Фанфики(БЛ)

Фанфики(БЛ)

Подписчиков: 15     Сообщений: 432     Рейтинг постов: 4,169.5

В этот тег мы постим свои фанфики по Бесконечному лету.

Написал фанфик- в личку к модератору Бесконечного лета за медалькой

Фанфики(БЛ),Бесконечное лето,Soviet Games,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,Визуальные новеллы,фэндомы,технический пост

"Книголюб"-писатель фанфиков на "Бесконечное лето"
 Возможно будет переквалифицирована на общефэндомный уровень


Развернуть

Бесконечное лето Ru VN Юля(БЛ) Дубликат(БЛ) Фанфики(БЛ) Моды для Бесконечного лета Untitled Expression ...Визуальные новеллы фэндомы 

Пока еще "Мяу!".

Бесконечное лето,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,Визуальные новеллы,фэндомы,Юля(БЛ),Самая хвостатая девочка лета!,Дубликат(БЛ),Фанфики(БЛ),Моды для Бесконечного лета,Untitled Expression
Развернуть

Фанфики(БЛ) Бесконечное лето Ru VN #Лит-клуб разное ...Визуальные новеллы фэндомы 

Глава 27 «игра Белла, часть 3», а также интермедия: сновидение третье

Прежде чем мы начнём, позволю себе наглость поделиться новостями и некоторыми мыслями. 

В первую голову, сообщаю, что ближайший год я проведу в армии, а посему, заниматься творчеством возможности не будет. Однако, это не значит, что я бросаю данное произведение, как вам могло показаться - прошлые двенадцать месяцев были не очень продуктивными, но причиной тому был трижды мною проклятый диплом. Так или иначе, следующий год я постараюсь провести с пользой, как следует собраться с мыслями и затем, с новым запалом завершить историю.


Новость вторая - она же не совсем новость. Скорее уж старость, но возможно, некоторые об этом не знают - я плохой маркетолог и вообще саморекламой не люблю заниматься. Так вот. Несколько лет назад на меня вышел один энтузиаст, который предложил перевести "Близнецов" на игровые рельсы, сиречь, сваять мод. Надо сказать, я тогда сильно удивился, но особо ни на что не надеясь, сообщил ему, что без художника это не имеет смысла.  Второй раз удивляться мне пришлось спустя месяц или два, когда тот же парень вновь вышел со мной на связь и сказал, что нашёл художницу, которая оказалась просто золотом, но о ней позже. За пару недель эти двое сваяли пробное демо, состоящее из пролога и первой главы с минимальным моим участием. В общем, по анализу получившегося было решено, что наш кодер не режиссёр и этим придётся заняться мне. Примерно в это же время я выложил на Реакторе этот пост со скриншотом из демки. 


Теперь прервём повествование и я расскажу поподробней о нашей так называемой "команде". Не подумайте, что я отношусь к ней несерьёзно, ребята хоть и не профессионалы, но люди они отличные и каждый старается в меру своих сил.

Сперва - Сергей. Я не в состоянии оценить его как кодера, поскольку сам в этом разбираюсь как футбольная бутса в кораблестроении, но именно его энтузиазм собрал нас вместе и именно он убедил при помощи демо-версии одного неверующего Фому в том, что мод-версия фанфика реализуема. Серёга, если ты это читаешь - спасибо тебе огромное за твою веру в проект и за то, что среди всего вороха контента ты выбрал именно моё творчество. Возможно, я вёл себя слишком холодно при обсуждении всего связанного с модом, но я действительно ценю то, что ты сделал и то, что ты ещё сделаешь.


И какой же мод может быть без человека, умеющего рисовать? Художницей к нам согласилась пойти замечательная Галя. Пару её работ из нашего проекта я выложу чуть ниже, надеюсь, она не будет против. В общем, Галя в ответе за спрайты. За пару дней накидала спрайт Анны, который пошёл в демку, однако, как и у многих других художников, для неё нет предела совершенству, так что после этого она упёрлась лбом и села набрасывать новую версию спрайта (сравнить со старой - земля и небо). Галя, тебе огромнейший респект, я просто не нахожу слов, как я благодарен тебе за твою работу и надеюсь, что однажды смогу выразить её более вещественно.



Фанфики(БЛ),Бесконечное лето,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,Визуальные новеллы,фэндомы,Лит-клуб,литклуб, литературный клуб, литературныйклуб,,разное

Анна из демо. Правда, спортивную форму ей носить не пришлось.



Фанфики(БЛ),Бесконечное лето,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,Визуальные новеллы,фэндомы,Лит-клуб,литклуб, литературный клуб, литературныйклуб,,разное

Промежуточный вариант спрайта, в демо не задействован, в релиз не попадёт



Фанфики(БЛ),Бесконечное лето,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,Визуальные новеллы,фэндомы,Лит-клуб,литклуб, литературный клуб, литературныйклуб,,разное

; i Ü, НТО Ul U U U Mi ',Фанфики(БЛ),Бесконечное лето,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,Визуальные новеллы,фэндомы,Лит-клуб,литклуб, литературный клуб, литературныйклуб,,разное

Фанфики(БЛ),Бесконечное лето,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,Визуальные новеллы,фэндомы,Лит-клуб,литклуб, литературный клуб, литературныйклуб,,разное

Фанфики(БЛ),Бесконечное лето,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,Визуальные новеллы,фэндомы,Лит-клуб,литклуб, литературный клуб, литературныйклуб,,разное

Фанфики(БЛ),Бесконечное лето,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,Визуальные новеллы,фэндомы,Лит-клуб,литклуб, литературный клуб, литературныйклуб,,разное

Галины скетчи. 




Но вернёмся к истории. К сожалению, начального запала мне хватило чтобы обработать три или четыре главы и дальше меня снова выдернули дела. С тех пор проект завяз и не двигался дальше редких обсуждений отдельных деталей или моментов дизайна спрайтов. Виной тому, наверное, помимо занятости являлась и моя лень - ведь так приятно после лекций засесть и оттянуться за партейкой в "Героев" или ещё чего... Может, дело было и в отсутствии какого-либо ажиотажа вокруг проекта, повторюсь - я не маркетолог и заниматься рекламой мне в принципе противно. Возможно и стоило перевести выпуск мода на "эпизодный" режим, выдавая историю по порциям, но тогда я счёл это бессмысленным по двум причинам. Во-первых, какой смысл так делать, если большая часть сюжета уже есть, её можно прочитать и тогда интерес к моду отпадёт. А во-вторых, вы будете смеяться, это то, что часть сюжета до сих пор не дописана, а это значит, что мне пришлось бы подгонять себя, чтоб уложить написание очередной порции глав в какие-то сроки, а я ленивый, я так не могу. 

Удручающе, в общем. Однако, я здесь распинаюсь не для того, чтоб просто поныть вам о том, как всё плохо. Я полон намерений по возвращении из армии взять быка за рога и а) дописать сам фанфик (три дня позади, в планах ещё один), б)вернуться к адаптации сценария к моду и его режиссуре. Если, конечно, наша команда ещё сможет возобновить деятельность. А до тех пор, я хотел бы тех из вас, кто дочитал до сюда попросить кое о чём. Поддержите ребят морально, пока я буду подметать ломом плац и красить траву. Возможно, мы не самая талантливая ячейка мододелов, пускай мы еле трепыхаемся и не факт, что доберёмся до релиза в ближайшее время, но я верю, что мы сможем это сделать, если вам интересно то, чем мы занимаемся по мере наших скромных возможностей. Я не обещаю чего-то эдакого, мы не выпустим нового слова на рынке модов к "Лету", но мы точно постараемся не ударить в грязь лицом. И другими частями тела тоже.


Творческая студия "Декабрь", Андрей "Овровий" Помелов, 30 июня 2020 года.


А теперь, наконец-то, глава, а заодно интермедия перед следующим днём.


Предыдущая глава на Реакторе

Страница фанфика на Фикбуке





Глава 27: «игра Белла, часть 3»


Голова пульсирует в предвкушении того, как сейчас я загружу её новой проблемой и опрокинутый ранее стакан огненной воды тоже играет не в самые подходящие ворота. Несмотря на малый объём употребления координация уже давала лёгкие сбои. Интересно, это мой первый опыт с крепким алкоголем здесь?До института я в прежней жизни ничего крепче шампанского не пила, а тут мне вообще около семнадцати… Очень может быть. Чёрт, как же я сейчас хочу сдохнуть и не терзать себя в попытках придать происходящему хоть немного осмысленности.Но нет, продолжаем сеанс битья головой об стену. Не знаю, существует ли бог или другой какой сторонний наблюдатель, но судя по всему, кто-то очень любит смотреть за тем как я собираю мозаику из фактов и подбрасывать в набор лишние кусочки. Игра в шахматы с незнакомцем — вот на что похожа наука. Ты исследуешь противника, анализируешь каждый его ход, собирая по кусочкам информацию о том, как он ведёт себя в разных ситуациях, ищешь слабости, допускаешь ошибки — случайные и намеренные, в надежде, что однажды удастся обыграть природу, вселенную, реальность. В общей сложности, всё сводится к двум вопросам — что тебе достанется в случае победы и возможна ли она вообще? И знаете что? Я ненавижу шахматы!

— И что это может означать? — Андрей вырвал меня из размышлений, в третий раз сличив цифры. Похоже, и его мозг тоже отказывался верить в увиденное. Может, он надеялся, что коварные закорючки хотя бы в этот раз сжалятся над нами и поменяются между собой местами. Увы, реальность вам не гимнастка — сгибаться не будет.

— Помимо версии, что девчонки — ещё одна пара двойников? — хладнокровно уточнила я, всё ещё лёжа на кровати и пялясь вверх, — Причём, очень дальних, учитывая никакое сходство. Кстати, в таком случае, мы вообще кого угодно можем двойниками считать. Плюс, почему тогда они ведут себя как местные?

— Потому же, почему и мы, — подсказал брат, —конспирация.

— Бред, — заключила я, — будь они как мы — тоже бы скооперировались. Ещё варианты?

— Телепаты? — предположил Андрей, —голограммы под управлением искусственного интеллекта? Роботы с искусственным интеллектом под управлением голограмм? Случайное совпадение с вероятностью один к двум в двадцатой степени?

— Дебил. Нормальные идеи будут? — мрачно огрызнулась я, поднявшись и сев на краю постели, — и вообще-то, к четырём в двадцатой.

— Одна, — отозвался он, отвернувшись к окну и замолк. Затем брат втянул носом воздух и короткая пауза прервалась, — даже две. Во-первых, что, если это всё-таки не взаправду, как ты и допускала, а компьютер, управляющий симуляцией спалился на генераторе случайных чисел? Ты искала доказательства? Вот они, пожалуйста.


Я уже ничего не понимаю. Только мне кажется, что я подобрала нужный ключ к пониманию каких-то правил этой сумеречной зоны, как всё снова встаёт с ног на голову. Думай, садовая голова! Не могут же все вокруг, даже Алиса быть тупыми роботами с общим вычислительным центром! Ведь не могут же?Кто мы такие, чтоб ради нас стараться?

— Больше верится в совпадение, — прокомментировала я вслух, — а вторая?

— А вторая — надо повторить твой эксперимент, но уже с перекрёстной заменой пар, — ответил брат, — но… девчонки станут задавать вопросы. Славя уже задаёт, по правде говоря… Ань, давай по-честному, нам придётся им довериться.


— Опя-я-ять, — взвыла я, закатывая глаза, —Да они в эту ахинею в жизни не поверят! Ни в то, что мы телепаты! Ни в то, что сами такие же! А может хочешь им объяснить заодно, про то что мы из будущего сюда приехали? А, умник?! — я со злости саданула по столу ладонью.— Так вот, братец, попробуй воспользоваться своими мозгами и скажи, чем это закончится!

— Не злись, Ань, но других вариантов кроме правды у нас нет, — ответил брат, продолжая смотреть в окно.

— Ты понимаешь, что они нас за поехавших примут?!— Я сама не заметила, как вскочила и начала беспокойно ходить по кругу, — впрочем, лучше так, чем если твоя зазноба захочет сдать нас на опыты. Тогда можно будет уходить в партизаны как минимум до девяносто первого,пока чекистам с учёными станет не до клишированных близняшек-телепатов из будущего! Молодец! Пятёрка с плюсом тебе по труду за такие идеи!

— У тебя есть идеи лучше? — заговорил Андрей, — бумаги с результатами опыта мы не подменим. У Слави память как у слона, а ваш лист Алиса заполняла, кто её почерк подделает?

— Да уничтожить результаты и всего делов, —нашлась я, — и никто ничего не…

Глаз самым краем засёк движение и по нейронам пробежал импульс боли от иглы воткнувшейся в мозг догадки. В висящем на дверце шкафа зеркале отражалась едва приоткрытая дверь. К горлу подступил комок. Сколько мы тут уже распинаемся и ни разу за это время дом меня не дошла идея проверить, не осталась ли Двачевская подслушивать? Тупица! Дебилка! Кряква четырёхглазая!

— Ань? — осторожно осведомился Андрей, — ты чего?

— Да так, — снова заговорила я, подавив резко подступившее желание дать себе по уху. Это всего лишь сквозняк. Наверняка сквозняк. В доме с единственным и плотно закрытым окном сквозняк частенько открывает двери!


Всё сущее, что есть в этой по-дурацки устроенной вселенной состоит из чего-то поменьше. Ну ладно, не всё. Где-то на самом нижнем уровне находятся самые мельчайшие частицы, которые уже и частицами-то сложно назвать,но их ещё никто открыть не успел, только придумали. Так вот, время тоже из чего-то состоит. Из чего-то, что могла бы отсчитывать самая тонкая и длинная стрелка на часах, будь у них значительно больше стрелок, чем имеется.Наикратчайший временной интервал, за который происходят самые короткие события вроде проблесков интеллекта у политиков или здорового восьмичасового сна.Назовём его для большей концентрации умных слов квантом времени. Так вот. Один такой квант времени ушёл на осознание мной того, что если за нами действительно следят, то тело мы с Андреем всё равно до леса через весь лагерь не дотащим.Ещё через четыре и четыре сотых кванта мозг сформулировал, что не обязательно убивать Алису здесь и можно сначала отвести её в лес. Последней к финишу пришла мысль о том, что эффективнее всего было бы в целях сохранения конспирации перерезать всё население лагеря в их собственных постелях — раз уж речь зашла об убийствах, то нет смысла останавливаться на одном. Всё это было так глупо, но зерно здравого смысла в начале рассуждений всё же имелось — надо было что-то делать и я выскочила наружу.


Свет из прямоугольника двери скупо осыпал фотонами дорожку перед домом. Никто не ломанулся наутёк и не бросился за угол. Всё было тихо.

— Выходи! — окликнула я окрестности, надеясь изо всех сил, что никто кроме Андрея меня сейчас не слышит.

Ответа не последовало. Оставалось всего ничего — обойти периметр и убедиться, что никто за нами не следил сидя под окном. Я жестом подозвала брата к себе.

— Я слева, ты справа, — шепнула я ему, обернувшись и для верности указала направление кивком.

— Э-это необязательно, — протянул Андрей, глядя мне за спину. Тут же, в благодарность за активную работу в нетрезвом состоянии,мозг решил, что самое время обнаружить затаившуюся на всё это время возле дверей одну нахальную рыжую… Славю?!

— Нет, я тебя когда-нибудь убью, честное слово!— пообещала я, схватив её за плечо и втащила внутрь дома. Блондинка не больно-то и сопротивлялась. В отличие от брата, который попытался вмешаться и оторвать меня от неё, но я уже ослабила хватку, позволив Славе справиться самой.

— А ещё заявляла, что шпионить отказывается, —прорычала я.

— Я не шпионила, — поспешила оправдаться Славя. В её взгляде, обращённом на меня, читалось только спокойное, сдержанное любопытство, — я просто беспокоилась!

— А, то есть теперь это так называется? — рявкнула я раздражённо.

— Да погоди ты, — встрял Андрей, — Славь, что ты слышала?

— Всё, — спокойно ответила блондинка, переводя изучающий взгляд с меня на него, — так это правда? То что ты говорил тогда днём?

— Что ты говорил?! — уточнила я у брата, вскинув брови. Вот именно в такие моменты моё сердце всегда переполняется радостью оттого, что под рукой нет никаких острых предметов.

— Так, — проговорил Андрей, отступая на шаг и хватаясь за дверную ручку, — я сейчас всё объясню, но сперва…

Дверь распахнулась, не дав ему закончить.

Спокойно, Анна. Это уже ценный кадр. Если сильно захочется кому-нибудь открутить голову — то две кандидатуры у тебя уже есть и без того.

— Ты ещё кого-то здесь видела? — осторожно уточнила я у Алисы.

— Никого, — угрюмо ответила Алиса и утёрла кулаком нос.

— Ты её в окно видел, да? Ещё когда мы говорили?— накинулась я на брата, едва сдерживаясь от того, чтоб не начать его душить, — И ты позволил мне болтать дальше?!

Андрей виновато кивнул. Просто кивнул и ничего больше. Ни обоснуев,ни просьбы о прощении. Даже с места не сдвинулся.

— Ну охренеть просто! — раздражённо всплеснув руками воскликнула я, затем подошла к шкафу и со всего размаху врезала кулаком по дверце. Руку обожгло болью. — Я тут голову сломала, думая о твоей в том числе шкуре, а ты тем временем всё взял и слил в унитаз! А разгребать опять кто будет?! А я тебе скажу, кто! Я! Вот только почему я?! Мне остальных проблем по-твоему…

Алиса ринулась вперёд. Схватив за галстук, она подтянула меня к себе и замахнулась для удара. Мне хотелось ещё очень долго орать на брата, но тут пришлось заткнуться, иначе ходить мне дальше везде на ощупь,либо, уподобившись мойрам, делить с братом одну пару очков на двоих.

— Значит так, — Двачевская заговорила с интонацией дознавателя, которому ужасно хотелось уйти домой пораньше, — кончаем цирк!Вы что за дичь тут несли, ботаники?!

— Да ты не поверишь всё равно, — кисло процедила я и попыталась шагнуть назад, но Алиса и здесь сработала на пятёрку —двинулась следом и прижала меня к проклятому шкафу.

— В то, что вы из будущего? — уточнила Славя,подходя ближе к нам с Алисой.

— Слушайте, — осторожно вставил слово брат, —морды побить друг дружке мы всегда успеем, давайте лучше сядем и мы с Анной вам всё разъясним, хорошо?

— Нихера не хорошо! — запротестовала Алиса, но меня отпустила, — с какой мне стати вам верить? Вы же мне не доверяли!

— Алиса, давай дадим им объясниться, — вмешалась Славя, — может, у них причины были?

— Причины не доверять друзьям? Ты совсем глупая?— фыркнула рыжая, — Так они тебе всё и скажут теперь!

— Я верю, что больше они врать не станут, —ответила отличница, взглянув на брата, — послушаем, что ребята скажут, апотом ты решишь, верить или нет.

— Ага, только лапшу с ушей стряхну…

— Слушай, Двачевская, — я снова вызвала огонь на себя, — будь это просто как пирог — я бы сразу тебя во всё посвятила…

— Так я теперь тупая, да? — съязвила Алиса.

— Не хочешь слушать — дверь за тобой, никто не держит, — устало ответила я, — либо сядь и заткнись уже!

— А ты не командуй тут мне! — потребовала рыжая, — а то нарвёшься.

— Ну всё, Двачевская, ты меня достала, — объявила я. В мультфильме у меня бы сейчас пошёл пар из ушей, — Андрюха, готов?

Брат снова молча кивнул. Я прочистила горло,сконцентрировалась и…

— Четыреста шестьдесят пять, ватрушка, оттепель, мячик,семнадцать, — заговорили мы вместе. Акустика комнаты не позволяла эху отражаться от стен, но мы и без этого звучали как сектанты, —Энгельс — Каутскому: паровоз в дупле.

Славя открыла рот, но почти сразу взяла себя в руки и сомкнула челюсти обратно.

— Ну прикольно, — прокомментировала Алиса со скепсисом, — долго репетировали?

— А разговор с тобой мы тоже репетировали?— уточнили мы с Андреем в унисон.

— Э-э-э?.. — удивлённо протянула Алиса.

— У нас что-то вроде телепатии, — тем временем продолжали мы, — страшно?

Выпучив глаза и опасливо поглядывая на нас с братом,Двачевская попятилась назад, нащупывая за собой кровать.

— В каком смысле — телепатии? — спросила Славя, продолжавшая удивлённо изучать нас.

— В не относящемся к телепатии, — ответили мы оба, — но это уже скучные подробности. Если вкратце, то мы оба думаем и говорим одно и то же.

— Знала, что тебе понравится, — проговорила я уже в одиночку, обращаясь к рыжей, — если хочешь, мы так до утра можем.

Наконец отыскав место для посадки, Алиса ещё какое-то время молча смотрела на нас, но затем сдалась.

—Ладно. Хрен с вами. Только врите убедительней…


Андрей в третий раз кивнул и вытащил на центр комнаты стул и сел на него задом наперёд, обняв спинку руками. Славя заняла второй стул,оставшийся возле стола. Алиса передвинулась в изголовье кровати, чтоб прислониться к спинке. Ну, а я так и осталась стоять, прислонившись шкафу. Так я могла держать всю комнату, включая окно и по-прежнему отражающийся в зеркале вход в поле зрения. Ну вот и всё, пора сдаваться на милость линчевателям,впереди пытки и бесчестье.

— Значит так, — проговорил брат, — прежде всего, если кто-то ещё узнает о произошедшем здесь и сейчас разговоре, то мы ссестрой будем всё отрицать. И к тому же, Анна уже сейчас хочет убить всех свидетелей и меня в придачу.

— О, а можно я тогда Ленке расскажу? — оживилась Алиса.

— Алис, думай, что говоришь! — одёрнула её Славя, — Андрей, можно посерьёзней?

— А он серьёзно, — угрюмо хмыкнула я, —хочешь докажу?

— Анна, остынь, убивать это плохо, — перебил меня Андрей, а затем обратился ко всему собранию, — а теперь, давайте уже начнём?

— Ну хорошо, — смягчилась я, — но так как я ненавижу клише, давайте сразу избежим напрасной траты времени. Никаких победителей чемпионатов по футболу на десять лет вперёд, это вам не «Назад в будущее». Также, мы не ваши прямые потомки, а вы не какие-то важные или известные люди из нашего времени… кроме этого вашего Сыроежкина, но об этом сильно потом. И самое главное — никаких вопросов про наступление коммунизма, ясно?

— По крайней мере, не при Аньке, - вставил Андрей ремарку.

— Только попробуй, - угрожающе прошипела я, но брат проигнорировал меня и продолжал.

 — Думаю, будет проще, если вы сами будете задавать вопросы. Ну, кто будет первой?

Пионерки переглянулись между собой. Славя кивнула.

— Ладно, — Двачевская недоверчиво покосилась на нас, — значит, вы из будущего… Чем докажете?

— Отличный вопрос, — прокомментировал брат, —если речь о всяких крутых штуках вроде мобильников, то у нас никаких артефактов нет.

— Теоретически, — добавила я, — мы помним историю конца двадцатого века и можем назвать пару грядущих событий, но нет уверенности, в том, как передача информации может повлиять на историю. И вообще не факт, что мы в нашем прошлом.

— А в чьём? — потупилась Алиса.

— Да в чьём угодно, — я пожала плечами, —главное что у вас история в двадцатом веке иначе шла. А может и до двадцатого,у меня сведений мало.

— То есть, ничего вы не докажете, — подытожила Двачевская.

— Ну да, — я фыркнула, — а мы тут роль в постановке по Уэллсу репетировали, да?

— Да кто ж вас знает! Может и репертировали!

— Ну хорошо, — прервала спор отличница, — а как вы оказались здесь?

— Случайно, — брат пожал плечами. Заснули там, у себя, проснулись уже нарядные и молодые в автобусе.  В промежутке — ничего. Сами мы такого не планировали.

— Молодые? — Алиса снова уцепилась за слово.

— Мы старше были. Нам двадцать пять вообще-то. Но, с какого-то перепуга, здесь мы вроде как ваши ровесники, — пояснила я, — и раз об этом зашла речь, мы или наши полные тёзки с той же внешностью существовали в вашем мире и раньше — у Ольги наши имена в путёвках уже вписаны были.

Значит, — Славя задумчиво посмотрела на потолок, —вы в следующем году родитесь? Андрей словно в шутку говорил, что вы из две тысячи пятнадцатого, значит, родитесь в девяностом.

— В девяносто первом, — уточнил брат и я снова огрела его затылок гневным взглядом.

— Следующий вопрос?

— Чё там с телепатией у вас? — Алиса продолжала сверлить меня взглядом.

— Так. Анна, твой клиент, — Андрей, приглашающе махнув рукой, освободил стул.

Я вышла на свет и отодвинула ногой стул, бросила взгляд на Двачевскую. Ишь надулась, в контру меня уже записала. А Славя до сих порделает вид, что всё нормально, только одну из своих ненаглядных кос в руках теребит на нервной почве. Она их вообще распускает? Так, о чём это я? Ах да.

— Прежде чем начну, — я быстро подошла к столу изабрала тетрадь с протоколом, — я три раза ударю по столу. После каждого хлопка вы обе назовёте любое число, какое придёт в голову. Все ответы потом,начали.

Хлоп!

— Тридцать пять! — раздалось с опозданием с двух сторон.

Хлоп!

—…сто? — уже более неуверенно.

Хлоп!

—…девять и три четверти!

Надо было видеть в этот момент лица обеих.

— Ну хватит! — не выдержав, вскочила Алиса, —ты этому у Кио выучилась, да?! Хорош фокусничать!

— Что, в голове не укладывается? — спросила я не без издёвки и сунула ей под нос проклятую тетрадь, раскрыв на заложенной странице — добро пожаловать в мой мир!

Славя не стала дожидаться приглашения и тоже заглянула через плечо рыжей в отчёт. Она не произнесла ни звука, только шевелила губами.

— В общем, мы точно знаем, что это совсем не телепатия.Предположительно, в особых случаях вы обе можете одновременно думать или говорить об одном и том же. Никто из вас не посылает свои мысли второй и не читает их, так же как и мы. Так что забудьте о возможности передавать информацию как в телеграфе, если уже успели об этом помечтать. Это всего лишь бесполезный фокус. Меня больше удивляет, почему вы на него способны.

— А вы? — спросила отличница, — ваша способность к этому тебя не удивляет?

— Мы вообще со странностями, — увернулась я налету от прямого ответа, — а у вас какое оправдание?

— Слышь, не увиливать! — потребовала Алиса, —Мы пока по-хорошему спрашиваем!

Я оглянулась на Андрея. Он вопросительно поднял брови.Надеюсь, он собой доволен. Заставить бы его самостоятельно объясняться передними. А вот окажись я в этом идиотском лагере одна — такой ситуации не возникло бы. Сбежала бы в лес жить с перепугу, да там и одичала. Ну и чёрт бы с ним, зато не пришлось бы сейчас перед этими расшаркиваться!

— А мы с ним не совсем… — начала я, но договорить мне не дали.


— Так, Ну и кто здесь после отбоя гуляет?!— послышался отдалённый возглас

Ольги Дмитриевны снаружи.

— Ну всё, — проворчала Алиса, — вот и допросили.

— Ой, что сейчас будет… — растерялась Славя, — она меня, наверное, обыскалась!

— Близнецы, что за собрание? — войдя в дом,включила строгую вожатую Ольга.

— Да мы как раз расходились, — первой нашлась Славя, уже освобождая своё место за столом.

— Так, Славяна, а ты что тут… — смутилась вожатая и устало потёрла веки, — у тебя совесть есть? Нам вставать завтра рано,площадь сама к линейке не уберётся, между прочим!

— Ольдмитревна, это я виноват, — вступился брат, — я книгу хотел дать…

— Ну так давай, - зевнула ОДэ приказным тоном.

С этими словами, Андрей действительно взял наугад с полки книгу и передал отличнице.

— С-спасибо, — несколько оторопело среагировала та, — я верну, как можно скорей.

— Ну хорошо, допустим, — поморщилась Ольга недоверчиво и перешла, судя по скисшей физиономии, к наименее приятному блюду, — Двачевская, сколько я ещё буду вынуждена вдалбливать тебе, что отбой касается каждого? Какая отмазка на этот раз?

— Да так, поболтать заходила, — скупо откликнулась Алиса, — потом доболтаю.

— Через пять минут приду и проверю, чтоб у себя уже была, — пригрозила Ольга.

— Ладно, Анка-пулемётчица, до завтра, — буркнула Двачевская. Проходя мимо, она удостоила меня вялым дружеским ударом кулака в плечо. Возможно, мне стоит воспринимать это как персональное прощение. А возможно, казнь просто откладывалась до завтра.

— Ну и вы, — вожатая решила оторваться напоследок, — ещё раз я крики посреди ночи услышу — разговаривать будем уже с начлагеря. Пошли, Славяна.


Когда за дверью перестали быть слышны распекания Ольги, сменя наконец спало оцепенение. На то чтоб раздеваться, не говоря уже о натягивании ночнушки, уже не было никаких моральных сил. Я прямо в чём была повалилась на кровать, сняла очки и закрыла глаза.

— Ты бы хоть галстук сняла, — предложил Андрей.

— Погаси уже чёртов свет, — взмолилась я, —спокойной ночи.




Интермедия, сновидение третье


Я просыпался. Разум мой медленно, шаг за шагом, отвоёвывал власть у отчаянно сопротивлявшегося подсознания. Я был на стороне последнего.Разуму на руку играли гудки паровоза и непрекращающийся перестук колёс,наскакивавших на очередной стык рельс.

Кто-то потряс меня за плечо. Я что-то промычал и попытался укрыться по уши одеялом.

— Проснись и пой! — настойчивый голос, сработал в сочетании с тычком под бок как заводной ключ. — Ты снова проспал завтрак, — я повернулся на голос и приоткрыл глаза. Увиденное заставило меня немедленно и бесповоротно проснуться. Надо мной стояла сестра. Всем своим видом она выражала неудовольствие моей привычкой к ночной жизни, однако,несмотря на это, по-прежнему держала в руках поднос с тарелкой и стаканом чая.

— Ты меня спасаешь, — промямлил я, выбираясь из постели и оглядывая своё купе. Вчера вечером оно казалось гораздо просторнее,но в свете дня оказалось тем ещё чуланом. Воистину, свет дня открывает подлинные личины призраков и видений, что таятся в сумерках.

— Если ты забыл, то я тебе не служанка, — строго промолвила Анна, — и если ты думаешь, что я буду носить тебе еду в купе каждый божий день…

— Я спокойно продержусь и до обеда, — заверил я сестру и наскоро принялся расчищать столик возле окна, чтобы она могла,наконец, избавиться от подноса, — продолжай свои изыскания с числами и не отвлекайся на мою персону.

Боже, во сколько она встала? Явилась ко мне при полном параде, как на променад. Снова её любимое тёмно-зелёное платье — строгое,но не лишённое элегантности, причёска «сахарет», собранная настолько идеально,насколько это вообще возможно в поезде. Впрочем, удивляться нечему —приверженностью к порядку она полностью пошла в мать, и столь же рьяно как иона поучала меня всю дорогу, бросив это бесполезное занятие только в Париже.

— К твоему сведению, математика это поэзия вселенной, — хмыкнула сестрица, поправив пенсне на носу, — и она уж точно полезнее твоих стишков.

— Вот только не начинай опять этот спор, — зевая произнёс я и стал изучать пейзаж, плывший за окном, — где мы сейчас?

— Через час прибудем в Бухарест, через три поезд пересечёт Болгарию. К вечеру будем в Константинополе.

— Турки называют его Истанбулом, — уточнил я,приводя себя в пристойный вид. Спал я одетым, однако, вчерашний мозговой штурм вынудил слегка потаскать себя за волосы и расстегнуть сорочку у ворота, —что является исковерканной греческой фразой «ис тин поли».


Я сел за стол и поморщился, — в тарелке была овсянка.Не может же быть, что за такие деньги в экспрессе подавали какую-то водянистую кашу. Впрочем, Анна, возможно, доплатила повару за возможность меня помучить.

— Какая мне забота до топонимов — безэмоционально ответила сестра, — вчера Константинополь, сегодня Истанбул… Всё равно город никуда от смены названия не денется.

— И всё же, это разные города. Разные люди, разные обычаи. Пусть оба города лежали на одних и тех же старых улицах, один медленно был вытеснен другим. Это было неизбежно. Заставляет задуматься, правда? Всё в нашей жизни скоротечно и подвержено переменам, а люди — лишь пыль у основания гигантских часов, отсчитывающих время до конца времён…

— Всё это очень поэтично, — согласилась Анна,разворачивая газету, лежавшую в моём купе ещё с остановки в Вене. Первая её страница кричала заголовком об убийстве австрийского наследника престола, — но относительно неизбежности я несогласна. Будь так, сербы развязали бы позавчера большую войну, но что-то я не вижу сообщений о мобилизации армий.

— Мир не будет длиться вечно и ты это знаешь, —настаивал я, — на континенте стало слишком тесно и вместе с тем, слишком тихо. Знаешь, однажды мы с тобой будем вспоминать о чудесных днях, когда поезда сшивали воедино из лоскутов Европу, а в их купе соседствовали немецкий промышленник, директор венской оперы, французская певица, а также поэт и его сестра-математик из России. Да, сегодня мы переживаем расцвет искусств и науки,но в этом всё и дело…

— …ведь после полудня солнце неумолимо клонится к горизонту, — закончила за меня сестра. — И почему я только что вспомнила апорию Зенона про черепаху?

— Ну попробуй тогда бежать впереди поезда, —хмыкнул я, — посмотрим, как быстро ты окажешься позади состава. То же случилось и с Византией — поезд её просто сбил и теперь всё, что нам о ней напоминает — старое название столицы Османской империи и тоска по идеализированной жизни в ней. Кажется, французы называют это ностальгией.

— Французы могут называть это как угодно, лично я зову это глупостью, — возмущённо фыркнула Анна, — с какой стати мне или кому-то ещё мечтать о средневековой империи, которой никто из ныне живущих в глаза не видел и не мог? Да и Европа на нашем веку уж точно не сгинет. На дворе начало двадцатого века, а не двенадцатого, убивать людей миллионами больше никто не даст.

— Всё движется, сестрица, — покачал я головой, — и только набирает ход. И кто знает, во что, набрав скорость, мы врежемся завтра.

— Да знаю, — грустно улыбнувшись сдалась она, — но мне так не хочется…


Я стою возле сестры и смотрю на тот же пейзаж за окном несущегося сквозь Румынию вагона. Мне тоже совсем не хочется перемен, вопреки всему, что говорю. Глупо. Знаю, что глупо. Мир, что существовал миллисекунду назад и тот уже не существует, он сгорел как феникс, чтоб восстать вновь,воплотив в себе настоящее, а я, как и многие, хватаюсь даже не за него, а за бледный его отпечаток в памяти, не в силах признать, что однажды поезд придёт в Истанбул и нам придётся покинуть купе Восточного экспресса. Мы выйдем в уже изменившийся, новый мир, но пройдём по всё ещё знакомым улицам древнего Константинополя и дай-то бог нам уцелеть в бурях двадцатого века.



Развернуть

Дубликат(БЛ) Фанфики(БЛ) Бесконечное лето Ru VN Моды для Бесконечного лета Untitled Expression Юля(БЛ) Art vn ...Визуальные новеллы фэндомы 

Саня-а-а! Откро-ой!
Визуальные новеллы,фэндомы,Дубликат(БЛ),Фанфики(БЛ),Бесконечное лето,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,Моды для Бесконечного лета,Untitled Expression,Юля(БЛ),Самая хвостатая девочка лета!,Art vn,vn art
Развернуть

Бесконечное лето Ru VN Лена(БЛ) Untitled Expression Дубликат(БЛ) Фанфики(БЛ) Моды для Бесконечного лета ...Визуальные новеллы фэндомы 

Бесконечное лето,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,Визуальные новеллы,фэндомы,Лена(БЛ),Самая любящая и скромная девочка лета!,Untitled Expression,Дубликат(БЛ),Фанфики(БЛ),Моды для Бесконечного лета


Второй арт от Фата Морганы. Ну и закончил очередную часть мода.
Развернуть

Лена(БЛ) Бесконечное лето Ru VN еще одна Лена(БЛ) Дубликат(БЛ) Фанфики(БЛ) Моды для Бесконечного лета Untitled Expression ...Визуальные новеллы фэндомы 

Визуальные новеллы,фэндомы,Лена(БЛ),Самая любящая и скромная девочка лета!,Бесконечное лето,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,еще одна Лена(БЛ),Дубликат(БЛ),Фанфики(БЛ),Моды для Бесконечного лета,Untitled Expression
Развернуть

Дубликат(БЛ) Фанфики(БЛ) Бесконечное лето Ru VN Юля(БЛ) Ульяна(БЛ) ...Визуальные новеллы фэндомы 

Однажды ночью ты едва не наступаешь на хвост кошкодевочке.
Рекомендую читать после Четвёртой смены иначе рискуете не понять ничего. Остальное -- тлен.

***

Персональная тайна

1

Очень хорошо стоять ночью на крыльце домика, босиком и в одной футболке. Ощущая как ветерок обдувает тело и уносит в небытие недавний кошмар. Как успокаивается сердце и возвращается способность мыслить.
Что там в том кошмаре было? Кажется, маленький домик или сарай, или просто комната. Лунный свет проникающий в окошко, девочка на полу. И туман: безжалостный и страшный тяжёлый серый туман, запускающий щупальце в дверь, заполняющий комнату, липнущий к телу, проникающий под кожу, и высасывающий память и душу. Девочку эту видно как-будто со стороны. Она сидит обняв колени и зажмурившись от ужаса, и только и может, что повторять про себя какое-то слово. Или чьё-то имя? А туман уже начинает пропитывать саму девочку, и её тело становится таким же серым, волокнистым и полупрозрачным.
Ульянка вздрогнула: «Нет никакого тумана! Так не бывает!» Можно было возвращаться и досыпать, но в домик идти не хотелось. Не хотелось и признаваться себе в собственных страхах. Мозг специально придумывал занятия, отвлекающие от недавнего кошмара.
Вот и сейчас: «А куда ушла Алиса? Форма на стуле... – Ульянка заглянула в домик. – Да, на стуле. Значит в джинсах ушла. Пока Ольмитревна спит и не видит. "Советская пионерка не должна ходить в американских штанах!" – Надо же быть такой дурой. Нет, так-то вожатая ничего, но бывает, что на неё накатывает.»
Что-то зашуршало за домиком. «Алиса на полянке сидит? Гитары не слышно, значит или мечтает, или стихи сочиняет. Ну держись, Рыжая. Сейчас я тебя напугаю!»
Ульянка влезла в сандалии, спустилась с крыльца и, стараясь ступать бесшумно, завернула за угол, и покралась вдоль домика, так, чтобы выбраться на полянку прямо за спиной Алисы.
На полянке явно кто-то был, осталось только бесшумно раздвинуть кусты и…
– Ой! – Ульянка едва не врезалась в спину незнакомки. – Ты кто?
Ответа не последовало. Незнакомая девочка как-то странно сгорбилась, потом распрямилась и вдруг взлетела на полтора своих роста, разворачиваясь в прыжке лицом к Ульянке и приземляясь уже на противоположной стороне полянки. Шорох, легкий топоток, несколько раз треснула ветка, и всё.
Ульянка кинулась следом, с треском прорвалась на аллею сквозь заросли. Кажется, в свете фонаря мелькнула фигурка в обтрепанном коричневом платьице. А может и не мелькнула. «Кто это? Я не помню её в лагере. Что за день сегодня интересный! Сперва гости, потом это, эта...»
Кто-то ещё шел по аллее к домику. Шел, судя по звуку шагов, не таясь. Хотя, кого таиться? Лагерь давно спал.
Алиса. Джинсы и футболку выгуливала. И ещё гитару, забытую на сцене, забрала.
– Не спишь? Пойдём, поздно уже.
– Пойдём. Как песня?
– Никак. Ещё работать и работать.

А остаток ночи Ульянке всё снились и снились глаза. Странно знакомые. И тёплая крепкая ладонь, сжимающая её маленькую руку. И смотрела в эти глаза Ульянка снизу вверх, будто в том сне ей не четырнадцать, а семь или восемь лет. Не больше.
Но наступило утро и сон исчез, растворился как… Как сон. Осталось только ощущение чего-то хорошего.

2

– Рыжая, ты чем сегодня займёшься?
За завтраком подруги как всегда сели вдвоём. Обсудили ещё раз главную новость – гостей лагеря и перешли к планам на день.
– От Рыжей слышу. Не решила еще, Алис. Наверное в футбол с мелкими погоняю. – Планы у Ульянки были, но рассказывать о них не хотелось. Но и врать подруге не хотелось тоже. – Нет, Алиса, не пойду я на стадион. А вообще, меньше знаешь – крепче спишь.
– Ну, как скажешь. А я вот, без всяких секретов, к Мику в кружок зайду.
Алиса утратила интерес к разговору и завертела головой, высматривая в зале Мику, всякий раз вздрагивая, когда натыкалась взглядом на гостей лагеря.
Ульяна тоже вертела головой, внимательно вглядываясь во всех девочек подходящего роста и отбрасывая их кандидатуры. Ни одна из них не походила на ночного визитёра. «Значит мне не показалось. Или наоборот – показалось. Жаль, если второе.»

Час спустя в лесу замелькала красная футболка. Путь её легко вычислялся по брошенным конфетным фантикам, но нужды в том не было – всё было очевидно и так.
Ульянка с ходу выскочила на поляну, окружающую Старый лагерь, и замерла. Ну и что, что она вчера уже была в нём, убедилась что он пуст и никаких призраков в нём нет. То было вчера и вчера она была в компании. А сегодня… Нет, Ульянка не боялась, ни в коем случае. Просто было какое-то чувство неловкости, как-будто заходишь в чужой дом незваным гостем. «А ведь я хочу себе там логово обустроить. – Ульяна уговаривала саму себя. – А вдруг там эта, вчерашняя, прячется? Надо же проверить!»
В старом корпусе ничего не поменялось со вчерашнего дня: сломанная мебель, пожелтевшие обрывки накладной на постельное бельё, детская книжка без переплёта, и так далее. Ульянка подбирала что-нибудь, вертела в руках и отбрасывала. Иногда вздыхала, жалея куклу без рук и ног, или зайца с оторванной лапой.
Девочка уже успела спуститься в подземный коридор, добежать до бункера, подёргать запертую дверь в катакомбы и вернуться обратно – оставаться под землёй дольше необходимого не хотелось. И сейчас она сидела в единственной комнате, которую с натяжкой можно было назвать обжитой.
«Какое хорошее место. И всё моё. Даже печка железная есть. Но надо оставить что-то. Вдруг хозяева объявятся... Или... А вдруг – хозяйка!» Мысль про хозяйку понравилась Ульяне настолько, что, вместо запланированной конфеты, щедрой рукой была отсыпана половина кулька. «Я хочу, чтобы мне вчера не показалось! Хочу чтобы она была! Вдруг она заглядывает сюда? А конфет я ещё украду.»
Две конфеты остались на столе в бункере, две конфеты на первом этаже на ступенях, две конфеты в комнате на втором этаже, две – на чердаке. Но главное было даже не конфеты.
«После обеда прибегу, проверю. А сейчас записку оставлю. Вдруг прочитает. Нет, не записку – вдруг она читать не умеет.» Слово «Комикс» Ульянка не знала, но идея лежала на поверхности.
И Ульяна взялась рисовать. Свой домик, полянку за домиком, себя, Алису, вчерашнюю ночную гостью, старый корпус и комнату в нём, и опять себя в этой комнате, и себя рядом со вчерашней гостьей в комнате. Рисовала неумело, но старательно.
Увлеклась настолько, что едва расслышала горн. Сунула заметно похудевший кулёк конфет в карман и помчалась в лагерь. Нужно было не попасться Ольге Дмитриевне или, если уж попадаться, то попасться так, чтобы вожатая не задала ненужных вопросов.

К счастью всё обошлось. Вожатая, занятая своими проблемами, только что и отправила, что мыть руки. Так что осталось время и для конфет, и для визита на склад к Славе, правда Славя об этом не знала. Вообще Славя уже второй день ходила какая-то рассеянная и, так же как и Алиса, вздрагивала, встретив кого-то из гостей лагеря.

В Старом лагере ничего не изменилось. Конфеты лежали на столе, бумаги... Не понятно было, трогали их или нет. Ульянка не смогла вспомнить точно, как она оставила эти листки.
Рыжая вздохнула: «Неудача. Ну хоть Старый лагерь теперь только мой.» Бросила украденное с вещевого склада одеяло на старый диван, потянула с шеи бинокль и полезла на крышу.

Час спустя Ульяна опустила бинокль. Вспомнила увиденное: бесконечный лес, из которого вышли гости; мост и нитку железной дороги, и поезд ползущий по ней из ниоткуда в никуда; реку, исчезающую в мареве; еще одну нитку – шоссе теряющуюся за холмом; вспомнила как Мику танцевала на остановке с метлой; как Мику встретилась с гостями лагеря; как они поговорили о чём-то и Мику упорхнула за ворота.
«Хорошо, что я тоже гостей встретила. И сейчас и вчера. А не вожатую или Славю. Потому что, какая может быть тайна у вожатой? Плохо, что не получилось с кошкодевочкой, но все равно не зря сюда пришла.» И Ульянка, осторожно ступая по ненадёжному шиферу, начала спускаться с конька к слуховому окну.
«Значит кошкодевочки не существует. Или нет, она конечно существует, кого-то же я видела, но живёт не здесь.»
Остаток дня прошел в наведении порядка в выбранной комнате, так что Ульянка опоздала на ужин, и вообще появилась в лагере перед самым отбоем.

А ночью Ульянке опять снились знакомые и незнакомые одновременно глаза, и рука держащая ее за ладошку. И было в этом сне чувство, что всё будет хорошо. Но когда Ульянка пыталась разглядеть лицо незнакомки, то каждый раз просыпалась.
А ещё очень хотелось встретиться со вчерашней незнакомкой, пионерка даже выходила несколько раз на улицу и стояла прислушиваясь. Но каждый раз слышала только уханье совы и треск кузнечиков.
Кончилось тем, что разбуженная Алиса шикнула на соседку, потребовав, чтобы та или ложилась спать, или выметалась на улицу. Ульянка обиделась, забралась под одеяло, там посопела и уснула, на этот раз без сновидений.

3

Утром, набив карманы конфетами, Ракета опять умчалась в Старый лагерь, а потому пропустила и запись в артисты, и пьесу Мику. Не до того. Своя, пусть даже и маленькая, тайна была важнее. Пусть она и была не такая загадочная, как у гостей лагеря, но зато своя.
Уже без остановок Ульянка пересекла поляну, пересекла двор, вбежала в здание и взлетела вверх по лестнице на второй этаж.
Записки на столе не было. И...
Ульяна прислушалась, запретив себе оборачиваться. Вцепилась в дверные косяки так, что побелели пальцы и зажмурилась. Потом открыла глаза.
Да, записка исчезла. Конфеты лежали не тронутые, а записка исчезла. И…
Девочка осторожно сделала шаг к столу.
Кучка конфет лежала на месте. Записка исчезла, а вместо нее на столе обнаружилась пара орехов.
И кто-то еще был в здании. А как еще объяснить мурашки пробежавшие волной по спине?
Показалось, что в комнате стало теснее. Кто-то, кто был в здании сейчас стоял в дверях, загораживая выход. А может быть и сам готовый убежать при малейшем опасении.
Медленно, очень медленно Ульяна развернулась к двери лицом.
И потерялась. Это было как сновидение…

У Ульяны вообще исчезли всякие мысли. Казалось, что она стоит в тоннеле, стены которого сотканы из тумана, молочно-белого с одной стороны, и розового, как небо в час заката, с другой. За спиной Ульяны туманный коридор открывается на автобусную остановку. А перед Ульяной стоит незнакомка. Вроде бы ничего особенного…
… ничего особенного. Девушка как девушка, чуть постарше Ульяны. Лет пятнадцати-шестнадцати. Даже кошачьи уши и хвост нисколько не добавляют необычности. Подумаешь. Это не главное, а главное – глаза лишенные возраста. Вот на тебя смотрит пятнадцатилетняя девушка, а вот, этими же глазами на тебя доброжелательно и сочувственно смотрит некто невозможно древний.
И почему-то хочется сказать: «Вот мы и встретились, киса!» А потом сон наяву повторяется ещё раз, и ещё, и ещё…
Ульяне становится страшно, но она сама не может вырваться из этого сна и тогда на помощь приходит незнакомка.
– П... П... Приве-е-е.
И морок исчезает. И снова вокруг не туман, а осыпающаяся штукатурка, а в дверях стоит растерянная и слегка напуганная девушка лет пятнадцати-шестнадцати и, с видимым усилием, произносит: «Приве-е-ет». Кажется, что гласные ей произносить легче, чем согласные.

Это был самый длинный день. День рассказов, вопросов, ответов. День знакомства с тайной.
Развернуть

Дубликат(БЛ) Фанфики(БЛ) Бесконечное лето Ru VN Юля(БЛ) Ульяна(БЛ) Моды для Бесконечного лета ...Визуальные новеллы фэндомы 

Развернуть

Бесконечное лето Ru VN Мику(БЛ) Алиса(БЛ) Дубликат(БЛ) Фанфики(БЛ) Моды для Бесконечного лета Narwhal Iv artist ...Визуальные новеллы фэндомы 

Бесконечное лето,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,Визуальные новеллы,фэндомы,Мику(БЛ),Алиса(БЛ),Самая ранимая и бунтарская девочка лета!,Дубликат(БЛ),Фанфики(БЛ),Моды для Бесконечного лета,Narwhal Iv,Narwhal Iva, Ив Нарвал,artist

Бесконечное лето,Ru VN,Русскоязычные визуальные новеллы,Отечественные визуальные новеллы,Визуальные новеллы,фэндомы,Мику(БЛ),Алиса(БЛ),Самая ранимая и бунтарская девочка лета!,Дубликат(БЛ),Фанфики(БЛ),Моды для Бесконечного лета,Narwhal Iv,Narwhal Iva, Ив Нарвал,artist

Вот такие две девочки. Алиса пойдет в мод, поэтому пока слегка зашакалена, а Микуська, ну может тоже пойдет, а пока просто бонусом.
Развернуть

Бесконечное лето Ru VN Фанфики(БЛ) ...Визуальные новеллы фэндомы 

Ну чо, посаны и посанки. Продолжение фанфика. Хотя это же не фанфик. Или как? 


Где-то посредине. День первый.

 

 «Старшая, он пришёл...».

 

 Ощущение похлопывания по щекам, резкий запах нашатыря и ещё чего-то цветочного. Ну и какого хрена, кто там? Открываю глаз... Оппаньки. Молодая, симпатичная, белый халат, разноцветные глаза. Врач похоже. Ну хоть не небритый мужик с автоматом уже лучше. ¬ Очнулись? Вот и хорошо. Слышно, как сквозь вату. Что-то ещё говорит, косясь в сторону. А, понял. Спрашивает: ¬ Вы головой не ударялись? Бля, спрашивать такое у человека с четыремя контузиями. Ладно. ¬ Сейчас нет. – Вы сесть можете? – Могу попробовать. Поддерживаемый сзади сажусь на асфальт. Где я и что вокруг? Я попытался оглядеться. А вокруг похоже тоже лето. Трава зелёная, небо синее, птички где-то щебечут. Под головой была куртка, рядом рюкзак. Напротив, металлические ворота, скульптуры какие-то. Что за? Неподалёку две девчушки в пионерской форме. Смотрят испуганно. Понимаю, я тоже иногда своего отражения в зеркале боюсь. Подальше девушка постарше в такой же форме и белой панамке ругается с каким-то мужиком в клетчатой рубашке и трениках:

 – Иваныч. Ты что не мог его в кабину посадить? – Ольга Дмитриевна, вы же знаете, со мной же экспедитор ехала. Её же в кузов нельзя, перегруз был бы. – Ты не ёрничай, а объяснительную пиши. Стоп. Мужика этого припоминаю. И бабу объёмную с ним. Они меня в каком-то райцентре подобрали что-ли. Ехал в кузове полуторки, там ещё какие-то ящики с мешками были. Но куда ехал и зачем? И почему девушка в панамке кажется мне знакомой? И рыжая пионерка у ворот с испуганными глазами? Где-то я их видел. Но где? Чёрт, не помню. Ладно это потом. Сейчас бы хоть немного оклематься.

 

 Заметив, что я уже сижу, девушка в панамке оставила в покое шофёра подошла и... – Товарищ Азад, как вам не стыдно. Что за самодеятельность? Мы бы завтра машину за вами прислали. Потом, обернувшись к врачу: – Виола, как он?». Та пожала плечами: – Да вроде нормально. Может перегрелся просто? – Что значит ВРОДЕ НОРМАЛЬНО!!!!!!! Ты понимаешь, что говоришь!!!!!!! Похоже назревает скандал с занесением в личное дело. Я решил вмешаться: – Ольга (имя вроде правильно назвал?) да я уже в порядке. Всё хорошо. – Вы уверены? Вожатая (она же вожатая вроде) недоверчиво посмотрела на меня. – Конечно. Я даже попытался встать. Блин как с перепоя. Но встал, морщась от боли. Картинка начала обретать резкость. На металлических воротах советский герб. Скульптуры — это фигуры пионеров. Лагерь поди какой-нибудь. Опять же вожатая и форма... Логику включи. Трудно знаю, а кому легко. – Славя. – Вожатая тем временем подозвала вторую девочку с шикарной русой косой. – Поможешь товарищу Азаду дойти до его домика. Ключи взяла? Славя, взялась было за рюкзак. Это ты зря, я сам уж как-нибудь. Только помоги его одеть и куртку подай. Ну что, пошли до дому красавица.

 

 Мы уже были за воротами и шли по кирпичной дорожке мимо деревянных домиков. Здание побольше и вывеска «Клубы». Интересно, конечно, но сейчас неважно. Другой вопрос важнее. – Славя, а что это вообще за место? Девочка с испугом посмотрела на меня: – Слушайте, может быть вам лучше в медпункт?. – Да не надо. Не соображу просто сразу куда попал. – Это пионерский лагерь «Совёнок». Мы вас завтра ждали, запланировали почётную линейку, приём в пионеры. Всё как полагается, а вы. Ну прости, милая, у меня всё даже война на импровизации. От мыслей о... высоком меня отвлекла Славя. Похоже мы пришли. Такой же деревянный домик, как и остальные, открытое окно, крылечко и красивые кустики. – Это ваш дом. Располагайтесь, отдыхайте. Скоро обед. Ой, у меня ещё дел много... ¬ это Славя крикнула уже убегая. Я ухмыльнулся. Правильно, тобой только детей пугать. И зашёл внутрь. Внутри оказалось довольно уютно. Две аккуратно застеленные кровати (интересно, зачем вторая?), стол, шкафчик и два стула. На стене плакат с олимпийским мишкой. «Готовимся к Олимпиаде!». Деревянный пол блестит. Недавно наверно убирались. Я поставил рюкзак на стул и сел на кровать. Надо привести себя хотя бы в относительный порядок. Несколько минут акупунктуры дало результат. Я начал немного приходить в себя. Потом встал. Нормально, только голова немного кружится, но должно пройти. А теперь посмотрим, что у меня из вещей. С чем прибыл. Сначала, что у него в карманцах. Ничего необычного. Пачка табака, зиппо и телефон. Теперь бэг. Зарядка, кипятильник, ещё две пачки табака, разумеется чай с сахаром и складной стаканчик. Кофе? Жаль. Что ещё? О, «Социология свободы» и... Боевой нож? Хорошо хоть не автомат. Братка, это вообще-то пионерский лагерь, если ты ещё не понял. Ладно. Буду с пацанами в ножички играть. Куча вещей на столе росла. Полотенце, мыло и прочее, шемаг, чёрный берет. Что-то завёрнутое в белую чистую тряпицу. Посмотрим. Блядь, я же это дома хотел оставить. Два Георгия и медаль «За отвагу». Какой идиот вообще это положил в рюкзак?????? Я? М-да. Завёрнутыми в какую-то старую газету обнаружились кроссовки. Вот это хорошо, а то в берцах по жаре. Ну дальше не очень интересно. Ещё рубашка, джинсы, пара маек. Сменка, мелочь вроде носков и платков. Уф, вроде всё. Бритву, конечно, забыл. Надеюсь, не сильно зарасту. Я переобулся, сменил рубашку на майку. Подошёл к шкафчику, открыл дверцу и посмотрел в зеркальце. Кто тама? Я здеся. Пятьдесят лет, позывной Азад. Под левым глазом синяк, шрамы, татуировки. Всё на месте. А твоё настоящие имя? Я его уже давно забыл. От него только могила на донецком кладбище осталась. Такие дела, брат. Разложив одежду в шкафчике, я стал решать, что делать дальше. Вариантов два. Либо отдохнуть, либо прогуляться. Ну поспать мы ещё успеем, а осмотреться надо. Короче... Берет на голову, телефон по привычке в набедренный карман. Я вышел на улицу и закрыл дверь. 


 В лагере было тихо, пустынно и жарко. Куда все подевались? На речке наверное или что водное есть. Прикинув, я решил вернуться к воротам. Вдруг там какие-нибудь дневальные или дежурные. Однако ушёл недалеко. Неожиданно с правой стороны я уловил шевеление в кустах. Рука инстинктивно дёрнулась к плечу. Ты чо охерел? Какие тебе здесь инстинкты????? Осторожно подкравшись к кустам, я громко сказал: – Стрелять буду!!!!! В ответ раздался детский вопль: – АААААААААААА!!!!!!!! Кричала явно девочка. – Выходи, ты обнаружена! Вот это я чего и зачем? Точно перегрелся. – Нет, ты же стрелять будешь!!!!!!! – Да не буду я стрелять? Не из чего. – Не врёшь? ¬ Выходи уж. Из кустов вылезла рыжеволосая девочка лет 12-13 в майке с гордой надписью СССР и потёртых шортах. Она, насупившись смотрела на меня: – Ты чего тут пугаешь? Ой, а ты вообще-то кто? Хороший вопрос. – Ну я вроде как ваш почётный гость. Сегодня приехал. – Вот приехал и пугает. – она обижено засопела. – Прости пожалуйста, я больше не буду. – Вот и не надо тут. Девочка уже похоже была готова убежать, но неожиданно повернулась ко мне: – Хм... А ты как это меня вообще вычислил? Я хорошо спряталась. А? Пришлось признаваться: – Я же разведчик. – Ух ты. – ее глаза загорелись. – А не врёшь? – Честное слово. Я постарался не улыбнуться. – Разведчик. Настоящий. Здорово!!!!!!. Она потянула меня вниз, и я присел. Девочка осторожно коснулась моего лица: – А ты чего такой страшный? Ужас. И глаза нет. – Война. Её голос казался мне знакомым. Наверно казался. Услышав слово, «война» она вздрогнула и отдёрнула пальцы: – Не хочу война, не надо. Я решил, что она сейчас заплачет, но вместо этого девочка, немного помолчав, спросила: – А тебя дядька хоть как зовут? – Азад. – Что за имя такое странное? – Обычное, там откуда я приехал. – Это где? – Далеко отсюда, кстати, а тебя как зовут? – Ульяна, а ты чего от меня хотел? Напугал ещё и вообще страшный. ¬ Хотел, чтобы ты мне тут всё показала. Где и чего. Или вот. Куда все делись, не знаешь? Она засмеялась. Колокольчик. – Конечно знаю. На пляже, в такую жару-то. – А ты почему не пошла? – Тебя увидела. Решила проследить что за дядька... Мало ли, вдруг ты шпион, а ты, оказывается, наш разведчик. А ещё у меня дело важное. Неожиданно Ульяна замахала руками: – АЙ!!!!!! Я же опаздываю из-за тебя!!!!!! Она рванула меня за собой: – Давай побежали быстрее!!!!! Дядька, давай, а то опоздаем!!!!!! – Куда, зачем????? – Оторопело спросил я. – НАДО!!!!!! И МЫ ПОБЕЖАЛИ. 


 Домики, площадь с каким-то памятником, опять домики. Налево, направо, налево. Она что специально? Внезапно Ульяна остановилась, причём настолько резко, что я чуть не вписался в неё. К счастью, обошлось без жертв. Мы стояли перед большим домом с верандой. – Это что? – Музыкальный клуб. Пошли давай. Я только вздохнул. Внутри это действительно оказался музыкальный клуб. Портреты композиторов на стенах, пюпитры, инструменты, груды матрасов у стены и рояль посредине. И никого. Ульяна недоумённо огляделась: – Мику ты где!!!!! Из-под рояля неожиданно раздался девичий голос: – Я здесь. – Ты чего там? Вылазь давай. Послышалось сопение, кряхтение и из-под инструмента пятясь вылезла девочка на вид лет шестнадцати. Пионерская форма, восточный тип, раскосые глаза и длинные волосы...зеленоватого оттенка. Ну всё бывает. В руках она держала губную гармошку. – Вот нашла. А вы кто? – Да это наш почётный гость. Ну не только наш, а всехний. Он сегодня приехал, сказал, что его Азад зовут. Ты его не бойся. Зеленоволосая поклонилась: – Конничи-ва. А я Мику. Я из Японии, правда-правда. У меня мама японка, а папа советский инженер. Он в Японии электростанцию строил. Ой, то есть не строил, а проектировал. Он же инженер, а не строитель. А вы чай будете? В Японии гостей принято чаем угощать. А вы какой любите, зелёный или чёрный? Ой, у нас зелёного нет, только чёрный, со слоником. Зато лимон есть. Он хоть и подсох, но всё равно вкусный... Она проговорила это на одном дыхании, не сбивая темпа и не собираясь останавливаться. Девочка-«Печенег». Спасла меня Ульяна. Аккуратно зажав Мику рот, она вежливо спросила: – Микуся, а где у нас эта рыжая... ходит? Освободившись, Мику удивлённо посмотрела на неё: – Не знаю. Давно уже должна быть здесь. Ульяна похоже рассвирепела: – Чего!!!!! Нет, ну чего!!!!! Я даже на пляж не пошла!!!!! Ты представляешь!!!! А она? Я невольно отодвинулся. Неожиданно дверь распахнулась и к нам влетела та самая рыжеволосая пионерка, которую я видел у ворот. Ну что пипл. Пионерский галстук вместо фенечки это... круто. Я с грустью посмотрел на бисерный браслет на правом запястье. Отстой чувак. Смирись. Прямо с порога рыжеволосая закричала: – Девчонки!!!!! Тут такое. К нам...– увидев меня она осеклась и удивлённо показала на меня пальцем – Вот он приехал. Ульяна была сама вежливость. – Алисонька, мы это уже знаем. Ты лучше скажи. У НАС РЕПА ИЛИ ЗАЧЕМ!!!!!! Я ЖЕ НА ПЛЯЖ НЕ ПОШЛА!!!!! Она топнула ногой. Алиса на мгновение застыла, потом... – Улька! Ты чего разоралась! Стукну! – Чего... – Ульяна засопела. – Я тебя сама стукну!!!!! Вот. – Не достанешь. – Алиса показала ей язык. – Тогда, тогда... – Ульянка натурально зарычала. – УКУШУ!!!!!! Я на всякий случай отодвинулся ещё дальше. – Девочки не ссорьтесь. – попыталась успокоить их Мику. – Перед гостем неудобно же. Давайте лучше чаю попьём. С лимончиком и печеньками. С печеньками? – Ульяна шмыгнула носом и улыбнулась. –Давай. А ей, – она показала на Алису. – нет. Толстая будет. Бееее! – – Улька!!!!! Неожиданно обе переглянулись и отвернувшись друг от друга, тяжело вздохнули. Кажется успокоились. – Вы не обращайте внимания. – улыбнулась Мику, подавая мне чай. – У них это часто. Ну главное все живы. – А что у вас группа? – Ой... – Мику махнула рукой. – Пытаемся. Мы с Алисой на гитарах, а Ульянка... Та услышав, гордо продолжила: – Я ударница! – Коммунистического труда? Алиса довольно хмыкнула: – Ага. Ульяна снова засопела и отставила чашку: – Я на барабанах. – И как успехи? Мику только вздохнула. Во время разговора я, протянув руку, наткнулся на гитару и машинально взял её. – Хороший инструмент. И настроен правильно. – А вы играете? – Мику с интересом посмотрела на меня. Если честно с автоматом или пулемётом я обращаюсь, конечно, лучше. Не ну... Работа такая была. Вслух я, конечно, этого не сказал, а просто кивнул. – Ой, а сыграйте что-нибудь. Алиса ухмыльнулась: – Ага. «Поспели вишни в саду у дяди Вани». Я внимательно посмотрел на неё. – Лиска. Это тебе. Тронул струны. 


 «Рука на плече. Печать на крыле. 

 В казарме проблем - банный день. 

 Промокла тетрадь. 

 Ты знаешь, зачем идёшь по земле. 

 Мне будет легко улетать. 


 Без трех минут бал восковых фигур.

 Без четверти смерть. 

 С семи драных шкур - да хоть шерсти клок. 

 Но как хочется жить - не меньше, чем спеть. 

 Свяжи мою нить в узелок. 


 Холодный апрель. Горячие сны. 

 И вирусы новых нот в крови.

 И каждая цель ближайшей войны

 Смеется и ждет, ждёт любви. 


 Наш лечащий врач согреет солнечный шприц. 

 И иглы лучей опять найдут нашу кровь. 

 Не надо, не плачь. Лежи и смотри, 

 Как горлом идет любовь. 


Лови ее ртом - стаканы тесны. 

 Торпедный аккорд до дна! 

 Рекламный плакат последней весны 

 Качает квадрат окна.

 

 Эй, дырявый висок, слепая орда, 

 Пойми, никогда не поздно снимать броню. 

 Целуя кусок трофейного льда, 

 Я молча иду к огню.

 

 И мы - выродки крыс. 

 Мы - пасынки птиц. 

 И каждый на треть - патрон. 

 Лежи и смотри, как ядерный принц 

 Несет свою плеть на трон. 


 Не плачь, не жалей. 

Кого нам жалеть?  

Ведь ты, как и я, сирота. 

 Ну, что ты, смелей!

 Нам нужно лететь! 

 А ну от винта! 

Все от винта!»

 

 Алиса вздрогнула. – Ты, откуда знаешь? Кто тебе это рассказал? Улька!!!!! Она дёрнула щекой и стиснула два обручальных кольца, висевших на шее на цепочке. Я покачал головой: – Никто. В твоих глазах увидел. Прости, если... Она закрыла лицо руками. Повисла неловкое молчание. Ты что наделал, скотина. Видел же, всё видел. Пепел в глазах её. Выручила меня снова Ульяна: – Дядька... А это... Про меня песня есть? – Конечно есть, Рыжик. – Ух ты, а спой. Пожалуйста... Жалобно поканючила она. Даже Алиса улыбнулась. Ладно попробуем, но, если сука опять облажаешься. – Слушай. 


 «В поле вишенка одна ветерку кивает. 

 Ходит юная княжна, тихо напевает: - 

Что-то князя не видать, песенки не слышно. 

 Я его устала ждать, замерзает вишня. 


 В поле снег да тишина. 

 Сказку прячет книжка. 

 Веселей гляди, княжна! 

 Да не будь трусишкой.

 

 Темной ночью до утра 

 Звезды светят ясно. 

 Жизнь - веселая игра, 

 А игра прекрасна. 


 Будь смела и будь нежна 

 Даже с волком в поле. 

 Только радуйся, княжна, 

 Солнышку и воле. 


 Будь свободна и люби

 Все, что сердцу мило. 

 Только вишню не руби - 

 В ней святая сила. 


 Пусть весна нарядит двор

 В яркие одежды. 

 Все, что греет до тех пор,

 Назовем надеждой. 


 Нам ли плакать и скучать, 

 Открывая двери? 

 Свету теплого луча 

 Верят даже звери. 


 Всех на свете обними 

 И осилишь стужу. 

 Люди станут добрыми, 

 Слыша твою душу. 


 И войдет в твой терем князь, 

 Сядет к изголовью... 

 Все, что будет всякий раз, 

 Назовешь любовью. 


 Всем дается по душе,

 Всем на белом свете. 

 В каждом добром мальчише, 

 В женщинах и в детях 


 Эта песенка слышна, 

 И поет Всевышний... 

 Начинается весна, 

 Расцветает вишня.» 

 – УРА!!!!!! – Ульянка захлопала в ладоши. – Я КНЯЖНА. УУУУУ!!! Алиса саркастически хмыкнула: – ПРЫНЦЕССА ТЫ НАША. – Чего, не завидуй. Алиса только пожала плечами: – Было бы чему. – Интересно. – Мику дотронулась до моего плеча – Получается про всех есть песни? – Наверное. – А про вас тоже есть? А можно послушать? А... Ну попробовать, конечно, можно. Вряд ли, конечно, поймут. И что петь будешь? Это? Ты чо, охренел? Это же дети. Да знаю я.

 

 «Ночь перед атакой безмолвна как труп,

 Лишь молитвы шепот с запекшихся губ 

 Небо храмом станет, а вместо икон – 

 На одном гайтане – крест да жетон.


 Ничего не бойся, да с верою – в бой,

 Верь, и вражья пуля пройдет стороной, 

 Верь – от тяжкой раны да будешь спасен,

 На одном гайтане – крест да жетон. 


 А коль Бог промедлит беду отвести, 

 То за смерть мою врагам легко отомстить, 

 Без вести не стану добычей ворон 

– На одном гайтане – крест да жетон.

 

 По броне скрежещут осколки гранат, 

 Без патронов сдох давно мой автомат, 

 В землю траком вдавлен, печатью времен, 

 На одном гайтане – крест да жетон. 


 Ветер с гор развеет соляровый дым,

 Засияет небо опять голубым, 

 А жетон навеки останется здесь - 

 Наспех приколочен на свежий твой крест.» 


 Стало очень тихо. Ульянка сидела, уткнувшись лицом в коленки. Её спина вздрагивала. – Улечка... – Алиса погладила её по голове.


 – Старшая, зачем он? – Ты ведь знаешь кто он и почему здесь? ¬ Да знаю...¬ Тогда помогите ему. Пусть он почувствует себя живым.


 Неожиданно Мику подошла ко мне и, встав на колени, поклонилась: – Домо аригато газаимас. Примите моё почтение, Воин Божественного Ветра. – Мы лишь делаем то, для чего были предназначены. Мику молча кивнула в ответ. Потом, подойдя к девочкам, я дотронулся до плеча Ульяны. – Уля... Подняв голову она неожиданно обняла меня. Я почувствовал биение её сердца. – Дядька... Заплаканные глаза. – Зачем война? Не надо, не хочу. – Прости солнышко, прости, я не знаю. К реальности нас вернул звук горна. Отпустив меня, Ульяна всхлипнула и ткнула в меня кулачком. – Это на обед. Пошли давай, я есть хочу, от нервов. Я только вздохнул. Лучше молчи, а то опять ляпнешь чего... Мы вчетвером вышли на веранду. – Девочки, а где у вас столовая-то? Алиса тут же изобразила негодование: – Улька... Ты что не показала ему, где столовая!!!!!! Ульяна недоумённо посмотрела на Алису: – Нет. Мы сразу сюда. Репе... – Ты понимаешь, что его одного отпускать нельзя? Он же почётный гость, а не... Если он заблудится, потеряется и пропадётся ты отвечать будешь. – Чего я... Ты.... – Короче. – Алиса уже держала меня за левую руку. – Мику, давай справа. Улька, ты сзади. Я уже хотел спросить: – Чего.... Но тут в спину, в район поясницы мне упёрлось что-то твёрдое и кто-то знакомый грозно произнёс: – СТРЕЛЯТЬ БУДУ!!!!!! – Уля, – как можно более жалостливо попросил я – может не надо? – НАДО!!!!! Пугал, да. БУУУУ!!!! Всё, это залёт, боец. И по полной. Сейчас тебя отведут к ближайшему оврагу и в штаб к Духонину. ААААААА!!!!!! 


 Короче до столовой меня довели под конвоем. По бокам смеющиеся Алиса с Мику, а позади грозная Ульянка с ружьём. Дойдя до столовой, она аккуратно спрятала палку в кустах. – Пригодится ещё. 


 Мы уже подходили к входу, когда сзади услышали. – Советова!!!!! Двачевская!!!!!!! Вы почему... Про Ольгу я и забыл. Похоже зря. – АЙ! – хором сказали Алиса с Ульяной. – Что случилось? – Я не в форме. – Ульянка натурально всхлипнула. – А Алиска вообще неформалка. Хиппует она, видите ли. А нас теперь в столовую не пустят. – Спокойно. Обернувшись, я вежливо спросил вожатую. – А я тоже не в форме. Мне нельзя? Пока она соображала, что ответить я подтолкнул девочек в дверь: – Пошли, жрать хочу.


 Сев за столик, Алиса, улыбнувшись, сказала: – Спасибо что-ли. – Да делов-то. И часто вас? – Часто-часто. – засмеялась Мику. – Они же хулиганки. – Неправда. – тут же засопела Ульянка. – Мы хорошие. Только... – Местами? – Какими ещё местами, дядька? Ешь давай, не отвлекайся. После обеда, идя к выходу, я заметил, как Ольга, сидящая за отдельным столиком, недовольно посмотрела на нас, а потом махнула рукой. Намёк понял, уходим. 


 Из столовой я шёл с Алисой. Мику убежала в клуб, а Ульянка умчалась на спортплощадку, заявив, что сончас не для неё. – Азад, – Алиса посмотрела на меня. – слушай, ты песни сам сочиняешь? – Да нет, а что? – Хорошие они. Только... Только больно от них. И не лыбься, ну не знаю я как правильно сказать, понимаешь? Короче, дашь слова переписать? – Конечно. – Хорошо. А я Мику попрошу, она табы набросает. А то я с нотами не очень. Мы прошли ещё немного. – Алис, а можно я спрошу? Про Ульяну? Она остановилась. – А, ты про... Слушай не знаю. Хотя вроде подруги, в одной школе учимся, в одном подъезде даже живём. Никто не знает. Только она даже кино про войну смотреть не может, сразу реветь начинает. – Я, грешным делом, про Афган подумал. – Да нет, мимо. У неё брательник в погранцах на Камчатке. Недавно письмо прислал, она ещё бегала, хвасталась. Она попыталась улыбнуться. – Брат. Ты что делать будешь? Я пожал плечами. – Не знаю. Посплю, наверное. А ты? – От тебя отдохну. Столько всего сразу. И это, ты потом в клуб приходи чаю попить. – Договорились. 


 Зайдя в домик, я не раздеваясь лёг на кровать и зажмурился... Вокруг меня было бескрайнее поле. Только как на негативе. Почерневшая неподвижная трава, обугленное небо и мёртвая тишина. Сверху беззвучно падает то ли пепел, то ли чёрный снег. Я поёжился, прошёл немного и увидел ЕГО. Огромный зверь. Пёс с седой шерстью. На месте правого глаза безобразный шрам. Я машинально дотронулся до лица. Пёс сидел неподвижно, а из левого глаза у него текли слёзы. Я не понял сначала в чём неправильность, потом дошло. Второй глаз был человеческий. Я подошёл ближе, присел и погладил его по голове. – Что брат? Плохо без них? И крылья сломаны, летать не можешь. Пойдём, что одному-то. Пёс не пошевелился, не знаю, слышал ли он меня. Я вздохнул. Мы просто сидели рядом. Сколько прошло времени? Вечность, наверное. Я снова зажмурился и неожиданно почувствовал, как кто-то осторожно толкает меня в бок.


 Когда я открыл глаз. то...... Надо мной склонилась Ульянка, с сомнением глядя на меня. – Дядька, ты спишь? Я помотал головой. – Уже нет. А ты как тут оказалась? Она засмеялась и показала на дверь. – – Открыто было. А я стучала, честно. – И чего теперь? Я сел на кровать. Ульянка на мгновение задумалась, потом дёрнула меня за руку. – А пошли в футбол играть. Давай дядька, вставай. Ну футбол, значит футбол. Не порть карму и не спорь. Я потянулся за беретом, лежащим на столе. – Дядька, а почему звезда неправильная какая-то? Трёхконечная. Это что значит? – Ну... Трёхконечная звезда это символ интербригад в Испании. Ульянка просияла: – А знаю. Они против фашистов были. Да ведь? – Правильно. – А поносить можно? Пожалуйста. Берет уже был у неё на голове. –Конечно можно. Сейчас, я его только тебе поправлю. – Ура!!!!! – закричала она и потянула меня к двери.

 

 На улице, как всегда, было тихо и жарко. – Уля, и где все опять? – Ай, по домам сидят. Надоела жара уже. А вот кто-то... – Чего кто-то? – Роботов делает. Представляешь, дядька? Настоящих. – Наверно интересно. – Неа, совсем неинтересно и скучно. А можно я тебя за руку возьму? – Давай. Наконец мы пришли на спортплощадку и начался Большой Футбол. Нет, ну играла-то в основном Ульянка. Я лишь изображал старшего тренера сборной и типа указания давал. Правда в конце мне всё же разрешили ударить по мячу, но предупредили, что если я его куда запну сдуру, то доставать буду сам. Ну и ладно, зато наши победили. Откричавшись, – УРА!!!!! – Ульянка снова потянула меня за собой. – А теперь куда? Слушайте, она вообще устаёт когда-нибудь? Не девочка, а... – Чай пить в клуб. Я вспомнил про приглашение Алисы. – Ладно пойдём. А печеньки будут? Ульяна заулыбалась. – Будут-будут. Специально для тебя. На полдороге ко мне неожиданно прилетела мысль. – Уля. – Чего? – Да я вот подумал. А почему бы тебе не переодеться в пионерскую форму? – Дядька, а зачем? Она недоуменно посмотрела на меня. – Ну смотри. – Куда? – На меня. – И что? УФ... – Уля, после чая мы пойдём на ужин. Правильно? Подумав, Ульяна кивнула: – Наверно да. – Наверно. Пойдём на ужин, а ты не в форме. Тебя опять в столовую не пустят. – А ты зачем? – Уля. Я что обязан тебя от вожатой каждый раз отмазывать? Она было засопела, но неожиданно согласилась: – Ладно, пошли. Раз такое дело.

 

 Свернув в сторону, мы вышли к домику с пиратским флагом на двери. Ульянка заулыбалась: – Это Алиска придумала. Здорово, да? – Ну да. Давай, только быстрее. – Я сейчас. Ты только не подглядывай. С этими словами она скрылась за дверью. И что это было? Я сел на крыльцо и улыбнулся. Женщины... – Ой, здравствуйте, товарищ Азад. Неожиданно послышался знакомый голос. Славя. – Rozh bâsh. – Что простите? – Извини, добрый день. – Добрый. А вы что тут делаете? – Да вот, уговорил Ульянку переодеться в пионерскую форму. Славя, улыбнулась: – Это правильно. А то она каждый раз забывает. А потом... Неожиданно из-за двери раздалось: – АЙ!!!!! Чего ты... – Что случилось? – спросили мы. – Кто там? – Да я Славя. – Ой, помоги. – Что у тебя случилось? – Замок не хочет. – Опять? Подожди, сейчас помогу. – Давай, заходи, а ты дядька не смотри. И смех, и грех... Через несколько минут на пороге появились Ульяна со Славей. В пионерской форме Ульянка выглядела пай-девочкой. – Ульяна, ты когда у Ольги Дмитриевны новую юбку попросишь? Каждый раз ведь мучаешься. – Да ну вас, – Ульянка поджала губы. – юбка как юбка. И вообще она мне нравится. Замок только. Подойдя ко мне, она снова взяла меня за руку. – Пошли что-ли, а то чай остынет. – Ну пойдём, раз ты готова. Славя, счастливо. – До свидания.

 

 Всю дорогу до клуба Ульяна рассказывала мне про свою школу, про какого-то мальчика, который носил ей портфель... Я только улыбался и иногда поддакивал. Наконец-то пришли. Все были в сборе. Алиса наигрывала на гитаре, а Мику что-то сосредоточенно записывала в тетрадке. Увидев нас, она встала и поклонилась: – Учитель, хорошо что вы пришли. Чай уже остывает. Гордись, сэнсей. И к чему это? Алиса просто помахала мне рукой. – Привет, как оно? – Да нормально, вроде. – Ну тогда падай куда-нибудь. Мику, куда печенье спрятала? – Какое печенье? – Микуся... – Ой, я и забыла. Простите, учитель. – она откуда-то вытащила открытую пачку – И сахар вот. Я печенье от Ульянки спрятала. Она у нас сладкое любит. А много сладкого говорят есть вредно. От него зубы портятся и толстеют. А она нет и зубы у неё....... ОЙ! Уля ты чего? – Печеньки давай. Алиса тем временем протянула мне чашку – Пей быстрее. – Почему? – Играть будем. Конкретней ты будешь. Сольник, да? Ладно. – Дяфка. – Ульяна что-то попыталась сказать с набитым ртом. – Чего дяфка? – Ай, не цепляйся, дядька, про войну не надо только. Как скажешь, княжна. – Ну и, – Алиса ткнула в меня половинкой печенья. – долго ещё? – Хорошо, – я взял гитару. – работаем. 


 «Эх, дороги вы мои неуемные, 

 Ожидания любви, ночи темные, 

 Эх, сожженные мосты, эх, лихая блажь, 

 Не обнять бы пустоты, а поймать кураж, 


Читаем-читаем. Не хер. https://ficbook.net/readfic/7749664

Развернуть

Бесконечное лето Ru VN Фанфики(БЛ) ...Визуальные новеллы фэндомы 

"Фанфик" по визуальной новелле "Бесконечное лето". Не к фанфикам, не к "Бесконечному лету" отношения не имеет. Все совпадения абсолютно случайны. Школото, любителям попаданцев, ЛИТРПГ(не знаю что это, но не важно) и... как это называется? Эроге? (тоже без понятия). Вот им однозначно лучше не читать. Хотя могут попробовать. Никаких инфантильных хикки-задротов, Семёнов Пескуновых, никаких автобусов, кошкодевочек, пионэров и прочего гавна.
Примите это или идите нахуй. Автору всё равно.


Какая реальность, такие и сказки. Других не будет. Уж извините, пацаны.


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. 

 СМЕРТЬ. 

 «Ребёнок не знает смерти 

 И потому он бессмертен. 

Где ты детство моё...» 

 ПРОШЛОЕ. 

 Осень, ранний вечер, провинциальный восточный город. Точнее то что от него осталось. А осталось немного. Где-то американская авиация поработала, где-то смертники, где-то артой подшлифовали... Пыль, дыры в уцелевших стенах, запах разложения и отзвуки далёкой перестрелки. Через развалины домов с трудом пробираются двое. По крайней мере пытаются. Один, припадая на раненную ногу тащит второго. Длинные седые волосы, правая сторона лица залита кровью. Грёбанная мина. Но можно сказать повезло. В руке автомат. Пригодится...: ¬ Брат, оставь. Вдвоём пропадём. ¬ Молчи, береги силы. Я обещал бабушке присмотреть за тобой. Лечь бы прямо на камни и не вставать. Отдохнуть хоть немного. Размечтался. Совсем рядом голоса: ¬ Ищите этих неверных. Один из них русский. ¬ Что тот самый «Ангел Смерти»? Я сам отрежу ему голову. ¬ Они ранены и не могли далеко уйти. Вот и всё. Время жить и время умирать. Хорошо хоть граната есть. Или... В кончиках пальцев знакомое покалывание. Тот, кто во мне. Маг, жрец, волхв. Какая разница. Откуда? А это пацаны уже другая история. Три года назад... Село под Горловкой помню. Про донецкий госпиталь потом рассказали. Несколько суток мёртвым был, да видать отмолил кто-то. Знать бы ещё кто. Батюшка потом сказал, что теперь во мне трое. Тот, кто этот мир знает, воин-зверь и тот кто может и реальность менять, и... Характерник я, да. ¬ Сейчас брат. – хриплю я. Сука, боль такая как будто через тебя электрический разряд пропустили. У всего своя цена есть. Но оно того стоит. Всё заволакивает чёрно-красная пелена, гортанные голоса растворяются в ней как и эта долбаная реальность. На востоке темнеет быстро, а настоящее исчезает ещё быстрее... С трудом приоткрываю левый глаз (правый похоже всё). Надо мной стоит бородатый мужик с СВД. Рядом кто-то удивляется, похоже на арамейском. Слышно только: ¬ Откуда вы, товарищи? ¬ Как вы здесь оказались? Мужик, обернувшись: ¬ Помогите им, быстрее. Говорит вроде на английском. Потом замечаю нашивку на его рубашке «MFS» и татуировку на руке в виде распятия. Свои. Осталось последнее. ¬ Хамид, где Хамид.... Бородатый наклоняется ко мне: ¬ Он здесь. С ним всё в порядке. И в сторону кому-то невидимому: ¬ Несите обезболивающие и сообщите товарищам в штаб. Вот теперь можно и вырубиться. Всё сделал правильно. 

 НАСТОЯЩЕЕ. 

 Опять вечер и город. Только без перестрелок и прочего гавна. Уже хорошо. Что ещё надо? Жильё есть. Пенсия по инвалидности и субсидия. Спасибо мужикам из РСВА. Потребности? Пожрать в холодильнике. Кофе, табак. К алкоголю равнодушен, да и врачи запрещают злоупотреблять. Короче, оторвись от монитора и посмотри, что за окном. А там середина июня, только что дождь прошёл. Тихо, спокойно. Если не считать, конечно, шансона из открытого окна напротив и пьяных криков во дворе. Плевать. Я в домике. Сижу на подоконнике и разговариваю сейчас по телефону. А что ещё делать? ¬ Как ты Хамид? Как наши, все живы? Хорошо. В табуре потерь нет. ¬ Да, я бабушке вчера звонил. У неё все в порядке. Ахмад в отпуск приходил. ¬ А как твой сын, уже ходит? Совсем большой. Время летит, как паровоз под парами. ¬ Как Алия? Больше на меня не сердится? Кстати, я собираюсь возвращаться. Брат, да плевать на врачей, стрелять я ещё могу. ¬ Да через пару месяцев, если всё нормально пойдёт буду в Сулеймании. Конечно позвоню. ¬ Что, тревога? Брат береги себя. Чуть не забыл, Чечек привет передавай. Xwezî. Ну теперь можно выкурить сигарету, закрыть окно и лечь спать. И видеть те же самые сны. Снова, опять... ¬ Братка, уходи, меняй позицию. Уходи. УХОДИ, БЛЯДЬ!!!!!! ¬ Сколько тебе лет, котёнок? ¬ Тринадцать. Они... Они изнасиловали меня, а потом продали на невольничем рынке в Ракке. ¬ Wan bikujin! Вали их нахер! Во имя Бога и Милосердия!!!!!. Что не нравится? Пацаны, а давайте вы три года на Ближнем Востоке повоюете, а потом расскажите, что вам снится. Если честно, я уже привык. Как кино смотришь. Откричался давно, да и поседел ещё раньше. Только уже несколько ночей подряд другое снится. Всё не как обычно. Странно и непонятно... Горящий лес, тропинка по которой меня пытается тащить какая-то рыжеволосая девчонка. В руке у неё автомат. Похоже у меня справа рёбра задеты и на ноге рваная рана. Плохо, далеко не уйдём. Поворачиваю голову... Ещё такая же девочка поменьше, раскинув руки, плача, что-то кричит на непонятном языке. Или понятном? ¬ НЕ СМЕЙ!!!!! ПРОЧЬ!!!!! НЕ ТРОГАЙ ИХ!!!!! Где это, кто они? Развалины, запах гари и огонь с неба. Потом внезапно темнота вокруг и в ней детский плач. Похоже та же девочка плачет. И тот же голос: ¬ Дядя, дядя помоги. Эй, ты где там? Не плачь, погоди... ¬ Дяденька, помоги нам. Просыпаешься и... Ощущение вины утром и пустота внутри днём. Как будто пропустил что-то очень важное. Единственно правильное. Больно. Как рана в сердце. И водка не поможет. Как же больно...

 

 «Ах, неспетая моя песенка,

Ветpеное кpасное солнышко, 

 Скользкая кpутая в небо лесенка, 

 Розовое кpашеное стеклышко.

 

 Пpиходили по ночам гости дальние, 

 Мне сулили чудеса несказанные, 

 Только где же их весна долгожданная 

 И как веpить поутpу обещаниям?

 

 С пауками по углам да с чеpтями по двеpям, 

 Вечно душно и тепло, свечку сажей замело, 

 Свидpигайловская банька от земли до звезд...

 

 Как могли встречали, славили песнями. 

 Деньги, пряники совали да почести. 

 А лицо у Христа было детское, 

 Но морщинкой по лицу - одиночество. 

 А лицо у Христа было детское, Но морщинкой сквозь лицо - одиночество.

 

 И полпяди не хватило до мудрости, 

 И полвдоха не хватило до радости, 

 И полчуда не хватило до вечности. 

 Сказки, слезки лишь, и прочие сладости.

 

 С пауками по углам, да с чертями по дверям, 

 Если пусто - засыпай. Чего хочешь выбирай. 

 Свидригайловская банька от земли до звезд.»

 

 Вот и опять. Всё, мне это надоело. Я пошёл. Стоп, ты помнишь кто на земле мёртвый лежит? И девушку в испачканой пионерской форме, плачущую над тобой на коленях? Помню. И? ...Слушай я ведь уже давно в долг живу, а долги отдавать надо. Жалко только Хамида обломаю. Не позвоню я ему похоже из Сулеймании.Прости, брат. Да хотя он поймёт, не обидится. Сам же такой. Ладно, работаем. Эй, иду я, иду, только не реви. Я сейчас. Только не спрашивайте: ¬ На хрена это тебе надо? Плач, дети, сны непонятные. Блядь, не люблю бессмысленных вопросов. От них голова болеть начинает. Сказал же, что НАДОЕЛО. Не знаю сколько времени я иду и иду ли. Может стою на месте. К плачу добавляется женский голос: ¬ Пожалуйста, помоги им. Да что же... Но вот впереди загорается свет. Плач и голоса слышатся оттуда. Ала, хоть какая-то определённость. Понятно куда идти. Свет приближается, всё ярче и ближе. А вот сейчас, похоже, будет очень больно. Вашу же мать. Снова таже кроваво-чёрная пелена в глазах... На последнем усилии проваливаюсь в Нечто. И? Да всё собственно говоря...


...Я переобулся, сменил рубашку на майку. Подошёл к шкафчику, открыл дверцу и посмотрел в зеркальце. Кто тама? Я здеся.
Пятьдесят лет, позывной Азад. Под левым глазом синяк, шрамы, татуировки. Всё на месте.... Разложив одежду в шкафчике, я стал решать, что делать дальше. Вариантов два. Либо отдохнуть, либо прогуляться. Ну поспать мы ещё успеем, а осмотреться надо. Короче...
Берет на голову, телефон по привычке в набедренный карман. Я вышел на улицу и закрыл дверь.


https://ficbook.net/readfic/7749664

Развернуть
В этом разделе мы собираем самые интересные картинки, арты, комиксы, статьи по теме Фанфики(БЛ) (+432 картинки, рейтинг 4,169.5 - Фанфики(БЛ))