



***



 Огонь. Расплавленная толща магмы, пышущая жаром. Раскаленное сердце самой планеты. Огонь. Огонь! Всё вокруг до омерзения яркое. Лава, кровь мира, течет по венам планеты, а я — вместе с ней. Трещат кости, гложимые пламенем, жар. Огонь. В нем погибла моя семья, в нем сгорел мой дом. Всё, что любил, всё, к чему стремился. Всё! Он забрал всё! И сейчас я тоже здесь, эмоций почти нет, как и боли. Боль испытывают живые. Точно. Огонь просто стихия. Неразумная, всепожирающая. Факел просил человек… Магма окутывает то, что от меня осталось. Энергию, которая не может просто так исчезнуть. О, как я желал забвения! Сколько лет прошло? Сто? Тысяча? Огонь. Я так к нему и не привык. Давит. Как же всё вокруг давит! Вечность с ощущением того, как тело плющится и трещит в огненных тисках. Ненавижу. Ненавижу лаву! Ненавижу людей! Ненавижу… себя…

 Я уже просыпался несколько раз. Выталкивал наружу тонны магмы, раскалывая землю, сжигая города извержениями вулканов, поглощая души. Мне оставалось немного. Скоро я снова взлечу. Я потопил город атлантов, уничтожив основание, на котором он стоял. Я сжег Помпеи, сожрав душу каждого, кто задохнулся в вулканическом угаре, каждого, кто погиб под завалами, каждого, кто сгорел в огне. Катаклизмы собирали обильную жатву. Но этого мало. Пока мало! Но я терпелив. Никто не сможет меня убить, когда-нибудь, я накоплю достаточно сил и воспарю в небеса.
 Никто из живущих мне не ровня. Я непобеди… Нет. Чувствую зарождение странной силы. Она огромна! На краткий миг мой дух почувствовал наверху что-то сильное, действительно сильное, опасное для меня самим фактом своего существования. Угроза заставила меня толкнуть одну из тектонических плит. Пусть его погребет гнев цунами!

 Импульс. Сверху пришел импульс энергии. Жертва! Для меня! Принесенное в соблюдении со всеми обрядами жертвоприношение, дарует в разы больше. Какое… приятное чувство от головы до самого кончика хвоста! Волна радости в этом полном огня и боли мире. Оно сбросило вековое оцепенение. Шевелюсь. Магма мешает и не слушается. Она хоть и часть земли, но не до конца подвластна моей воле. Умереть не дала, этого достаточно. Рывок вверх. Преобразуя эманации жертвы, получаю достаточно сил, чтобы разорвать поверхность земли и взмыть в небо. Вверх, к свободе.
 Прохладно. Ветер приятно остужает веками горящее тело. Я уже забыл то чувство, когда он наполнял мои крылья силой. Кто Я? Зачем я здесь? Магма на мне твердеет, покрывая скелет прочнейшей обсидиановой чешуей. Внизу странное здание. Пирамида? Приходит образ из глубин подсознания. Там лю… Вспышка багрового света застилает глаза. Боль. Боль! Поглощающая само естество пустота! Горящий дом. Молния. Я убивал. Убиваю. Пустота внутри, на краткий миг, её может заполнить только тепло живых. Сожрать! Всех! ВСЕХ И КАЖДОГО, КТО БЕГАЕТ ПО ЭТОМУ КАМЕННОМУ МУРАВЕЙНИКУ! Мир темнеет. Краски исчезают, уступая место черно-белому аду. В сумраке зажигаются светящиеся точки, сгустки тумана, повторяющие форму своего носителя. Никому не спрятаться от глаз бога. Еда… Движение хвоста — и поток ветра несет меня выше. Взмах крыльев — и с небес срывается ураган. Я вернулся. Я здесь.

Ричард. Комната в жилых отсеках.



 Пробуждение этим… утром? Днем? Вечером? А черт его знает, по солнцу под землей не сориентируешься, а лезть из теплой постели за джоем, только чтобы посмотреть на часы, желания ноль. Так вот, пробуждение было не самым приятным, заставив меня резко привстать на кровати. Кошмары, так кстати отступившие на время, вернулись с новой силой. Как наяву, я ощущал всё, что чувствовал древний майя. Кукулькан не просто так слетел с катушек. Обхватив руками плечи, я дрожал, как осиновый лист на ветру. Каждая мышца дрожала от жутких воспоминаний. Чувствовать, как магма сжигает дотла со всех сторон… черт. Не поехала бы и моя крыша с такими реалистичными снами.
 — Мрр… — послышалось сбоку, и я ощутил мягкое тепло с левой стороны. Юля. Волшебная ушастая прелесть ещё дремала со мной под одним одеялом. Ночь она провела обнимая меня, и сейчас явно была недовольна бегством своей живой подушки. Цепкие пальчики тянули обратно к себе, а сама хвостатая тихонько мурлыкала, так и не проснувшись. Этот звук действовал умиротворяющее.
 — Я здесь, — тихо шепчу в полумраке комнаты, аккуратно поглаживая пушистую макушку между ушек. Юля расслабилась и перевернулась на спину. Светильники едва тлели, находясь в ночном режиме. Когда живешь в бункере, то больше не зависишь от стандартного цикла день-ночь. Однако, даже такого света хватало, чтобы разглядеть всё. Прекрасная гладкая кожа, упругие холмики грудей. Произошедшее вчера казалось сладким сном, но ведь мы с Юлей действительно… В груди защемило. Ричард, ты действительно счастливый чел! — Такая милая, когда спишь.
 Самым краешком пальцев глажу мех на ушках, аккуратно. Господи, как круто! Мягкие, пушистые! Мягкие, как волосы на её голове. Эта шерстка — просто нечто, она отличается от человеческих волос в лучшую сторону. С трудом подавляю зевок. Рядом с Юлей тревоги отступили. Раньше, после подобного кошмара, мне понадобилось бы полдня, чтобы прийти в себя. Ушастая дернула плечом, и одеяло сползло ещё ниже. Красивая. Безумно красивая. Кладу ладонь на плоский животик неки и слегка щекочу кожу.

 — Вставай, соня. На часах уже почти полдень, кто твою порцию кушать будет? — И правда, последнее время Юля больше бездельничала и спала почти сутки напролет, как самая настоящая кошка. А когда не дрыхла, то обедала. У них с Сашей вообще получился идеальный тандем: Саша готовит — Юля ест. Гармония.
 — Ричард! — прозвучал обеспокоенный голос Искры с джоя. Аквамариновая девочка появилась на экране КПК, который спокойно лежал на тумбочке возле кровати, и начала демонстративно оглядываться. — Куда ты делся? Мы же собирались обсудить кое-что, не забыл?
 — Тут, — подал я голос, надевая на ходу штаны, мгновение назад извлеченные из-под кровати. Нет, ну что за ночка! Хочу ещё. Однозначно хочу ещё. Вот бы всегда ночевать с Юлей! Что-то штаны с трудом налезают, смялись, наверное.
 — Кончай шутить, Ричард, я тебя не вижу! — Мику на экране наколдовала себе бинокль. — А камеры, заметь, работают нормально. Погоди. Этот размытый силуэт в центре комнаты — ты?!
 — Мда. Может, просто твои хваленые сенсоры барахлят? Сколько лет их уже не меняли? — Я пригладил волосы, ощутив на голове что-то непривычное. СТОП! — Это что?!

 Резко открываю дверь душевой и на[П]равляюсь к зеркалу возле раковины. Босые ноги шлепают по теплому полу. Отражение. Самое время ущипнуть себя. Ушки. На моей макушке красовались кошачьи ушки! Стих, блин! Шерстка под цвет волос, совсем как у Юлии. Это что, такая шутка? Сон? Или, может, кошачье оборотничество, передающееся половым путем? Штаны надевались с трудом, неужели… Спускаю их на пол. Так и есть: на месте простого человеческого копчика — роскошный кошачий хвост.
 — Искра, ты видишь то же самое, что и я? — голос всё же дрогнул, дополняя фразу нервным смешком.
 — Если ты про неко-косплей, то да. Просто твой силуэт расплывается в камере. Изображение нечеткое. Давай, надевай на запястье свой джой, мне нужна информация со всех датчиков, — голос Мику разбудил сонную хвостатую прелесть, и сейчас обнаженная Юля, лениво протирая лапкой глаза, смотрела на мужика со спущенными штанами.
 — О, доброе утро, Ричард. А что это с тобой? — спросила девушка, подняв ушки торчком. Кончик её хвоста высунулся из-под одеяла, когда Юля потягиваясь, зевнула, обнажив белоснежные зубки. Глаза хоть и выглядели удивленно, но зрачок не принимал вертикальную форму. Уже хорошо, значит, беспокоиться не о чем. Интуиция ушастой была выше всяких похвал, и раз она не считает, что произошло что-то страшное, значит, можно выдыхать.
 — Хотелось бы и мне знать, — ответил я, надевая свой п[Р]ивычный гардероб и джой. Хоть одежда бункера и была серой, стоит признать, ткань весьма удобно сидит на теле. Может, сделать дырку для хвоста? Блин! Очень странное чувство. Просто после всего, что я уже видел, особо ничего не трогает. Год назад я на стену бы полез, проснувшись утром с хвостом на жопе.
 — Они настоящие, совсем как у меня, — Юля одним рывком обняла меня и по-хозяйски усадила рядом с собой, а затем и вовсе забралась на колени. Одеваться нека не спешила, так что мне снова перепали великолепные тактильные ощущения. Груди девушки касались руки, которую она удерживала, попка приятной тяжестью грела колени, а её ловкие пальцы ощупывали мои уши. — Ведь чувствуешь, как я их касаюсь?
 — Не то… слово, Юля, — сгл[О]тнув ком в горле, я изо всех сил старался не поплыть. Касания теплых ладошек разливались по всему телу сладкой истомой, урожая вылиться в неконтролируемые позывы. Голая девушка пахла просто невероятно, хотелось прижать её к себе и вдыхать, вдыхать аромат этого тела, чувствовать щекотку её дыхания на коже! Точно! Сейчас обниму. Куда это она потя… — Х-х-хвост не трогай! От него как разряды по телу!
 — М-м-м. Понимаешь теперь? — хитро улыбнулась хвостатая, обхватив мой собственный хвост ладонью и проглаживая его. Я чуть на месте не взвыл. Приятно, черт побери, очень приятно, но чув[С]твительность хвоста уж больно сильная! — Иди сюда, мой ко-отик…
 — Юль, пого… — договорить мне не дали. Теплые губы заткнули рот влажным поцелуем, на который я охотно ответил.
 — Пойдем к остальным, там и подумаем, — предложила ушастая, слезая с моих колен, когда спустя минут двадцать мы всё же смогли оторваться друг от друга. Нека, мурлыкая, облизнула губы, точно довольная кошка, налакавшись вкусной сметаны.
 — Идите-идите, — согласилась с нами молчавшая до этого Искра. — А я пока проанализирую всё, что собрала. Хвосты, уши. Да что не так с этим миром?!

***



 Спустя небольшой отрезок време[Н]и, понадобившийся для преодоления пути из жилого отсека в большую столовую, мы встретились с Сашей и Славей.
 — Ричард. Боюсь спросить, но… — начала командир, удивленно подняв брови и показывая пальцем на хвост у меня за спиной. — Это ЧТО?!
 Мне оставалось только развести руками, давая понять, что хрен его знает, уснул-проснулся-хвост, вот такая вот фигня. Саша как шла, так и застыла с двумя запотевшими бутылками холодной колы в лапках. Глаза очень широко раскрыты, на лице недоумение. Напоминает персонажа японской анимации. Все динамики молчат, Искра пока так и не отвечает, с головой зарывшись в загадку моей метаморфозы. Одна только Юля довольна, как слон. Ушастая получила назад своё платье из химчистки и сидела за столом, блаженно зажмурившись. Нос девушки раздувался, улавливая аппетитные ароматы со стороны кухни. Ха, а я начинаю привыкать к этому бункеру. Пусть всё вокруг металлическое и серое, без дерева или уютных декораций — всё равно жить можно. И очень даже неплохо, с такой-то приятной компанией.
 — Искра, а ты тоже не в курсе? — спросила громко вслух Славя, прекрасно понимая, что Мику её услышит. — Ричард тут второй парой ушей разжился, и не только.
 — Работаю над этим, не отвлекайте. В настоящий момент вся моя гениальная система аналитики работает в режиме перегрузки, — коротко прозвучало из динамиков столовой. — Пока проанализировала только измерител[И] аномалий, погодите ещё пару минут. Попробую докопаться до истины.
 — Даааааа, — протянула Славяна, оглядывая всех собравшихся. — Кругом одни коты да кошки. Так, глядишь, и у меня вырастут. Ричард, будь добр, дай-ка потрогать ушки.
 — З-зачем это? — на всякий случай делаю шаг назад, хватаясь за уже ставший мне родным хвостик. Новоприобретенные органы слишком чувствительны. — Уши как уши, хвост как хвост.
 — Сравнить хочу с остальными, — коротко объяснила валькирия, неумолимо приближаясь со своими загребущими пальцами. В глазах девушки отражались ушки, на которые она нацелилась. Золотистые косы так и сверкали, впрочем, как и прическа следившей за эти безобразием Александры. На темных локонах даже косичка была — работа рук Слави, не иначе. Опять вместе мылись? — Сашу и Юлю я уже за ушки щупала, остался только ты.
 — И когда только успела? — покорно склоняю голову, позволяя белокурой красавице коснуться ушек. Славя своя, ей ещё и не такое можно. Да и догонит, если что. Вон Саша, стеснительная жуть насколько, а всё равно её к драгоценной шерстке подпустила. Маленькая нека тем временем села за стол, причем залезая на стул с ногами, которые аккуратно подобрала под себя. Миниатюрные размеры позволяли. Она задумчиво гладила кончик своего хвоста, украдкой поглядывая в нашу сторону. Без тапочек, которые остались на полу, лодыжки девочки казались очень хрупкими. Носков она не носила, так что я на миг залюбовался красивыми лапками. Назвать изящные ступни и кисти наших нек как-то иначе язык не поворачивался. Милые лапки.
 — Настоящие, — резюмировала девушка, разминая кончик мохнатого ушка двумя пальцами одной руки и перебирая мех хвоста другой. Черт. Приятно! Словно она касается кожи. Нежно-нежно.
 — Да уж, не искусственные, — сказал я, делая шаг назад, тем самым прерывая контакт, иначе выйдет конфуз. Прямо здесь. — Но ничего. На луну не вою, к тапкам равнодушен. Понятия не имею, как их получил, но вроде ничего страшного.

 — Зато я имею! — гордо прозвучало со стороны кухни. Искра шла к нам, задрав подбородок и явно довольная собой, вышагивала в своем кибернетическом воплощении. Шла не с пустыми руками: девушка толкала перед собой тележку с едой. Пахнет жареной курицей и горячим хлебом. Погодите. Когда моё обоняние стало настолько острым? — Еще раз просмотрев черный ящик твоего КПК, сравнив с терабайтами данных организации по различным аномалиям и добавив ко всему прочему щепотку информации, [С]обранной уже тут, в бункере, я пришла к выводу. Ты — аномалия-мимик!
 — Э? — ни на что более осмысленного меня не хватило. — Какой ещё мимик?
 — Мимик, говорю. Образно, конечно, — Мику стала раскладывать еду по тарелкам, попутно рассказывая. Аквамариновые волосы, нарушая все законы физики, прилипли на время к спине и не лезли в тарелки, когда она наклонялась. — Ты не простой человек, но и излучения, характерного для большинства носителей, от тебя не исходит. Не исходило. До тех самых пор, пока ты плотно не контактируешь с какой-нибудь аномалией, и копируя её способности. Если сравниват[Ь] плотность фона, то ты можешь повторять оригинал примерно на пятьдесят процентов от его исходной силы. И, кроме того перенимаешь некоторые индивидуальные свойства объекта: эмоции, память, форму тела.
 — Так, так, так, — серьезно посмотрела на меня Славяна. — Что там про плотный контакт? А? Ушки, значит, говоришь, само собой появились, да?
 — Ну… это… — Ричард, палево!
 — Кукулькан чуть не убил его, когда вы сражались в своем мире. Энергия древнего бога пронизывала тебя насквозь, вот ты и обрел его силу, копируя и перенимая саму суть древнего Майя. А точнее — половину её, — Мику стала говорить тоном лектора, словно вела урок. ИИ бункера увлеклась происходящим настолько, что даже не стала менять свой оптический камуфляж. При других обстоятельствах наверняка переключила бы на одежку «строгая учительница», или того похлеще. — Ну, а свойства хвостатой ты перенял вчера, когда вы там это самое.
 — «Это самое»?! — Саша покраснела, прикрывая рот ладошкой, и одним грациозным прыжком пересела на стул подальше, будто бы опасаясь моего фетиша на кошкодевочек. Положа руку на сердце, не так уж она и неправа…

Развернуть

Бесконечное лето Ru VN Фанфики(БЛ) Юля(БЛ) лагерь у моря Славя(БЛ) ...Визуальные новеллы фэндомы 

Лагерь у моря 2. Часть 30 (продолжение в комментах)

Страничка на фикбуке. 



Ричард. Жилые отсеки бункера 112.



 Если бы кто-нибудь подошел ко мне месяца два назад и сказал: «Ричард. Ты будешь счастливо жить в другом мире, уничтоженном ядерной войной», тогда я просто рассмеялся бы нахалу в лицо. Но сейчас мне действительно не на что жаловаться. Бункер оказался неплохим местом во всех смыслах этого слова, в нём было предусмотрено практически всё для комфортного существования — от столовой и автоматов со всевозможными газировками до сауны и развлекательного кинотеатра. А про него отдельно. Фильмы будущего с полным погружением… Это нечто! Надеваешь нейрошлем и становишься непосредственным свидетелем событий от первого лица! Принцип передачи напрямую в кору головного мозга, минуя рецепторы. Идеальная иллюзия!
 Радовала не только обстановка и повышенный комфорт. Искра. Управляющая бункером с каждым днем становилась всё веселее, всё больше напоминая беззаботную девочку-припевочку, а не сверхсложный искусственный интеллект. Как-то, когда мы всей компанией собрались в кинозале, она включила в нейрошлемах трансляцию натуральной пор… кхм, эротики! Вот было неловко. Не всем, конечно же. Славя только хмыкнула, а Юля даже одним ушком не повела, словно они только это обычно и смотрят. А вот Саша, Саша покраснела до кончиков волос и с возмущенным писком ломанулась из зала, задрав трубой пушистый хвост, больше похожий в тот момент на ёршик. Ну хоть кто-то ведет себя как нормальная девочка!
 Что до приколов Искры. О, фантазия у неё оказалась неиссякаема! ИИ нацепила на хвост Юли бантик с кошачьим колокольчиком. Такая круглая штучка с перекатывающимся внутри металлическим шариком. Так что теперь ЮВАО могла свободно передвигаться по бункеру, не мяукая перед каждой дверью. Звуковые сенсоры заблаговременно улавливали перезвон, и Искра открывала затворы. А может, там просто был жучок. Ушастая не возражала против такого аксессуара.
 Кроме того, управляющая предоставила Славе доступ в исторические архивы и электронные терминалы библиотеки. Блондинка впечатлилась и теперь большую часть суток тратила на изучение событий, инфраструктуры, изобретений и карт будущего. Девушка просиживала перед монитором электронной библиотеки часами. Подозреваю, она записывает важные моменты, и по возвращению в наше время (если оно, конечно, будет), собирается передать данные Виоле. Золотоволосый паладин думает о благе мира, а не о себе. Не знаю почему, но мне не удалось разделить её энтузиазма. Это не наша реальность, и не факт, что информация окажется настолько полезной, как она думает. Иногда Славя банально забывала поесть — настолько её увлекла хронология событий. Благо её выручала наша новая знакомая, подкармливая девушку прямо в архивах, к вящему неудовольствию дронов-уборщиков. Механические круглые роботы, напоминающие автономный пылесос, с осуждающим писком собирали с пола крошки. Чем надо так завлечь Славяну, чтобы она не обращала внимания на то, что насорила?

 Ещё два дня ушло на полное обследование наших организмов. Пользуясь своим кибернетическим воплощением, а также медицинскими дроидами, Искра исключила серьезные проблемы со здоровьем всех своих гостей. Разве что Славе придется несколько дней пить витамины и всевозможные тоники. Хуже всех негативная среда поверхности сказалась именно на командире, она оказалась просто неподготовленной к таким экстремальным условиям. К счастью, всё обошлось без серьезных болезней, чему я несказанно рад. Меня, например, спасало поглощение энергии, подстегивая весь организм и позволяя превзойти ограничение слабой плоти. Да и тренировки в самых гиблых местах нашего мира давали о себе знать. Юля же бывала в переделках и похлеще. Так что текущее приключение для неки — это так, детская песочница, что вовсе не значит, что девочка заскучала с нами, нет. Хвостатая клептоманка перерыла почти весь бункер, перевернув его буквально с ног на голову, и, как сорока, натаскала в свою комнату много блестящих и интересных штук. Навскидку, там сейчас лежат: три полных коробки рафинированного сахара; несколько металлических лазерных указок; початая бутылка с валерьянкой (один день Юля проходила румяной и шатающейся, намурлыкивая под нос веселые песенки); одна большая кола; упаковка чипсов; камешек янтаря с застывшим внутри кузнечиком. Славя, глядя на такое, тихо шепнула мне на ушко: «Значит, Ульяна не обманывала… Где-то у ушастой коллекционерки таки есть пещера сокровищ».
 Но нас стало больше. Ровно на одну личность. Довольно интересную хвостатую личность. После допроса с пристрастием Искра сочла гостью достойной проживания в бункере, и в убежище 112 стало на одного жителя больше. Саша. Александра. Сашка. Вот где действительно характер практически не сходится с внешним обликом! Экзотическая внешность и ловкое тело — в маленькой неке сочетались с абсолютно нормальным, на удивление милым, характером. Темные волосы и шерстка на ушах и хвостике так и просились их погладить. Но — облом! Стеснительная. Первое время она нас троих натурально избегала, проживая на другом конце подземного уровня. Саша ела в одиночестве, и краснела, стоило только ей столкнуться в коридоре с кем-нибудь из нас, но не из неприязни… Довольно часто я замечал торчащие из-за угла любопытные ушки. Любопытство и наивность, совсем ещё мелкая, можно сказать — ребенок. Она нас остерегается, или, возможно, просто отвыкла от общества. Если сравнивать с Юлей, которая вела себя немногим серьезней, то разница всё же есть. Несмотря на то, что они, какого-то рода, одного поля ягоды, кошкодевочки совсем разные. Особенно это касается характера. В каждом движении ЮВАО скользила ненаигранная грация и вальяжность, сразу становилось заметно, кто из них больше похож на взрослую.
 Спустя неделю после нашего знакомства, Саша впервые села кушать рядом с нами, а не в одиночестве. Наверняка все эти дни она присматривалась к нам. Кошкодевочка, как и она сама, и человек способный лета… ну, почти способный летать. Ничего удивительного, что она не спешила с нами общаться, не думаю, что по поверхности бродит много компаний, похожих на нас. Робко примостилась на краешке стола со своей тарелкой. Но не тут-то было! Славя, не моргнув и глазом, пересела поближе к опустившей ушки девочке и стала ненавязчиво её тормошить. Поначалу та отвечала урывками, рассказывала про свою жизнь на поверхности, как бегала от всяких мутантов, как добывала пропитание, ночевала, где придется, иногда разжигая костер посреди пустошей. Блондинка оказалась благодарным слушателем, часто переспрашивала и уточняла детали. Невооруженным глазом видно, что она делала это не ради выгоды или чтобы выведать побольше — просто дружеский интерес и доброта, на которую Славя щедра как никто другой. И Саша оттаяла. Как раз с того дня она и набралась храбрости говорить с блондинкой обо всём. Заодно тогда и начала носить ей перекусы в архивы. Девочки часто беседовали о своем, не обращая на меня внимания. Общалась Саша и с Юлей, которую, кстати, видела! Непонятно как, ведь датчики аномалий, направленные на Александру, упорно твердили, что она не фонит, вообще! Но ведь и Славя тоже сейчас видит неку, хоть в отчетах о ЮВАО и указано, что лишь носитель аномалии способен узреть хвостатое чудо. Можно предположить, что с Юли слетела её перманентная маскировка, но Искра-то не видит кошку. Я запутался!

 — Кстати, Саша. Ты упомянула про костры. Но разве не опасно светиться на поверхности, тем более, в небе кружат враги? — спросил я у девушки, сейчас наслаждавшейся обществом Славяны. Если нам с грехом пополам удалось кокнуть лишь одну несчастную, подраненную виверну… Как на поверхности жила она? — Костер для имеющих крылья — он как маяк, видимый за много километров.
 — Лучше так. От них хоть убежать можно… — Александра дернула ушком и отвернулась к блондинке. Ну, Искра! Мне твоя шуточка с ванной будет ещё долго аукаться. НЕ виноватый я, Са-ша! Но об этом позже… — Наверху нельзя ночевать в темноте. Если нет луны или её заволокло тучами, то разжигай костер, ищи светящийся мох — делай что угодно, но не спи в темноте! Никогда. Не засыпай. В темноте!
 — Почему? — это уже спросила Искра, опуская на стол увесистый поднос с тарелками. Кстати, её тело в разы сильнее человеческого и весит больше, навскидку — килограмм на двадцать больше настоящей Мику, видимо, полимеры тяжелее простой плоти. — Из-за ночного монстра? Семнадцатый что-то такое писал…
 — Монстра? Неизвестно. Слухов сотня. От того, что это не переносящий света вирус, до того, что сама смерть выходит на охоту во мраке. Никто не видел эту напасть, никогда, — Саша отвечала, обхватив плечи руками. Миниатюрная девочка казалась слишком маленькой для серого стула на котором сидела. Маленькой и беззащитной. — Просто все наверху знают, что если оказался в темноте, то ты труп. Он найдет тебя, утром ты уже не проснешься. Или, ещё хуже — проснешься не собой… Да, и ещё: костер отпугивает зомбаков, что тоже неплохо.
 — Погоди-погоди. Повтори ещё раз, — я даже отвлекся от аппетитно пахнущего подноса. — Зомби? Серьёзно?
 — Тут нечему удивляться. Зомби, гули — всё одно. Ходячие тела без зачатков разума, не совсем мертвые, не совсем живые. Я исследовала одного такого, давно ещё, когда совершали дальние вылазки. Первичные животные потребности — и никакой корковой деятельности. Странно, что друг друга не жрут, — ответила вместо Саши Искра, щелчком пальца выводя на экран изображение и тут же его убирая. Зрелище разлагающихся тел — это не то, что полезно для аппетита. — Катаклизм, грянувший столетия назад, выпустил аномалию, что спала в недрах Земли годами. Виола изучала её много лет, но так и не раскрыла всех секретов «Кладбища домашних животных». Копать то место никто так и не решился, а простое сканирование не пускает глубоко под землю. После сотрясшего мир удара коим мы обязаны тому мутанту, зона аномалии, годами находившаяся на одном и том же месте, сдвинулась. Само её ядро каким-то образом рассеялось по миру. И сейчас, зомби не такое уж и редкое явление. Можно сказать, что встретить на поверхности ходячих мертвецов проще, чем живых людей.
 — Да. От них иногда даже весело бегать, если не брать в расчет запах, — подтвердила Саша. Кончики пушистых ушек игриво воспряли. Удобно, однако. Кошачьи хвост и уши служат неплохим индикатором настроения наших подруг.
 — Например, убегать порталом, да? — решил я перевести поток разговора в интересующее русло. Юля, ещё мгновение назад увлеченная приемом пищи, ненавязчиво развернула один пушистый локатор в нашу сторону. Забавно смотрится со стороны. Она правда думает, что не палится? — Не сочти за странный вопрос, но… как? Как ты его открыла? Юля тоже умеет делать подобное, но в этом мире у неё не получается создать проход.
 — А что она использует в качестве жертвы? — уточнила Саша, слегка потягивая носом. Соблазнительные запахи жареного мяса не смогли оставить её равнодушной, однако Александра всегда приступала к трапезе последней.
 — Платы? — тут уже удивилась Славя, и причины такой неоднозначной реакции у блондинки имелись: ни Юля, ни, тем более, Док никогда не говорили, что для портала нужна жертва. — Это вроде того кристалла, который ты разбила?
 — Ну да, — просто подтвердила Александра, и, на одно короткое мгновение, её взгляд изменился. — Для открытия портала нужна жизненная энергия. Своего рода плата. Без неё не открыть проход никуда. Я утащи… позаимствовала этот камень у драконов. Монстры хранят в них добытую прану живых. Берегла на крайний случай.
 — Прости, что обломал тебе такой побег, — улыбнулся я краем губ. Саша избегала смотреть мне в глаза, но и раздражения не проявляла. Вообще, она предпочитала держаться Слави.

 — Да ничего. Зато теперь я хоть в безопасности, — Александра почесала нос и подобрала под себя ноги, усевшись на стуле в позе эмбриона. — Не надо спать урывками вполглаза, бегать от каждой тени и кушать что придется. Тепло, насекомые не кусают, есть с кем поговорить. А что до порталов… Моё топливо — камень, но найдутся и те, кто использует жизни напрямую. Эх! Будь у нас таких камней несколько, то можно было бы и в ваш мир вернуться, и в мой. Для портала между реальностями жизненных сил нужно море, не думаю, что кто-то способен открыть его своими силами. Не удивляйся. Славя рассказала мне, что все тут гости. В самом прямом смысле этого слова.
 — Погодите, если драконы охотятся в основном на людей, а камень с жизненными, то… — Славя в ужасе застыла, прикрыв рот ладонью.
 — Да. В камнях душ в основном жизненная энергия жертв. Не только людей. Животные, даже те же зомбаки. Крылатым убийцам для растопки всё сгодится, — Саша печально поникла. — А раз энергию уже не вернуть тем, у кого отняли, использовать её плохо?
 — Мда, — было над чем задуматься. В первую очередь — над Доком и ЮВАО. Кто они такие, раз способны создавать проходы между мирами и при этом не пользоваться заемными силами? Или такой способ нужен лишь в этом мире? Надо срочно сменить тему. Вон как ушастая поникла.
 — Вкусно! — Видимо, такая идея пришла не мне одному. Славя с удовольствием разжевывала сочный жареный стейк. Она принимала пищу, словно аристократ, пользуясь ножом и маленькой вилкой, периодически прикладывая к губам салфетку. Примечательно, что такими глупостями в походе она не занималась, а тут, пользуясь случаем, блеснула манерами, в отличии от меня, просто и без изысков рвавшего мясо зубами. А что? В кои-то веки я не чувствую неловкость за столом. Сейчас, в окружении тех, кто мне небезразличен, пропали старые комплексы и стеснение. Скоро докачусь до того, что буду разгуливать в одной только майке и трусах, как Юля. Мы обедали в столовой, куда Мику только что прикатила целый поднос со всевозможной снедью. Девушка предпочитала делать это сама, не подключая автоматическую систему подачи. Ну и Саша иногда подключалась, даже готовить порывалась.
 — Приготовлено не совсем по рецепту, а в соусе есть немного яблочного пюре, но неплохо, скажи? — улыбнулась Мику, усаживаясь с нами за стол. Она не нуждалась в органической пище, но компанию составляла всегда. Тем более, сегодня в качестве аперитива выступали печеные булочки, приготовленные лично Сашей. Как призналась сама девочка, она любила готовить: пока была такая возможность, малышка готовила вкусности. Однако последние годы на поверхности не сахар. Но даже так, кулинарные таланты Александры неоспоримы. Новенькая даже поделилась со Славей рецептом крысы, запеченной в листе лопуха и глины. Бедняга. Нелегко ей жилось.
 — Кстати, о мясе. Это же белковые заменители, разве нет? Ведь запастись настоящими продуктами на много лет вперед невозможно, — отрезав кусочек мяса, я осмотрел его со всех сторон. Средней прожарки говядина, с волокнами мышц. Ближе к центру мякоть красная, а по краям — темнее и с хрустящей корочкой. Классическая медиум-прожарка.
 — Нет, конечно, — фыркнула Искра. — Всё вполне себе натуральное. На глубоких уровнях расположены бассейны с генномодифицированным фитопланктоном, он растет под светом солнечных ламп. Именно из него мы добываем сахар и белок, также планктон служит кормом для животных и удобрением для растений. Ничего не стоит заморозить несколько яйцеклеток тех же коров или цыплят и при необходимости вывести через инкубаторы. А пополнять их несложно, имея хоть несколько активных особей разного пола. С семенами растений и того проще. Я даже грибы выращиваю из мицелия. Кое-кто кстати уже добрался до них, да, Юля? Мам… Виола убила на это много времени, но всё же создала изолированный подземный мир, экосистему, способную существовать веками. По большей части мир будущего держится на нескольких прорывах в науке. Организация называла их «Семь чудес Виолетты Церновны». Лампы света — одно из них. Фитопланктон — второе. Кстати, всё это есть в данных на твоем джое. Неужели не читал ещё?
 — В точку! Сейчас меня больше интересуют другие книги, — ответил я, возвращаясь к трапезе. Можно подумать, что она не следит за моим КПК. Ага, конечно! Уж от чего-чего, а от недостатка любопытства Искра совершенно не страдала.
 — Да, я видела, что ты от корки до корки изучил «Аэродинамику для чайников», «Продвинутую физику» и «Конструкцию современных истребителей», — выдала меня с потрохами Мику, у которой был доступ к любой технике, начиная от центрального сервера бункера и заканчивая автоматическим массажёром для ступней — хорошая, кстати, вещь. Естественно, смотреть, что я читаю в электронной библиотеке, для неё дело пяти секунд. Виола пропустила одну важную вещь в воспитании Искры — право на личную жизнь. Ну и пусть, не имею ничего против. Что до книг — да, я искал способы летать. Именно летать, аки птица в небе, а не таранить реактивным снарядом стены.

 Девочки не особо следили за разговором. Саша и Славя обсуждали удобство большой ванной, в которую каким-то чудом затащили с собой хвостатую стесняшку и по полной там разошлись. Я бы посмотрел на это. Интересно, Мику ведет запись в душевых? Саша красовалась мягкими, уложенными и причесанными волосами — заслуга валькирии: сама Александра относилась к волосам по принципу «пригладила лапкой — и так сойдет». При всём при том, умываться она бежала впереди всех. Когда живешь на поверхности, начинаешь ценить горячий душ, как манну небесную, а так же по-новому смотреть на зубную щетку и бритву — по себе знакомо. Однажды даже вышел казус: я открыл дверь в купальню и неожиданно получил по морде мокрым полотенцем, слушая удаляющиеся вдаль шлепки банных тапочек. Приколистка с аквамариновыми волосами «забыла» сказать, что там занято, и даже дверь заботливо открыла! Прости, Саша, это не я! Хотя мелькнувшие на самом краю поля зрения «булочки» стоили того, чтобы схлопотать оплеуху.
 Сейчас малышка сидела рядом со Славей и похлебывала чай, периодически зыркая на меня исподлобья и дуя на и так не особо горячую жидкость. В чем-то они с Юлей всё же одинаковые — обе не любят горячую еду и питье. Юля просто ела свой стейк, урча и не обращая внимания ни на что. Сейчас поест, а потом, скорее всего, уснет. Вот уж кто умеет отдыхать по-кошачьи! Исследовав бункер, ЮВАО потеряла пыл и большую часть времени откровенно бездельничала. Что примечательно, после событий в ванной, она приходила ко мне ночевать. Спали мы в разных комнатах. По идее… Как итог, ночевали у себя в кроватях только Славя и я. Саша спала в вентиляционной. И её можно понять: там была точка, где сходились теплые потоки воздуха, обдувая свежестью со всех сторон. Именно это место Александра и выбрала для ночлега: натаскав прямо на жесткий пол несколько подушек и одеял, устроила там неплохое подобие султанской лежанки. Юля же гуляла от блондинки ко мне, чередуя ночлежки по одному ей известному принципу. Одну ночь спит со Славей, другую со мной. Как приятно звучит, а?
 Не раз и не два я встречал утро с прильнувшей ко мне хвостатой соней. И с каждым разом решимость перенести отношения из дружеского русла в нечто большее ощутимо росла. Слишком соблазнительна девушка Юля, слишком! Но пока что мы ограничивались только объятиями. Не последней причиной этому стали мои занятия, после которых я падал как убитый и только наутро понимал, что во время сна ко мне наглым образом залезли под одеяло. Да и кроме этого, Юля всячески оказывала мне знаки внимания. То хвостом по ноге пройдется, когда мы рядом, то потрется щекой. Одинокому сердцу уже и это бальзам. В общем, было отчего растаять и потерять голову. Но подобно герою тупого дамского романа, я боялся, боялся неосторожным движением разрушить нашу дружбу. Юля добрая, очень ласковая и невероятно прекрасная девушка. Второй такой просто нет! Не было, до появления ещё одной кошкодевочки. Однако Сашу ещё предстоит узнать получше, да и маленькая она ещё. Совсем ребенок. Ничего не рассказывает о своем прошлом. Потерять доверие такого чуда из-за половых гормонов? Да фиг там!
 После приема пищи все разбежались по своим делам: Славя — в архив, Саша — на склад, а Юля… Юля пошла спать. Подозреваю, в чьей кровати! Девочка определенно на что-то намекает. Вот только на что? Решено, сегодня я ей признаюсь. Сомневаюсь, что нека ещё не в курсе моих чувств, но иногда и простые слова тоже важны. Коротко завибрировал джой-бой, оповещая о входящем послании. От Искры: «Жду в указанном месте. Других не зови. Если захочет, может присоединиться ЮВАО».
 Мда. И как это понимать? Ну ладно, пойду. От Мику мы пока ничего плохого не видели. Думаю, девушка просто хочет показать что-то интересное. На это указывает расположение конечной точки маршрута. На карте мигал практически самый центр подземного сооружения. Ядро бункера 112. Если верить схеме, то это шарообразное помещение, в диаметре три километра и со стенами из стального сплава, толщиною почти с метр. Напоминает комнату, где мы впервые встретились с управляющей лицом к лицу, если это можно так назвать.

 Найти в огромном, размером с небольшой город, бункере, маленькую неку не составило труда. Как и предполагалось заранее, Юля изволила дрыхнуть на моем месте. Не «спать», а именно дрыхнуть, как это умеют только представители семейства кошачьих, грациозно развалившись по всей поверхности кровати и свесив с неё великолепный хвост. ЮВАО лежала поверх одеяла, трогательно поджав колени в позе эмбриона. Не знаю, каким образом девочка определяет во сне, кто друг, а кто враг, но в ущелье она просыпалась от каждого подозрительного шороха, здесь же спит как убитая. В комнате стоял полумрак, из всех лампочек осталась включенной лишь одна. Едва слышно работала вентиляция.
 — Юль, — тихо позвал я. Результат — ноль. Девочка только дернула правым ушком, повернулась на другой бок. Довольное сопение и тихий вздох стали её ответом. Она же опять только в трусиках и майке! И всё! Господи. Как прекрасны эти гладкие ножки, эти лодыжки. Из-под задравшейся во сне майки торчит плоский животик, размеренно вздымающийся в такт дыханию… — Юля, просыпайся. Рыбка. Сметана. Грибы!
 Добудиться красавицу не получалось, даже используя грязные приемчики в виде её любимой еды. Придется прибегнуть к тактильному контакту. Расслабился. Стоило только положить ладонь на пушистую макушку, как я оказался на лопатках. И это я! Тренированный боец! Позор! Ушастая мгновенно поймала меня в хитрый замок и перевернула прямиком на матрас. Нечеловеческая ловкость. Слишком расходятся миловидная хрупкая фигура и настоящие возможности её тела. Кстати, о теле. Какое теплое, мягкое…
 — А я предупреждала, что тебе никуда не деться, — без тени улыбки прошептала сверху нека. Боже! Она так близко, уши чувствуют горячее дыхание. Упругие бедра девушки ощутимо взяли в капкан, а ладошки Юли опирались на грудь, ненавязчиво прижимая к кровати. Дразнит, манит. Она так желанна…
 — Да я и не бегу вовсе, — только и удалось выдавить, когда прошел первый шок. Голос звучал хрипло, от неожиданности и возбуждения. Глаза Юли снова стали похожи на кошачьи, с вертикальными хищными зрачками. Что сейчас тому причина — темнота или азарт? Кто знает?
 — Да? Ну тогда… — начала было нека, но договорить я ей не позволил. Стоило только Юле немного ослабить хватку, как она оказалась в охапке, и, после резкого кувырка, охотница и жертва поменялись ролями. Не смог удержаться — в груди пожар и сладкая истома. Чувствую себя одновременно извращенцем, получая удовольствие от своеобразной борьбы, и счастливчиком.
 — Добыча тоже хочет играть, — улыбнулся я, удерживая кисти Юли. Девочка лежала на спине, удивленно приподняв ушки. Казалось, сам факт того, что кто-то смог уложить ЮВАО на лопатки, донельзя удивил кошку. Её хвост превратился в пушистый маятник с вяло колышущимся кончиком. Пришлось прилагать усилия, наваливаясь на неё всем телом, иначе убежит. Нека вырывалась, но явно только для вида, а не изо всех сил. Движения девушки ощутимо раззадоривали, возбуждая сидящего в каждом мужике голодного хищника.
 — Юля, я… я люблю тебя, — слова сказаны, и сказаны не для того, чтобы забраться к ней под юбку. Нет. Ты мне очень нравишься, очаровательная хвостатая особа. Сердце бьется как бешеное, а девочка подозрительно замерла, хотя мгновение назад елозила и выгибалась. Майка задралась почти до самой груди. Да. Лифчика и правда нет. Вообще ничего нет! Боже, и этот запах! Сейчас пар из ушей пойдет.
 — Любишь? — переспросила Юля. Хвостик задрал короткую майку ещё и сзади, демонстрируя серые трусики. Слегка расслабившись, нека томно легла на спину и вопросительно посмотрела мне в глаза, демонстративно лизнув тыльную сторону кисти. — А что это такое — любовь?
 — А? — сказать, что меня поставили в тупик, — значит, ничего не сказать. Я даже ослабил хватку, но нека так и осталась лежать, продолжая ждать ответа. Дыхание лежащей на лопатках девчонки так приятно чувствовалось кожей, что я неосознанно склонился ниже, стараясь, чтобы ни капли её тепла не прошло мимо. Ладони автоматически поглаживают то, до чего могли дотянуться. Левая ласкает расслабленное запястье кошечки, правая же лежит на талии. Мягкая, бархатная кожа. Такая нежная, и такая упругая одновременно. Хочется гладить и гладить, гладить и гладить, гладить и гладить… Всю жизнь!
 — Не знаю, — прозвучал мой ответ. Юля не разочаровалась, не стала фыркать, а просто склонила голову на бок, ожидая продолжения. Разве что слегка зажмурилась, прогибаясь вбок, подставляя его ближе к ласкающим ладоням. Совсем как млеющая кошечка. Это придало определенной храбрости. — И никто не знает! Все только болтают. Клянутся в верности, рассыпаются в пустых комплиментах. Но никто ещё не смог сформулировать окончательно, что такое есть любовь. Я лично думаю, что каждый любит по-своему. И никогда не отвернусь от тебя, никогда не захочу покинуть. Давай будем вместе. Всегда. Всегда!
 — Вместе… — повторила Юля, будто пробуя слово на вкус. Она не стала смеяться над моими глупыми словами, сказанными в горячке. Невидимая девочка, годами скитавшаяся в одиночестве. Может, она играет со мной, а может, и правда не понимает захлестнувших одинокое сердце чувств. Не понимает, насколько стала важна мне. Плевать! Я не отступлюсь от неё. Даже если буду отвергнут. — Вместе жить?
 — Да, — касаюсь мягкой кисти, слегка поглаживая лапку Юлии. Тонкие ловкие пальцы неки сцепились с моими. Даже просто взяв её за руку, я счастлив. Ладонь девчонки слегка сжалась, словно девочка хотела лишний раз проверить, каково это — держаться за руки.
 — Вместе ловить рыбку? — продолжила девочка, хитро прищурившись. Кончик нежно-розового язычка высунулся на миг, облизываясь. Мягкие губы Юли заблестели от влаги. Я почувствовал, как во рту скапливается слюна. Юля… От её грудного голоса по спине пробежали мурашки.
 — Да, — беру её за руку, не в силах отвести глаз от столь милого лица. Будь что будет! Я весь твой, ЮВАО.
 — Вместе играть? — Девочка сама подается навстречу. Губы так близко. Её груди касаются моей кожи. Эта майка такая тонкая… ткань совсем не мешает тактильным ощущениям.
 — Да, — сглатываю ком в горле. От волос девушки шел тонкий, едва ощутимый аромат, которым она меня уже давно покорила.
 — Вместе кушать и вместе спать? — произнесла самая желанная личность на свете, обнимая руками мою спину и слегка притягивая к себе. Нечто! Дикий микс из наивности, нежной женственности и непосредственной детской игривости. Где настоящая Юля? Этот характер уникален. Она то серьезная охотница, способная ловить голыми руками щук, то веселящийся ребенок, прыгающий за бабочками, то нежная девушка, залезающая ночью под бок, в поисках тепла. Если хищница таким образом хотела вскружить своей добыче голову, то ей удалось. И ещё КАК!
 — Вместе, — шепчут мои непослушные губы, тянутся к её шее, но за миг до желанного контакта девушка сама целует меня. Мягкие губы неки едва коснулись щеки, а я уже сгораю от прилившего к лицу жара. Девочка подо мной не лежала смирно, она мягко коснулась руками моей майки, ненавязчиво освобождая от одежды. Затем настала очередь штанов…

Развернуть

Фанфики(БЛ) Бесконечное лето Ru VN Ульяна(БЛ) Семен(БЛ) ...Визуальные новеллы фэндомы 

Всё началось с лужи. 4

Проснулся я от ощущения чьего-то пристального взгляда. Опёршись на локти, она задумчиво смотрела на меня, будто бы изучая, пытаясь понять, кто это такой и как она здесь оказалась.


- Доброе утро. - я в конце концов нарушил молчание. - И с новым годом.

- Угу.

- Дай угадаю, ты планируешь, как избавиться от тела?

- Типа того. Скажи мне, Семён, ты вчера и вправду… меня…

"Вот сейчас окажется, что я, насильник-извращенец, совратил невинную девочку. Сначала споил, потом совратил. "

- Ну, вообще да. Хотя инициатива на самом деле была твоя.

- Да я не об этом! Это я помню!

Она села на кровати. Редкое зимнее солнце превратило её волосы в настоящее пламя, и я залюбовался - и волосами, и тем, что открыло упавшее одеяло.

- А вот потом… Ты правда потом… ну это… языком? Или мне приснилось?

"Ах вот в чём дело."

- Ну да. А что?

- Блин! Вот ты извращенец! Как так можно вообще?!

- Ну как-то само собой вышло. А что, тебе не понравилось?

- Понравилось… - буркнула она, отводя взгляд. - Но мне-то что теперь делать? Я тебе теперь задолжала, получается.

- Ну что за ерунда, перестань.

- Не ерунда! Я теперь тоже должна тебе… то же самое. Так будет честно.

- Ничего ты мне не должна! Вообще никто ничего не должен, кроме того, что сам хочет.

- Ну… я… хочу, наверное. Интересно же! И вообще, это месть!

- Месть? Ещё и жуткая, небось?

- Ага! Короче, бойся, сейчас мстить буду!

Без лишних слов она потащила с меня одеяло.

- Эй! Прекрати!

- Нет! И вообще лежи, не сопротивляйся!

Одеяло улетело прочь, она расположилась у меня на коленях, верхом, взяла в руку, погладила… Ещё и ещё, уже увереннее, радуясь естественному отклику. Дурачась, попыталась спрятаться за ним, как за каким-то столбиком, правда, спрятать получилось лишь один глаз.

- Ну что, ты готов? К жуткой мести?

- А если нет?

- Тогда я застану тебя врасплох! Прямо сейчас! Только… - она посерьёзнела. - Ты это… подсказывай мне. Как лучше. Я же никогда такого не делала ещё.

- Ладно. Только… мне тоже никто такого не делал.

- Серьёзно?! Это получается, я у тебя тоже… первая?

Я неопределённо пожал плечами.

- Блин, такая ответственность! Ну ладно. Я постараюсь.

Несколько раз вдохнула-выдохнула, собираясь с духом и… провела языком от самого корня до вершины. Дико приятная щекотка разбежалась по всему телу, заставив против воли охнуть и податься навстречу ей. Хитрая улыбка, ещё одно движение языком, ещё, ещё, нарочито неторопливое…

- Ну как, нравится? - она торжествовала, упивалась своей властью надо мной.

- Да-а-а… - слово разлилось непроизвольным стоном. Воодушевленная, она принялась облизывать член, словно конфету, и когда наконец погрузила его в рот… Такое ощущение, будто к моим нервам напрямую подключили источник тока, и бьют разрядами прямо в центр удовольствия, без промаха, и даже случайные царапки зубами лишь придавали особую остроту ощущениям. Вынести это не было никакой возможности.

- У-ульяна-а-а, стой… хватит… иначе я…

Она явно меня услышала, но поступила наоборот - ускорилась и стала еще активнее работать языком. Я, наверное, стонал и бился в судорогах, сознание закатилось куда-то в дальний угол мозга, это было… потрясающе! И ужасающе одновременно, потому что длилось и длилось, бесконечно…


Только когда она с чавкающим звуком выпустила меня, я смог отдышаться.

- Ну как? Тебе понравилось? Классно было, да? Классно? - она была просто в восторге и безумно довольна собой.

- Да. Очень. Просто слов нет.

- Вот! А ты сопротивлялся! Ух, как же здорово было,мне понравилось… Ну не вкус, конечно, вкус так себе. Но вот это  вот, как тебя колбасило… Прямо ух! С ума сойти! И это всё я! Правда ведь, я крутая любовница? Да?

- Да не то слово! Круче всех.

- Йеее!!!

Она торжествующе восседала на мне, с отброшенным на спину огненным водопадом волос, с гордо торчащими маленькими грудками, с сияющими глазищами. Поддавшись порыву, я рывком поднялся и принялся целовать её, стремясь отблагодарить, не только за сегодняшнее, но и вообще за всё, за то, что она появилась в моей жизни.


Прижавшееся ко мне тёплое и обнажённое тело снова вызвало реакцию, которая не осталась незамеченной. И это несмотря на только что прошедший взрыв!

- Ммм… Я тут подумала… - она хитро улыбалась. - Мне надо больше практиковаться! Чтобы стать ещё круче!

- Ну коне-е-ечно, практиковаться.

- Да! Я, может, вчерашнее не всё запомнила! Не разобралась ещё! И ты должен мне помочь.

Она надавила мне на грудь, заставляя повалиться обратно на ложе, нависла сверху, коснулась губами губ, невзначай чиркнула сосками по моей груди, провела языком по шее… Ах, бесстыдница моя, ты меня с ума сводишь. И сама уже давно ни о чём не думаешь, так тебя этот новый опыт захватил. А ведь…

- Ульян, постой… Постой, говорю,чего скажу! А у тебя там, - я кивком указал вниз, - всё нормально? В смысле, не болит?

- Ммм, нет почти. Слегка только тянет… Но это ерунда! Всё в порядке будет, я уверена.

- Точно? Всё-таки рана… Может быть, стоит подождать, пока всё зарастёт?

- Э! Нифига, не надо ничего заращивать! Наоборот!!! - она веселилась и ласкалась, словно котёнок.

- Балда ты, я ж серьёзно! Мало ли что… Может, на потом отложим?

- Ммм… А ты обещаешь, что будет ещё "потом"? Честно-честно?

- Ну куда ж я от тебя денусь. Обещаю.

- Хехе. Тогда-а-а-а-а… Давай какой-нибудь из этих "потомов" - прямо сейчас!

Я лишь вздохнул.

- Ну а что поделать, если я, - она прильнула и выдохнула мне на ухо, - хочу-у-у-у?


Кто бы смог против такого устоять? Я - нет, даже не пытался. Обнял крепко-крепко, с нажимом провел руками - по спине, заставляя прогнуться, по круглой бархатной попе, словно дождевую каплю поймал на язык дерзкий сосочек, оказавшийся в опасной близости… Она радостно ахнула, нетерпеливо потерлась бёдрами, заставляя меня тоже задрожать от вожделения. Я с трудом дотянулся до валявшейся на полу вчерашней коробочки, не желая разрывать наше соприкосновение ни на миг, торопливо извлёк новый пакетик, разорвал, достал, приложил. Она оттолкнула мои руки, сама раскатала вдоль, плотно сжимая кольцо из пальцев. Поднялась на коленях, целясь внутрь. Попасть получилось не с первого раза, мне даже пришлось придержать непослушный орган, но когда уж удалось, когда я скользнул уже открытой, но такой горячей тропой, ооо… Мир замер для нас, застывших в слиянии, прислушивающихся друг к другу через этот чудесный канал связи. Наши руки сцепились пальцами, запрещая посторонние прикосновения - это было слишком сильно, чтоб отвлекаться ещё и на обычные ласки, хотелось прочувствовать, впитать не кожей - самим естеством… Я не знаю, кто из нас первым не выдержал и наметил движение, но второй тут же подхватил - навстречу, вместе, вдвоём, как одно целое, соединенное плотью, взглядом и дыханием, в едином ритме, который мы оба старательно замедляли, но без особых успехов, мы взлетали на этой волне всё выше и выше,постепенно ускоряясь… Она шептала что-то, я не слышал, но понимал каждое слово, впрочем, какие там могут быть слова - несвязные звуки, наполненные предвечным смыслом - ещё, ещё, насыть меня, возлюбленный мой, утоли эту жажду собой, скорее!

В какой-то момент я не выдержал этой мольбы, сбросил её стиснутые пальцы, так, что она рухнула на меня, прижал к себе трепещущее тело - и наконец-то сорвался с привязи, отбросил всякий контроль, вонзился раз, другой, третий, ещё, ещё, глубже, не давая возможности убежать, глядя в эти расширенные от восторга и ужаса глаза, каждым движением исторгая из неё то ли крик, то ли визг, и невольно вторя ей - чувств было слишком много для меня, для неё, для нас обоих, они выплескивались наружу, в окружающую вселённую… И кульминацией - она вскинулась надо мной, как готовая оторваться от земли ракета, с протяжным долгим "Ааааа!", с требовательными волнообразными сжатиями там, внутри - не смей уходить, не смей сдерживаться, финишируй со мной, немедленно, сейчас же!... Да, милая…



В себя мы пришли спустя… время. Какая разница. Всё равно во всем мире больше нет никого и ничего, только я, она, и наше ложе. Всё остальное - эфемерно и не существует. Только её голова на моём плече, только закинутая на меня нога, только тяжёлое дыхание в унисон.


- Ну вот, опять. Снова ты что-то такое со мной сделал, что… А должно же быть наоборот!

- Почему?

- Потому! Потому что я так придумала. Думала, сейчас я тебе такое сделаю, и ты никогда ни о ком больше думать не сможешь. А ты - всё наоборот! Вредный ты.

- Ага. Не повезло тебе.

- Ну… Я на самом деле не против.

- Не против чего?

- Ну, это. Провести год. Как встречала.

- Что, прямо целый год?

- А что, не выдержишь?

- Только если с перерывами на сон, еду и отдых. Иначе в кровь сотру.

- Дурак! Я не об этом! Сексуальный ты маньячище, Семён, все мысли об одном, извращенец…

Она недовольно бурчала мне в плечо, не отпуская от себя ни на миллиметр.

Потом, утомившись, вздохнула и потерлась носом.

- Всё-таки мне повезло. И друг, и любовник, всё сразу…

- И авторитет в классе заработаешь?

- Чего? Какой ещё… А, ты про эту, Кристину… Вот ещё, буду я ей рассказывать! Да ей такого даже не снилось! И вообще, она наверное всё напридумала, чтоб хвастаться, пфф! Было бы по-настоящему - она б всем подряд не трепалась. Такое кому попало не рассказывают!

- И правильно.

"Всё-таки то, что мы сделали - довольно предосудительная штука. Учитывая возраст."

- Алиске только расскажу. Ей можно… Она всё равно хотела на тебя посмотреть. И скажу ей, чтоб тебя не била. Ты только смотри, не влюбляйся в неё!

- Не буду. Не люблю влюбляться в того, кто собирается меня побить.

- Тогда окей.

Она затихла, тихонько сопя мне в плечо. Засыпает, наверное.

"Эх, ну и натворили же мы дел. Как теперь будем расхлебывать…"

Это был едва слышный шёпот, но она ответила.

- Нет знаю. Мне ещё рано о таком задумываться, это ты у нас взрослый. Придумаешь что-нибудь.

"Придется."



The end. С Новым Годом!

Развернуть

Фанфики(БЛ) Бесконечное лето Ru VN Ульяна(БЛ) Семен(БЛ) ...Визуальные новеллы фэндомы 

Всё началось с лужи. 3

Дилинь! - телефон отвлек меня от бесцельного тупежа в интернет.


СССР:

Привет. Как планируешь НГ отмечать?


Точно. Декабрь же близится к концу, и до сих пор я этот факт успешно игнорировал. Ёлки, гирлянды, стада дедов Морозов и сантаклаусов, всяческие снеговики и снегурочки - все это проходило мимо моего сознания, отброшенное высокоразвитым спам-фильтром.

Athene noctua:

Как обычно. Никак.

СССР:

Серьёзно?!

Athene noctua:

Ага. Буду дома сидеть.

СССР:

Нет, так не пойдёт! Тоже мне придумал! Это же Новый Год!

СССР:

Короче, я к тебе приду.

С меня салатики, с тебя посуда. И шампанское!

Athene noctua:

Детское?

СССР:

Нет, всё по-взрослому будет!


"Что она опять придумала… Есть же семья, друзья всякие - много с кем можно праздник отметить! Почему со мной?!"

Я несколько раз стирал сообщение и начинал писать заново, стараясь сформулировать это мягче. В итоге стёр всё.

Athene noctua:

Ладно.

СССР:

И всё?! Я думала, ты там роман в письмах пишешь, уже десять минут!

Ладно, тогда до встречи!


И куча анимированных сердечек и новогодних гирлянд.

Этот чёртов праздник всё-таки дотянулся до меня. А я так надеялся избежать его щупалец! Шары, игрушки, свечи, бенгальские огни, бой часов, фейерверк… Теперь этого не избежать.


"Хотя ничего страшного. Посидим, перекусим, кино посмотрим или порубимся во что-нибудь. Как всегда."


И теперь у меня новая проблема - купить вина, постаравшись угадать, чтоб понравилось. Плюс закусок. Она обещала каких-то салатиков, но одним оливье не наешься. Кажется, у меня плита умеет греть грилем и крутить вертел…



***


Вроде бы всё было готово. В духовке остывает курица-гриль по рецепту, набравшему максимум лайков. Вроде бы готова, но ещё раз я её тыкать не полезу, и так уже дуршлаг напоминает!

В комнате убрано, стол занял праздничное место посреди комнаты и принял на себя груз вилок-тарелок. Да я даже веник из еловых веток к настенному ковру прицепил, с блестящей игрушкой! Хорошо пахнет, кстати…


"Ну и где её носит, спрашивается?!"


В общем-то, её могут и не отпустить к какой-то непонятной "подруге", которую никто не знает, тем более на всю новогоднюю ночь. Или подвернулся вариант поинтереснее - с друзьями, та же её Алиса, например, могла позвать.

Можно было, конечно, предупредить, что всё отменяется, но… Забыла. Или не захотела. Бывает.


Особо не надеясь на ответ, я настучал в мессенджере:

Athene noctua:

Тебя ждать?


Ответ пришёл через несколько секунд.


СССР:

ЖДАТЬ!!!!!! Без меня не начинать!

Я уже бегу, буду минут через десять!


"Уф."

Забавно. Как глубоко во мне прячется этот страх быть отвергнутым. Так глубоко, что заставляет отгораживаться от всех глухой стеной, лишь бы не дать этому страху шанса стать реальностью. Каков мал он бы ни был - нет, я лучше отвергну этот мир сам!

"И как это коротенькое сообщение способно перевернуть ситуацию - от зависания на краю бездонной пропасти до взлёта в горние выси."

Несмотря на зашкаливающую внутреннюю иронию и ёрничанье, я и вправду был очень рад, что мои опасения оказались ложными. Как, оказывается, много для меня значит эта в сущности совершенно посторонняя девочка…


Она пришла не через десять, как обещала, а через восемь с половиной минут. Вбежала, поставила на пол объемистый и увесистый пакет, скинула капюшон, рассыпав искрящиеся снежинки.

- Салют! Ты ждал? Надеялся? Верил?

- Определённо. Изо всех сил!

И это был не сарказм, хотя по тону этого не скажешь.

- Молодец! Главное - не терять надежды.

Под дутым пуховиком вместо обычных джинсов и футболки обнаружилось платье. Чёрт возьми, настоящее вечернее платье, из блестящей переливающейся ткани, декольтированное настолько, насколько возможно, чтоб оставаться в рамках приличий! Да ещё ожерелье на шее, с блестящей брошью - кажется, это называется "чокер". И пара туфелек на каблуках, извлеченная из пакета.

Укол стыда за свой домашне-затрапезный вид был довольно чувствительным. Но черта с два я сейчас брошусь наряжаться в парадный костюм! Тем более что я его уже столько лет не доставал из шкафа. Наверное, его там уже моль почти доела.


- Отлично выглядишь. - сказал я, ни капли не кривя душой.

- Да, я старалась! Нравится?... Упс!

Она покружилась на месте, давая себя рассмотреть, потеряла равновесие на каблуках и уцепилась за висящую одежду, чтобы не упасть. Я сделал вид, что ничего не произошло.

- А чем пахнет? Ты тоже решил кулинарно поэкспериментировать?

- Ну, типа того.

- Ха! Тебе меня всё равно не победить!

- Да я и не собирался. Добровольно отказываюсь от претензий на первое место, согласен на серебряную медаль.

- Не, ну так неинтересно. А как же дегустация, отзывы, подкуп жюри, интриги и тесты на допинг?!

- А можно без вот этого всего?

- Нет. Без дегустации точно нельзя. Вот держи, доставай аккуратнее!

Она всучила мне пакет с, судя по форме, составленными стопкой салатниками, и мне ничего не осталось, кроме как последовать за ней к столу и заняться сервировкой.


- Ой, времени уже сколько! Давай скорее открывай, пора старый год провожать!

- Иначе не уйдёт?

- Иначе не успеешь попробовать мои салатики! Открывай, у тебя это лучше выйдет.

"Давненько я не открывал шампанское. Всё больше пиво всякое. Как там это делается… "

Сорвать фольгу, открутить проволочку. Так, теперь вцепиться в пробку и выкручивать, стараясь не разломить её пополам…

Бутылка негромко пшикнула, из горлышка потянулась струйка тумана.

- Эй, а где бабах?! Ты точно правильное шампанское взял?

- Правильное, не волнуйся. Просто слишком сильно пробку держал.

- Разливай, надо убедиться. А то вдруг тебя обманули и продали что-то не то? Весь праздник тогда насмарку!

Пена в бокалах быстро поднялась до самых краёв, помедлила, решая - переливаться или нет, и нехотя опустилась обратно. Мелкие пузырьки наперегонки поднимались к поверхности и разлетались брызгами.

- Давай! За старый год.

Ульяна требовательно подняла свой бокал, дождалась мелодичного дзынь - и одним глотком отпила половину. Лихо.

- Ну как, правильное шампанское?

- Ага. Не обманули тебя, вкусное и…

Она прервалась на полуслове, прикрыла ладонью лицо, будто бы собираясь чихнуть, или стараясь этот чих подавить.

-... И пузыристое? - слегка издеваясь, я отпил ещё.


- И в нос шибает! - ответила она, когда предательские пузыри наконец-то улеглись. - Но так ведь и надо, да? А кстати, почему ты ещё не ешь? Пробуй! Я старалась, изобретала. Вот, этот с ветчиной и орехами, а этот - с креветками. Ешь!

Она навалила целую гору на тарелку, сначала мне, потом и себе. Поставила передо мной, и выжидающе уставилась. Пришлось попробовать.

- Ну?!

- Вкусно. Необычно, но вкусно. Сама придумывала?

- Ага. Фирменный рецепт, не вздумай растрепать кому-нибудь!

- Растрепать? Кому это, интересно?

- Ну а вдруг я задумаю ресторан открыть? Это тогда будет особое блюдо, которого нет у конкурентов. Гвоздь программы!


Следующие полчаса были наполнены чавканьем, периодическим звоном бокалов и фразами, произнесенными с набитым ртом, обо всём и ни о чём.

- Представляешь, Алиске экзамен на первое января поставили! И потом тоже подряд идут, блин, я её теперь раньше Старого года не увижу.

- Да уж, подстава.

- По-моему, их препод просто всех ненавидит, и себя в том числе. Я после такого уже не знаю, поступать куда-то, или нет!

- А что тогда делать будешь? Работать?

- Ну хотя бы! Правда, без образования возьмут только в макдональдс… Но зато график строго оговорен!

- Не, мне кажется, это плохой вариант. Образование никогда не повредит.

- Ну ты прямо как моя маман. Это же пять лет потратить! Целая жизнь же!

- Oh, my sweet summer child…

- Чего-о?! Сам ты! Саммер чайлд!

Она картинно надулась, изображая смертельную обиду. Но долго дуться - это же так скучно…

- И вообще! Давай неси свою курицу, теперь я буду пробовать!

И вправду.


Курица, возлежащая на тарелке как на погребальной ладье, заняла место в центре стола и практически сразу лишилась одной ноги. Никакого уважения к павшим.

- Вкусно! - работая челюстями, она свободной рукой протянула мне пустой бокал. Посмотрела со значением. Пришлось наполнить, и пустая бутылка уехала под стол.

- За нас с тобой, таких крутых кулинаров!

Выпили, закусили - и вправду, неплохо получилось. Я б не поверил, но жадно уничтожающий еду сидящий напротив молодой организм не давал в этом усомниться. Птица уже лишилась всех конечностей, и мы постепенно обгладывали её остов.

- Да, вкусно. Тебе надо почаще готовить, а то живёшь на одних пельменях и макаронах!

- Меня устраивает. Специальное меню для ленивых.

- Ты так толстым вырастешь. Странно, что у тебя ещё пуза нет!

- Наверное, повезло. Всё в мозг уходит.

- Всё равно, это неправильно. Нужно калории тратить, а не только жрать! Давай танцевать!

- Ты что, напилась уже?

- Сам ты! Я только что твоей жирной курицы наелась, мне надо всё растрясти и потратить. Давай танцевать!

Ульяна выскочила из-за стола и попыталась вытянуть меня. Я сопротивлялся.

- Давай! Танцевать! Давай! Вставай! - она тянула меня, как моряк - рыбацкую снасть, не хватало только размеренного уханья в такт усилиям. Но я не поддавался.

- Ну не хочешь - и не надо! Сама буду! А ты сиди и смотри!

Показала язык, включила в интернете какую-то подборку музыки. А я - сидел, как велено, и смотрел.

Танец был больше похож на какую-то аэробную тренировку - быстрые ритмичные движения, заставляющие дышать часто и глубоко, и её, и даже меня. Танцевала она если и не очень умело, то уж точно от всей души, искоса поглядывая на меня - мол, ну как? оценил? а смотри как ещё могу! и вот так ещё!

Я изо всех сил одобрял и восхищался. Я ей и впрямь завидовал, её способности испытывать такую искреннюю радость, и не стесняться её демонстрировать. Конечно, полбутылки шампанского тоже дают свой эффект - и на меня, и на неё уж тем более, но…


Наверное, я подсознательно ожидал чего-то подобного. Иначе как бы я успел вскочить с дивана и поймать её? Вот она оступается во время какого-то пируэта - а вот она уже висит у меня на руках, спустя какую-то долю секунды.

- Эх. Ничему-то тебя жизнь не учит.

- Упс! - она улыбалась, не делая попыток встать. - С каблуками у меня складывается не очень.

- А зачем тогда их носишь?

- Потому что праздник! Для красоты!

- То есть это я сейчас помешал тебе жертву принести?

- Да! Но ладно уж, обойдётся. Не хочу целый месяц в гипсе ходить!

Вставать на ноги она так и не собирается, похоже. Наоборот, даже устроилась на мне поудобнее.

- Ульяна…

- Что?

В полуприкрытых голубых глазах плясали чёртики, на губах - улыбка.

- Почему-то мне кажется, что ты что-то задумала.

- Правда?

- Уверен в этом. Колись.

- Ну ла-а-адно…

Вздохнула, выбралась из уютного кокона моих рук. Уселись на диван.

- Семён, мне надо… Можно тебя попросить?

- Ну… Можно. О чём?

- Только пообещай, что сделаешь.

- Так ты сначала скажи.

- Нет, ты сначала пообещай!

- Нет, на кота в мешке я не согласен.

- Почему-у?

Просительный взгляд огромных глаз, печальная мордочка…

- Потому что. Или колись, или… или не колись. Но заранее обещать не буду.

Выпрямилась, села как прилежная ученица, сложив руки на коленях

- Мне надо… В общем… Ты ведь мне друг, да?

Хороший вопрос. Каверзный. Сейчас я углублюсь в детали о том, кто такой друг, подхожу ли я под все противоречивые критерии, и в итоге окажется…

- Да. И ты мне тоже. Так что говори уже.

Вздохнула, сцепила пальцы. Промолчала, собираясь с духом.

- Ты мог бы… Ну… это самое… Можешь… Переспать со мной! - выпалила она.


продолжение щас будет в комментах
Развернуть

Фанфики(БЛ) Бесконечное лето Ru VN Ульяна(БЛ) Семен(БЛ) ...Визуальные новеллы фэндомы 

Всё началось с лужи. 2

Мне пришлось весь день мотаться по городу, и вернулся домой я только к вечеру. Выходя из лифта, первое, что я увидел, была знакомая фигурка с рыжими хвостами, сидящая на бетонных ступенях лестницы.

- Ээ... Привет.

- А. И тебе привет.

- Давно сидишь?

- Примерно два часа.

- Ясно. А зачем?

- Ну тебя дома не было, вот сижу, жду.

- Понятно. Ну заходи, раз пришла.


За традиционным чаем я всё-таки задал настырно вертящийся на языке вопрос.

- А зачем ты меня ждала? Могла бы просто домой поехать.

- Не хотелось.

- Проблемы?

- Да не то чтобы… Просто не хотелось. Мешать еще буду…

- Мешать?

- У маман ее новый мэ-че приехал, в гости. Раньше она всё ездила, а теперь вот он нагрянул.

- Что, не одобряешь его?

- Да ну, дурак какой-то. Не, так-то вроде нормальный, но всё равно такой дурак! Еще общаться с ним придётся… не хочу.

- Ясно.

Как я ни старался делать вид, что мне в целом безразлично, кто она и зачем приходит ко мне, но любопытство взяло верх, и я не удержался.

- А отец?

- Па давно уже от нас съехал. У него там уже жена, вроде даже дети. Денег, правда, присылает, и звонит иногда. На день рожденья и Новый Год.

Я промолчал. Ответить было нечего.

- Не, ты не думай, он хороший! Просто… так получилось.

- Верю.

Хороший, только не очень понимающий, что делать с внезапно выросшей дочерью-подростком. Раньше-то все было просто - забрал на выходные, сводил в зоопарк, покатал на всех подряд каруселях, подарил очередную куклу или плюшевого медведя, и готово, отцовский долг выполнен.

"А ты сам-то много в этом понимаешь? Так вот и заткнись."

- Друзей тоже нет?

- Друзья… были. В той школе остались, а я сюда перевелась. Тут английский хороший, и вообще уровень… стопроцентное поступление в вузы!

"А сейчас мы слышали дословную цитату из монолога заботливой маман. Чей родительский долг - обеспечить дочери достойное будущее."

- А с одноклассниками пока как-то не сложилось…

Мы оба выдержали томительную паузу.

- Я мешаю, Семён? Прости. Заявилась без предупреждения… поеду я, наверное. Пока-пока, не скучай!

"Чёрт. Кажется, мои вопросы интерпретировали как 'Неужели тебе больше совсем некого донимать?' Нехорошо получилось…"

Она уже была в прихожей, зашнуровывала кроссовки. На меня она старательно не смотрела.

- Ничего, всё нормально! - голос был делано веселым. Держать лицо, не взирая ни на что… не знаю даже, способно ли что-то сейчас пробить её броню? Уж точно не глупые извинения.

"Сейчас обуется, хлопнет дверью, и больше никогда не появится в моей жизни. Какое облегчение."

"Так ведь?"

"Ведь так?..."


"Всё равно они запасные…"

- Держи. Этот от внутреннего замка, а этот - от внешнего. А это от подъезда.

- Ой… что это… зачем?

- Чтоб тебе больше не приходилось сидеть на лестнице.

- Но… Зачем? Зачем ты это делаешь?! Какое тебе вообще дело до меня?!

Вот ведь блин. От нацепленной маски-улыбки до покрасневшего от ярости лица, буквально за пару секунд. Подростки…

- Нахрена я тебе вообще нужна?!


Если б я сам мог ответить на этот вопрос…


- Не знаю. Наверное, нравишься.


Та-дам. Новая метаморфоза - всепоглощающее смущение. Она прятала глаза, ковыряла недошнурованной кроссовкой пол… и не уходила.


- Ключи-то возьмёшь? Я серьёзно.

Так же глядя куда-то в сторону, она цапнула связку и запихнула в карман. Дуется, смущается, не знает что дальше делать и как из этой ситуации вывернуться. Так мило… Впрочем, я тоже не имею ни малейшей идеи, как быть дальше.


В итоге я просто позорно сбежал обратно на кухню, оставив ее в прихожей. Что со мной происходит, черт возьми?! С какой целью я ее приручаю, чтоб ему икалось, этому лётчику… Я, чьё отношение к остальным людям варьируется от отвращения до лёгкого раздражения? Что мне нужно от этой девочки, почему я не позволил ей просто уйти и жить дальше своей жизнью?

Кажется, моя тщательно выпестованная рациональность изменила мне. Крепость, которая должна была надежно укрыть меня от хаоса окружающего мира, построенная по всем правилам военной и архитектурной науки, оказалась песчаным замком.


Почти машинально я достал из шкафа пепельницу и аварийную пачку. Сейчас как раз тот самый момент.


- Дай мне тоже.

Она подкралась бесшумно, моя заноза, мой нарушитель спокойствия. Смотрит хмуро, с тенью смущения. Я молча протянул ей пачку.


- Ты ведь не куришь, - произнес я после примерно пятой попытки прикурить. То зажигалка не зажигалась, то сигарета не попадала в огонёк...

- И что? - мгновенно ощетинилась она.

- Да ничего. Не вертись.

Я забрал у нее зажигалку, преодолев небольшое сопротивление, и подпалил ей эту несчастную палочку. Она мгновенно закашлялась.

- Фу, и как только Алиска… Гадость же! Кхе!

- Привычка нужна. Человек - он ко всему привыкает, скотина такая.

- Угу… Алиса - это подруга моя. Только она уже в институте, редко видимся…

- Ну, бывает.

- Ага… Я ей про тебя рассказала.

- Да? И как она отреагировала?

- Щас, погоди...

Она достала смартфон, что-то там потыкала и протянула мне. На экране был открыт мессенджер.



24:

А он точно нормальный?

СССР:

Нет :) Но безобидный.

24:

Все равно, познакомишь меня с ним.

СССР:

Фиг тебе! Он в тебя влюбится!

СССР:

А я ревновать буду :) :) :)

24:

Я ему блядь влюблюсь!!!



Я неопределенно хмыкнул. А что тут можно сказать?

- Беспокоится о тебе, значит.

- Ну. Бывает с ней такое иногда. Включает "мамочку". Так-то с ней весело...


Разговор что-то не клеился. Наверное, было б намного проще, будь я и вправду маньяком-педофилом. По крайней мере, никаких двусмысленностей, странных отношений, всё четко и ясно. "Раздевайся, насиловать буду!"


- Семён… ты это, извини, что накричала. Не знаю, чего это я.

- Окей.

- А с ключами…?

- Да. Приходи, когда хочешь.

- А вдруг помешаю?

- Как раз без ключей больше мешать будешь. Это ж от работы оторваться, пойти открыть дверь, вернуться - и все забыл уже, что делал.

- Я не об этом. Вдруг я приду - а ты с девушкой? Или… с мальчиком?

Она фыркнула в кулак, стрельнув в меня пронзительным синим взглядом.

- Кто-то сейчас за такие намёки огребёт…

Я сделал вид, что сейчас отвешу подзатыльник, и она в притворном ужасе попятилась.

- Эй, эй, девочек бить нельзя!

- Что, совсем нельзя?

- Совсем! Уж по голове точно нельзя!

Не по голове, значит, можно… Так, стоп, куда-то не туда заводит. Прекращаем.

- Вот блин, ничего нельзя. Сплошная несправедливость, жизнь-боль-печаль.


Мне показалось, или она как-то даже разочаровалась, что шутки про то, по чему разрешается бить девочек, не получили продолжения?

"Семён, гребаный ты извращенец, прекращай распространять свои фантазии на всех вокруг!"

Всё, сворачиваем со скользкой темы.

- Чем займёмся?


Несколько часов пролетели незаметно. Сначала мы демонстрировали друг другу музыкальные предпочтения, потом как-то незаметно переключились на мои проекты, и мне пришлось устроить целую презентацию на тему "Что это за хрень и как она работает", которая была на удивление успешна, и закончилось все просмотром какого-то совершенно идиотского треша, рядом с которым одиозное "Нападение помидоров-убийц" выглядело глубоким философским произведением.

Нас прервал телефонный звонок, и я поспешил поставить фильм на паузу

- Аллё… Ой, мамуль, я совсем забыла, я просто у Симы в гостях засиделась… Ну я тебе рассказывала про неё… Да… Нет… хорошо, бегу-бегу уже! Пока, целую!


- Бежать пора, домой. - резко погрустнев, сказала она.

- Сима...?

- Ну надо же было легенду придумать. А что, тебе не нравится?

- Да в принципе ничего. И кто же я такая?

- Сима. Серафима, то есть, из параллельной группы. На остановке нас машина облила, мы к тебе в гости зашли почиститься. Вот. А еще ты клевая и прикольная!

- Ну спасибо, я тронута.

- Что-о-о? Ну это правда же! Ой, ладно, я побежала, а то ма ругаться будет. Пока-пока, до завтра!


Она помахала на прощанье, и мгновенно унеслась вниз по лестнице, начисто проигнорировав лифт и оставив меня сидеть и улыбаться неведомо чему.

"Надо прибраться в квартире, что ли… Завтра ведь опять придёт."



***

- Фух! Всё-о-о…

Дедлайн, как обычно, подкрался незаметно, поэтому последний день я провёл, закостенев перед компьютером. Но теперь всё! Всё, нахрен!

Я с наслаждением скинул наушники, потянулся, закинув уставшие руки за голову… и в этот момент меня внезапно схватили за запястья и поволокли по комнате, вместе с креслом!

- Э! Э-э!!! Какого?! Хватит!!!

В панике, я пытался освободиться и  сообразить, что же происходит. Кто здесь? Грабитель? Маньяк? Штурмовой отряд инопланетян, с зондом и стирателем памяти наготове?!

Наверное, именно дикость последней мысли придала мне сил, я кое-как извернулся и вывалился из проклятого предмета мебели на пол. Гремя колесиками, кресло уехало куда-то в угол, а мой противник, не удержавшись, тоже плюхнулся рядом со мной.

- Эй! Ты чего творишь?! - возмутились мы в один голос.


- Ты вообще откуда взялась?!

- Пришла.

- И… Давно?

- Да уже часа два как. Я тут, понимаешь, сижу, жду, как правильная патриархальная женщина, а ты в своём ящике!

"Часа два, значит?"

На столе стояла коробка из-под какого-то готового обеда. Пустая, практически вылизанная, так что определить содержимое уже не представлялось возможным.

"Это она мне и еды, получается, притащила?"

- Извини. Работа навалилась, надо было срочно закончить.

- Да я поняла. Поэтому и дождалась, пока закончишь. Видишь, как я о тебе забочусь?!

- Спасибо. И за еду тоже - я ведь,наверное, не поблагодарил?

- Ну, если "угу" считается…

- Угу. Значит, огромное тебе спасибо за то, что не дала помереть голодной смертью!

- Не за что, обращайтесь!


Разобравшись с первостепенными вопросами, я поднялся с пола - и сдавленно зашипел от вонзившейся в спину острой боли.

- Ты чего?!

- Потянул, кажется, - я с кривой гримасой, аккуратно стараясь завести плечо подальше назад. - Или защемил… Больно, блин!

"Теперь пару дней буду ходить-кривиться."

- Прости… Это из-за меня? Я ведь тебя дёрнула и повалила.

Она так смотрела виноватыми глазами, что сердиться не было никакой возможности.

- Да… Ерунда, пройдёт. В горячей воде надо полежать, тогда легче станет...

- А я могу помочь?

- Налить ванну и залезть туда вместе со мной?

- Дурак!!!

"И то правда."

- Ага, дурацкая шутка, извини.

- Я же говорю, маньяк-извращенец…

Она успокоилась так же мгновенно, как и распалилась. Девочка-фейерверк…

- Ну серьёзно, чем помочь?

- Ну, если не сложно, можешь мне там помять? Спину и плечо.

- Ааа, а я уж подумала-а-а…

Колебалась она не долго.

- Давай ложись! И футболку снимай.

Скрипнул диван, принимая на себя привычную тяжесть, в лоб уткнулась шершавая ткань. Из всех органов чувств мне остались лишь слух и осязание.


Две ладошки неуверенно коснулись спины, собрали кожу в складку, помяли.

- Здесь?

- Уху.

Поза "мордой в подушку" не располагает к пространным беседам.


Ладони скользили, щипали, мяли, гладили…

- Ну как, нормально?

Я приподнял голову и искоса глянул на массажистку.

- Очень приятно. Можешь сильнее помять?

- Сильнее, значит?

- Ага. И глубже.


Снова маленькие, но твёрдые руки щиплют меня и натирают кожу. От затылка вдоль позвоночника, к плечам и обратно… Это было бы чертовски приятно, если б не проклятая мышца, не дающая расслабиться.

- Ну как?

- А сильнее можешь?

- Блин, у меня уже пальцы ломит! Ну попробую.

- Дави всем весом, не бойся. Можешь даже коленями залезть и потоптаться.

- Что ж ты раньше молчал?! Ух, сейчас я оттопчусь!


Ладони сменились твёрдыми коленями, которые надавили на лопатки,выдавливая воздух из лёгких и заставляя рёбра хрустеть. Из меня непроизвольно вырвалось сдавленно-одобрительное кряхтение.

- Не раздавила тебя?

- Нннт.

- Тогда держись!

Колени начали переминаться по обеим сторонам хребта, сокрушая и превращая сведенную судорогой мышцу в текучую массу. От боли и ожидания близкого облегчения я застонал.

- Уммм… ещё, вот там…

Боль нарастала, становясь всё острее и сильнее, но пути назад не было. Ещё немного, ещё парочка придушенных стонов…

В спине что-то глухо хрустнуло, и чувство неимоверного облегчения растеклось по телу.

- Ооооооо…


- Ну, ты как? - спросила она после нескольких секунд молчания.

- Отлично. Просто неземное удовольствие!

В два приёма, как верблюд, я поднялся на четвереньках, потом принял прямоходящее положение, потянулся… От засевшего в спине ржавого гвоздя осталось только лёгкое тянущее ощущение.

- Огромное тебе спасибо. Кажется, прошло.

- Спортом тебе заниматься надо! А то весь скрюченный и хрустишь, как сухарь. Я даже испугалась, что что-то сломала. Думала, сейчас ещё придётся скорую вызывать, первую помощь оказывать…

- Ну и хорошо, что не потребовалось. А то я б задолбался потом объяснять, что несовершеннолетняя девушка делает у меня в квартире, и почему она переломала мне все кости!

- Да, со мной шутки плохи! Так что берегись!


Она вдруг вскочила с дивана.

- Ладно, я побегу. А ты - ты давай лечись! Что ты там собирался - в ванну залезть? Вот и лезь!

- Что, уже убегаешь?

- Ага. Скучай тут без меня!

- Да, это я могу, это я умею...

Секунду назад ещё сидела здесь с хозяйским видом, а сейчас - натянула кроссовки, накинула пуховик, послала воздушный поцелуй с издевательским выражением на лице - и улетела. Я не успел даже сказать "пока".


"Странная личность. Сидела несколько часов, ждала, пока я всё доделаю. А потом убежала. Не понимаю я её…"


"Пойду и впрямь ванну наполню. А потом надо не забыть отчитаться о сделанном, пусть тестируют. И оплату перечисляют."

Развернуть
В этом разделе мы собираем самые интересные картинки, арты, комиксы, статьи по теме Фанфики(БЛ) (+275 картинок, рейтинг 2,254.3 - Фанфики(БЛ))